6 Пари в ЭдемеАндрей Ангелов

«ПАРИ В ЭДЕМЕ»

потусторонняя комедия-путешествие

Книга посвящается моей любимой жене и придумщице отдельных драматургий – Ангеловой Ирине Юрьевне.

 Аннотация

История о том, как Бог и Дьявол заключили пари, где разменной монетой стали их собственные дочери – Ева и Лилит, – женщины 35+, живущие в современной Москве как обычные смертные… Они заняты своими мелкими интригами и мужчинами, когда Время (бесполое существо) привозит женщинам письмо от Родителей, где Те настоятельно зовут дочек в отчий дом – Эдем. От Москвы до Эдема можно доехать за пару часов, но по факту их поездка на автомобиле – занимает шесть дней и наполнена удивительными приключениями…

Часть I

1. Пресс-конференция

После того, как Бог подписал прогноз погоды на будущую неделю, — он отставил самопишущее перо и спросил коротко:

— Всё?

— Всё, сир, — подтвердило Время и протянуло деликатную руку. Бог вложил в неё стопку резолюрованных бумаг и несколько тонких запечатанных конвертов. Добавил сухо, по-деловому:

— Джон Рокфеллер сейчас в Великобритании, другим адресатам – как всегда.

Время нежно перехватило бумаги и укатило прочь. Не забыв прикрыть дверь рабочего кабинета Господа Бога.

Это повторялось каждый вторник. Куча документов на подпись и составление приватных писем. Климатические прогнозы, смена политических режимов и обстановок, возникновение катастроф, смещение пространственного континуума в отдельных районах планеты Земля, экономические курсы и модели, и многое другое – требовало Божьей резолюции. Собственно события готовил кабинет министров, где Время являлось премьером. Часть документов шла в открытый доступ, а часть – группе доверенных товарищей из числа масонов.

Бог набил трубку, закурил, встал и подошёл к окну. Посмотрел вдаль и увидел Чудеса на лужайке с ромашками. Обменялся с Ними тёплой улыбкой и почувствовал, что бытие стало проще. Улыбка лечит даже тогда, когда ты не болеешь. И даже тогда, когда ты — Бог.

— Тук-тук, — отворилась дверь и в щель ввинтилась бесбашенная голова Судьбы:

— Прибыли журналисты! – залихватски выкрикнула девушка, она же Божий секретарь-референт.

 

***

Дьявол сидел за пресс-столиком рядом с Богом и, несколько лениво, разглядывал братию с микрофонами, камерами и планшетами. Он пыхтел сигаркой и пил сок «Rich», причём весь сегодняшний день. Журналисты набились в Конференц-зал битком. Из года в год, из столетия в столетие, повторялось одно и то же. Большая суета, настырные вопросы, ответы разной степени честности. Как и на любом релизе.

Отвечали два бизнес-партнера, владеющие (к тому же) всей полнотой политической власти – Бог и Дьявол. Обязанности спикера протокола несло Время, в своей длинной до пят тёмной сутане, похожее на священника. Иногда, по особо важным вопросам, приглашали членов кабинета министров: герра Войну, мадам Катастрофу, донну Справедливость, великого первооткрывателя Мечту, фрау Жадность… Изредка просили приехать госпожу Вангу или месье Нострадамуса, — чаще всего их заявляли тогда, когда они желали поболтать с подлинными земляками. Раз в десятилетие примерно.

Журналисты тискали в нетерпеливых ладонях Божьи резолюции и перекрикивали друг друга, сверяясь с листками. Важен не сам ответ, а тон голоса и контекст:

— Родит ли дочь президента США?

— А урожай риса в Китае?

— Бросит ли Мадонна нового бой-френда?

Сегодня вопросы сыпались незатейливые, хоть и с обычной бойкостью, и Дьявол немного скучал. Его роль была отвечать на неудобные вопросы. Бог не умел этого делать, каждому своё.

— Когда на Земле случится атомная война? – наконец, прозвучал неудобный вопрос. Его задал узкоглазый парень (то ли китаец, то ли японец), которому одна из Минуток любезно предоставила такую возможность, дав микрофон.

Бог с интересом покосился на партнёра. Тот сплюнул в сторонку и сказал с ухмылкой:

— Атомной войны не будет. Но будет Третья мировая.

В зале вдруг наступила тишина. Полнейшая и первозданная.

— Ну, и…? – выдохнула тусовка.

— На неудобные вопросы принято отвечать неудобно, — звонко произнесло Время. – А если по-другому, то и будет по-другому. Эй, девоньки!..

В углу зала возникла фееричная девушка, лет двадцати, похожая на цыганку, с чёрной косой в руках. Смерть! Она, легко касаясь паркета, пританцовывая, подбежала к японцу.

— Милый! – со страстью выдохнула Смерть, открывая его рот поцелуем. Через мгновение оторвала свои уста от азиатских губ. В руке игривым металлом блеснула Ф-1. Смерть изящными зубками сорвала чеку и с очаровательной гримасой — затолкала гранату китайцу в рот. Нежно подмигнула ему и отпрыгнула.

Азиат машинально глотнул и окаменел, чутко прислушиваясь к себе. Со стороны хорошо было видно, как граната проскользнула по гортани и застряла в районе грудной клетки. А после… прогремел приглушённый взрыв, китайца ощутимо качнуло, клочья тела и костей разлетелись кругом, забрызгав близстоящих писак ошмётками любознательной органики. Остов японского скелета с обгоревшими кусками мяса — рухнул на паркет.

— Мать!.. – единогласно ахнула толпа журналистов, независимо от национальности.

Дьявол усмехался. Бог хмурился. Время стояло рядом с индифферентным видом.

В другом углу зала возникла ещё одна фееричная девушка, основательно похожая на первую, только коса в руках была белой. Жизнь – родная сестра Смерти! Она легко, с пританцовкой, едва касаясь паркета, подбежала к китайским останкам. Склонилась и отвесила японцу пару хлёстких оплеух, — удары пришлись в наполовину снесённую челюсть.

— Поднимайся, сволочь! — грубо рявкнула Жизнь, выпрямляясь и отпрыгивая.

Покойник тяжело зашевелился, рваные раны на груди и на животе стали затягиваться. Клочья азиатского мяса и осколки костей, под воздействием невидимой силы, начали отлетать от стен, от пола, от сидений и от лиц других журналюг, самоприкрепляясь назад к грешному телу.

— Вот, — сквозь галерею писательских ног, с усилием, к телу протиснулся жирный кот. Пушистый рыжий льстец и проходимец. На раскрытой подушечке лапы лежал глаз, который зверь аккуратно воткнул в глазницу азиата. Китаец сел, а потом японец встал. Кот мазнул сладострастным глазом по юным сёстрам и исчез.

— Aве! – выдохнули журналисты.

Девоньки подняли ручки, стукнули ими друг о дружку, и раскатились по углам.

— Законы мироздания, — невозмутимо пожало плечами Время. Глянуло на наручные часы и выкрикнуло. – Пресс-конференция окончена, господа.

Журналисты начали расходиться, оживлённо переговариваясь.

— Мишура… но необходимая. Иначе откуда люди будут узнавать глобальные новости, — подытожил Бог.

— Увы, не всегда можно отменить то, что придумал сам, — заметил Дьявол. – Пойми и прости, короче.

Время положило на стол перед Боссами ворох газет.

— Завтра писаки озвучат следующее, — и деликатно отошло.

Боссы живенько взяли по газетке. Пробежали по заголовкам глазами.

— По сведениям из конфиденциального источника — Мадонна бросит бой-френда, — в удивлении прочитал Бог.

— Урожай риса в Китае будет хороший, по словам астрологов, — зевнул Дьявол.

— Дочь президента Америки… — Бог опустил газетку. Раздосадовано поморщил высокий лоб. – Я ведь отвечал с точностью до наоборот! Не, ну ты ведь сам слышал!.. – обратился Он к партнёру.

— Журналисты, – защерился Дьявол. – Ты как в первый раз, друже…

— Нет, сие люди, — убеждённо заметил собеседник. – А я их создатель.

— Как и я, — подытожил Дьявол. – Мы бенефициары всего сущего в нашей Вселенной, у каждого доля — пятьдесят процентов. Аа-пчхи! – чихнул вдруг.

— Истину глаголишь, — усмехнулся Бог.

2. ООО «Вселенная»

Улыбка – это наиболее ликвидная валюта везде, где кто-то есть. Каждый день покупаются и продаются биллионы улыбок. Искренние и лживые, хитрые и открытые, грязные и чистые, лицемерные и вежливые… Прародителями улыбок на Земле стали две женщины – Лилит и Ева, — две жены Адама.

Началось всё с того, что когда-то жил Бог. И был Дьявол. Однажды они встретились и решили, что их свела Судьба. Позже Ей был задан вопрос и Она подтвердила. Ребята поразмыслили, как выгодней им взаимно существовать, и решили стать бизнесменами — продавцами улыбок. Придумали название своей фирме, написали Устав и приказ о назначении гендиректором Бога. Дьявол стал председателем Совета директоров. Подали документы на регистрацию в Налоговую службу, таким образом и возникло ООО «Вселенная 5». Или Общество с Ограниченной Ответственностью «Вселенная 5». Внесли в Уставный Капитал личные сбережения, набрали штат и приступили к работе.

Были созданы Надгробный и Загробный миры, позже их объединили в один холдинг, но каждому даровали независимость. Провели границу между мирами, в результате появились потусторонние пограничники и таможня, которые боролись с контрабандой. Когда изобрели телефоны, то ввели потусторонний роуминг.

Было решено, что основным сектором, ориентированным на прибыль — станет Надгробный мир, поэтому в Загробном мире долгое время было пусто и темно. Позже в Загробье стали помещать души, — их стирали, полоскали и перерождали. Управлял всеми этими делами Сатана – дьявольский племянник.

Собственно Время, которое и наполняло собой пространство – было приглашено сначала на правах консультанта, а после стало премьером, — тогда, когда у Боссов созрела необходимость в политической власти, как довесок к власти корпоративной. Да-да, всё строилось и познавалось постепенно. Как и во множестве других вселенских startup company.

Итак, первой расой в Надгробном мире стала раса Гигантов. Они были сильны, смелы, но глупы. В силу этого — их улыбки рождались захудалыми и скучными, плохо продавались. В порыве отчаяния Бог топнул ногой, случилось землетрясение и гиганты погибли. Жизнь и Смерть тогда ещё не работали в фирме, поэтому Гиганты просто тупо умерли. Как и существовали тупо. Никаких последствий гибель не имела. Как и рождение.

Следующую расу создали довольно быстро, за пару тысяч лет. Её назвали Динозаврами. Рептилоиды оказались очень умными и смешливыми. Пошатнувшийся было бизнес – воспрял. Килотонны улыбок отличного качества хлынули на рынок. У них выявился лишь один минус: они все были одинаковыми. Тем не менее, дела пошли настолько хорошо, что Боссы напечатали акции своей фирмы и выбросили их на Биржу. Закончилось всё в одночасье и трагически: динозаврам надоело быть трудовыми рабами и ящеры подняли восстание. Дьявол в злобе бросил в них астероидом, — никто не спасся.

Далее были эксперименты по созданию человека. И после нескольких неудачных попыток, унёсших ещё двести тысяч лет – был создан Адам.

— Вылитый Я, — заметил Бог, стоя над первым во «Вселенной 5» хомо сапиенсом.

— Мои щёки и уши, — прищурился Дьявол, вглядываясь. – Да и борода моя… Глянь-ка сам, — толкнул он Бога.

— Человек похож на Вас обоих, — индифферентно произнесло Время. – Ведь Вы его создали по образу и подобию Своему.

Адам открыл голубые глаза, поморгал ими. Поднялся со стола, где его и лепили. Отряхнул с себя хлопья засохшей глины. И молча ушёл прочь, с сосредоточенным видом, даже не глянув кругом.

— У меня есть две знакомые сестрички, — заметил жирный кот, тёршийся тут же. – Жизнь и Смерть. Они будут счастливы помочь в дальнейшем…

— Погоди ты со своими бабами, — одёрнул Змей, лежавший рядом с котом. Вальяжный теплокровный гад. – Надо человеку сделать сотоварища.

— А чего, я ничего, — огрызнулся кот. – Как вон Они скажут, — покивал он на Боссов.

— Скажем, скажем, — проворчал Дьявол, доставая и прикуривая сигарку.

— Адаму нужна жена! – уверенно сказал Бог. Не очень громко, но весомо.

— Его зовут Адам? – удивился Дьявол. – Ну… без проблем.

— Так и запишем, — Время достало блокнот и зачирикало там карандашом.

— А жену назовём… — задумался кот.

— А можно я имя дам?! – поднял расплющенную голову Змей.

Бог улыбнулся. Ловко схватил свою улыбку, которая затрепыхалась в длинных пальцах аки бабочка. Подмигнул обществу!

 

3. Две жены Адама

На следующий день Бог и Дьявол торжественно посадили дерево в саду, что близ Канцелярии.

— Расти, Древо познания, — возвышенно произнёс Первый Босс. – И когда придёт черёд, дай плод.

— Поливать чаще, и будет всё путём, — по-хозяйски прищурился Второй Босс, тиская лопату.

Время сосредоточенно записало в блокнот: «14.10. Дерево». Рядом штриховыми набросками Оно очертило лейку.

 

***

Первой женой Адама стала Лилит, созданная за пару часов, тоже из глины. Вылепил её Дьявол, по своей настоятельной просьбе, помощником скульптора стал жирный кот.

Лилит гордо встала с гончарного стола, поправила длинные тёмные волосы и манерно сказала:

— Дайте мне зеркало.

Такова была первая минута её жизни. На пятой минуте она перезнакомилась со всем Эдемом, а ещё через сутки была повенчана с Адамом. Молодые поселились в домике, под Древом.

Адам не чаял радости, глядя на жену, а она всё время пропадала в шумных компаниях, благо, найти такие не составляло труда. Задружилась с Жизнью и со Смертью, строила глазки ангелам, очаровала сурового герра Войну, играла в шашки с мадам Катастрофой и даже заигрывала с Сатаной – племянником Дьявола.

— Ты не красавец, но ты мужчина, — с чувством говорила ему Лилит. – Я не знаю, кто такой мужчина, я чувствую…

Сатана был бы рад воспользоваться, но тоже не знал, кто такой мужчина. Никто не знал, ведь Древо познания пока зрело. Однако спустя год Древо расцвело и наполнилось плодами. Здесь был представлен весь фруктовый букет планеты: апельсины, яблоки, киви, бананы, груши, персики, манго, папайя, дурианы, кокосы, личи, рамбутаны и карамбола…

— Фиу, — присвистнула Лилит, когда в одно ясное утро они с мужем вышли из дома. Лилит встала у Древа, искренне любуясь необычным растением, а Адам по привычке любовался женой.

— Съешь яблочко? – свесился с ветки Змей, он с нежностью смотрел на женщину.

— Лили, не надо! – отчего-то испугался Адам.

Женщина мельком на него глянула, по лицу скользнула гримаса разочарования. Лилит уверенно ступила к Древу, протянула руку к ветке.

— Яблоко… наливное, сладкое, — умиленно пел Змей.

Лилит помедлила и сорвала персик, отёрла его о своё обнажённое плечо. Откусила и пожевала. Сказала жеманно:

— Я сама решаю, что мне кушать. – Подмигнула Змею и пошла прочь, не оглядываясь.

— Лили, куда ты! – вскрикнул Адам.

— Надоел ты мне, — на ходу ответила женщина, кидая огрызок за спину. – Ухожу от тебя.

— Но я без тебя не могу! – вскричал мужчина, машинально поймав обкусанный персик.

Женщина не обернулась. У корявого дуба к Лилит подошёл Сатана, накинул ей на голые плечи плащ. Они поцеловались и двинулись далее вдвоём, в обнимку.

— Ах, — горько скривился Адам.

— Оп-па, — озадаченно скукожился Змей на ветке. – Что это было, а?!..

 

***

Новую жену слепил Бог. Рядом находился безутешный будущий муж. Ева неуверенно встала с гончарного стола, поправила короткие белые волосы, осмотрелась. Увидела Адама. Заулыбалась тепло как давнему знакомому:

— Здравствуй, родной! Как же я по тебе соскучилась! – она бросилась Адаму на шею.

Бог одобрительно усмехался. Адам стоял как истукан, не зная, что делать, в голубых глазах читалась растерянность.

Такова была первая минута жизни Евы. На пятнадцатой минуте пару обвенчали, — от греха, не ожидая дольше. В течение недели Ева ухаживала за Адамом, волочась за ним на рыбалку, попутно отряхивая невидимые пылинки с телес и обволакивая мужчину влюблёнными взглядами.

— Ты самый лучший! – твердила Ева.

Адам кис и хмурился. В груди сидела тоска по Лилит, настоящая мужская тоска, возникшая в тот момент, когда первая жена надкусила запретный плод. Он тоже после съел кусочек, правда, язык ощутил лишь едкую горечь.

— О чём думаешь, милый? – ласково спросила Ева, когда Адам в очередной раз грустил под Древом, раскинувшим ветви прямо у их дома.

Адам промолчал, смурно вздохнув.

— Съешь яблочко? – свесился с ветки Змей, он с любопытством смотрел на женщину.

— Да-да, съешь! – встрепенулся и Адам.

— Хорошо, — согласилась Ева, она легко сорвала ближайшее яблоко и надкусила. Постояла с задумчивым видом, и улыбнулась Адаму:

— Милый, я люблю тебя ещё сильней! Ты бы не хотел пройти со мной в наш дом и возлечь? – девушка покраснела. Она робко шагнула к предмету страсти.

— Надоела ты мне! – вдруг вскричал Адам.

— Ч-что?! – Ева задрожала и сгорбилась, закрывая тело руками… потом отбросила яблоко и в смущении убежала прочь, рыдая. Яблочко попало в Адама. Он машинально поймал фрукт, со злостью надкусил. Пожевал и очень сморщился.

— Чё, кисло? – свесился Змей.

— Сладко до невозможности, — ответил Адам, кривясь.

 

***

Адам был вскоре изгнан. Вслед за женщинами. На землю, пока не обетованную.

— Самое оптимальное решение, — прямо сказал Бог. – Коли симбиоз не случился Здесь, то пусть происходит Там.

— Как-то неправильно началась эра, — размыслил Дьявол. – Впрочем, жизнь покажет…

— Я готова! – возникла рядом суровая Жизнь, помахивая белой косой.

— Я что-то пропустила? – удивилась нежная Смерть, появляясь возле сестры. С оттяжкой провела пальчиком по стали чёрной косы.

— Тьфу ты, бабы! – не сдержался Змей.

 

 

4. Фруктовый салат

Семь-восемь тысяч лет с момента изгнания пролетели довольно насыщенно. Точное количество годков подсчитать было сложно, ведь время не может течь с одной скоростью, ввиду своей природной физиологии. Колебания в пространственном континууме – это непременное условие существования времени, — о данном факте расскажет любой физик. Боссы не являлись физиками, но они были Богом и Дьяволом, поэтому принимали Время таким, какое оно есть.

Адам, Ева, Лилит и Сатана удалились из Эдема в пустынь и каждый стал строить своё бытие. Иногда бытие пересекалось, а иногда расходилось. С потугами, но человечество зародилось. После размножилось и расцвело. Мегатонны улыбок заполняли хранилище Боссов, а оттуда развозились по всем галактикам. Покупатели хвалили товар, его цена постоянно росла. Улыбки были крепкого качества и каждая уникальна. Такого товара не появлялось прежде нигде и никогда.

— Надо было сразу начать бизнес с человека, — радовался Бог.

— Знал бы прикуп, — философски отвечал Дьявол.

По ходу действия выяснилось, что клонировать улыбки нельзя, а клоны человека улыбки не рождали. Поэтому Бог и Дьявол стали эксклюзивными поставщиками, их гениальная идея их кормила и укрепляла личный авторитет.

Улыбки генерировала раса хомо сапиенс, а акушерами выступали эмоции Любовь и Страх. Стильная молодая семейная пара, где Оба были без ума друг от друга, и не могли расстаться даже на мгновение. В процессе брака у пары родилась дочка, её назвали Ненависть. Она пошла по стопам родителей, правда, немного своим путём.

***

Боссы частенько прокручивали фильм «История человечества», который Они совместно спродюсировали. Сценарий написал Бог, а режиссёром выступил Дьявол. Разумеется, финальный монтаж, который и стал собственно фильмом. Все иные, альтернативные исторические версии – это пробы, черновики, положенные Боссами на полку. Кладовая №7, ярус №113.

Вот и сегодня, парочка вышла за врата Эдема, обозревая речку, которая отрезала  Офис от земель с людьми. Время выступило чуть вперёд и взмахнуло рукою: воздух прорезал Зигзаг и раскрутился длинной трепещущей пружиной вдаль. В атмосфере сверкнула картинка, размером 16х9 метров, повисела недолго и лопнула, осыпавшись искрами. Новый взмах Зигзагом… новая картинка. После третья, пятая, восьмая… Кадры мелькали несколько искажёнными, изгибаясь, по ним пробегали статистические разряды. Боссы зачарованно наблюдали: такова магия кино. История показывалась выпуклыми пластами, играючи прыгая от эпохи к эпохе:

Первые дети человека возникли в Атлантиде, а первые государственные деспотии — на Востоке. Ассирийские цари без жалости кидали врагов на съедение львам. Египетские фараоны заявляли претензии на мировое господство. По приказу Хеопса построили самую большую усыпальницу. Хаммурапи проводил свои знаменитые реформы, которые так и не спасли его царство…

Древний Рим. Античность. Рабовладение. Гай Кесарь Калигула объявил любимого коня консулом. Сады императора Нерона, усеянные замученными телами первых христиан. По полям маршируют легионы Марка Красса и Юлия Цезаря: стучат мечи, затоптаны посевы, слышится свист стрел, льётся кровь. Римские дороги, заставленные распятыми рабами – отголосок восстания болгарина Спартака. Боль, гнев, ярость, тысячи убиённых и страдающих. Апокалипсис…

— Эволюцию опасно разворачивать задом, — скаламбурил Дьявол.

— Издержки опыта, — задумчиво отозвался Бог, акцентируясь на очередном кадре. О, уже Средневековье!.. Хряск, хряск! Карл Великий покоряет Европу. Его потомки передрались из-за богатого наследства. В итоге возникают первые европейские государства. Появление Святейшей Инквизиции, заполыхали костры с еретиками…

Жан Кальвин, Мартин Лютер – наступает Реформация. Успевают сжечь Джордано Бруно, но старик Галилей избежал костра…

И вот уже Возрождение! Але, але, але!.. Академики торжествуют над священниками, медленно и неуклонно наука побеждает религию…

XIX столетие – стремительное развитие техники. Изобретены пароход, электрическая лампочка, поезд и телефон. Череда европейских революций. Корсиканец Наполеон разгоняет по всему миру армии зазнавшихся императоров…

Век ХХ. По дорогам зашныряли первые «Форды». Небо застонало от рёва реактивных самолётов. Учительский сын В. И. Ульянов (Ленин) учреждает Акционерное общество «Коммунизм» и строит Дом Свободы. Долгих семьдесят лет пайщики ждали, да так и не дождались, надоело, и строительный фундамент разобрали на кирпичи…

Амбиции немецкого парня Адольфа Гитлера. Самая кровопролитная война за всю историю цивилизации. Море крови, миллионы загубленных душ, массовые виселицы. Бухенвальд, Дахау, заживо закопанные в землю, чудовищные эксперименты на людях «низших рас», голод, каннибализм. Опять Апокалипсис. Дальше, скорее дальше…

Начало космического опыта человечества. Сначала русские Гагарин и Леонов, за ними плеяда других космонавтов. Американцы Армстронг и Олдрин высадились на Луне. Демократизация общества и смягчение нравов. Чувствительное влияние на природу…

Вперёд, вперёд… Цифровизация всех сфер жизнедеятельности гоминидов. Торговые и политические войны, мутация экономических процессов, три затяжных финансовых кризиса, критически опасная экология, выход океанов из берегов. На смену автократиям пришли полисы, каждый город-государство – это мегаполис, центр корпоративного рабовладения. Наука раздвинула предыдущие границы знаний, явление летающих людей и разумных тигров. Мировые религии объединяются в одну монолитную догму…

— Стоп! – воскликнул Бог. – Сценарий будущего пока не утверждён. Да и не написан, так, наброски…

Время деликатно свернуло Зигзаг и положило его за пазуху. Рядышком проявились жирный кот и Змей.

— Не желаете отведать фруктовый салат? – кот вытянул вперёд лапки, держащие блюдо с нарезанными аппетитными кусочками. Учтиво шаркнул ножкой. На голове – поварской колпак, на объёмном животике — передник.

— Фруктяга отличная, с Древа познания, — пророкотал Змей и лёгким движением пасти сдёрнул колпак с приятеля. – Да сними ты этот фуфел! Как клоун, чесслово…

— Отвали, — огрызнулся жирный кот, переступая нижними лапами.

Дьявол наклонился и взял с блюда кусочек то ли манго, то ли груши. С удовольствием скушал. Глянул с прищуром на партнёра.

— Вкусно, чёрт возьми!

Змей высунул язычок, потянулся к блюду, но получил тычок от кота. Обиженно накуксился. Бог принял от котика блюдо и обыденно ответил:

— Хороший салат. Пошли, перекусим, друже?

Небеса вдруг распахнулись и в щель между облаков просунулся веснушчатый лик Эволюции:

— Аминь! – прощебетала девушка, обращаясь к кворуму, подмигнула и исчезла.

Боссы не очень охотно посмотрели ввысь:

— Не слишком ли большой штат мы содержим?.. – проворчал Дьявол.

 

5. Потусторонний квартет

К именитому ресторану в центре Столицы лихо подкатил маленький красный «Мерседес». На брусчатку, из-за руля, выпрыгнула женщина лет сорока, — ухоженная и внешне дорогая. «Я — избалованная и испорченная сучка!» — о подобном кредо настойчиво заявлял весь облик.

На ходу пикнув сигнализацией, она торопливо подбежала к дверям ресторации, швейцар поспешно открыл дверь. Женщина неожиданно затормозила свой бег, неловко оглянулась. Провела тревожным взглядом по Тверскому бульвару, покусала крашеные губы, поправила длинные тёмные волосы.

— Могу чем-то помочь? – учтивый голос швейцара заставил обратить внимание на холуя. Гостья отрешилась от растрёпанных мыслей и облила парня презрением.

— Пошёл ты, — надменно цыкнула сучка. – Что хочу, то и делаю!

Швейцар мялся, не смея возражать.

— Помоги себе сам, — с усмешкой подначила она. И более не циклясь на бесполезном предмете, — скрылась внутри кафе.

— Вот курица! – выдохнул швейцар.

Очутившись на пороге обеденной залы, гостья остановила разбег и выдохнула. Окинула помещение небрежным взглядом и в уголке заметила одинокую женщину, лет сорока. Отсутствие макияжа, белые волосы под каре, — скромняжка чинно кушала мороженое из вазочки, уткнув глаза в столик.

— Здравствуй, Ева, — усмехнулась Лилит и уверенной походкой «от бедра» подошла к столу, изящным движением опустилась против блондинки.

Дочь Бога подняла строгие глаза:

— Добрый день, Лили, — сухо сказала скромница. – Как видишь, я явилась по твоей просьбе. И готова слушать.

— Не-ет, милочка, это я готова тебя выслушать, — ухмыльнулась дьявольская дочь. – Есть повод, как понимаешь… — Она подмигнула. — Ты у нас вся такая праведная и не дающая, да?.. Сколько я тебя знаю, а это уже… — Лилит смолкла, подсчитывая в уме.

— Семь тысяч сто лет, — вымолвила Ева. Без эмоций, просто.

— Ага, — плеснула ехидством Лилит. – Семь тысяч драных лет ты была девственницей, сначала молилась в одиночестве, потом проповедовала… всё своё никчемное бытие шлялась с какими-то бомжами и учила их не бухать, не колоть, не курить… — несла черни Слово! А-ха-ха… Готовилась к профессии учителя в средней школе XXI века, да!..

— У меня был муж – Адам, — спокойно возразила дочь Бога. – И я родила ему нескольких детей.

— Да ну, — наигранно удивилась Лилит. – Адам любил меня.

— Твои проблемы, — дерзко ответила Ева. – Я спала только с мужем, и нас венчал Господь. — Она повела кругом тонким пальцем. – Половина людей – мои потомки.

Подбежал официант:

— Извините, что заставил Вас ждать, — заблеял служащий, располагая на столе меню.

— Отвали, позову как захочу, — цыкнула хамоватая брюнетка.

— А мне бокал сока, пожалуйста, — попросила блондинка.

— По…нял, — раздираемый противоречивыми чувствами, официант ретировался.

— Да знаю, знаю про твои постельные шашни с Адамом, — зло рассмеялась Лилит. – Знаю, как ты умоляла его овладеть тобой! — Она приняла серьёзный вид. — Извечный спор о Добре и Зле… Вторую половину человечества зачала я, и с настоящим мужиком, который принимал тысячи разных образов, и только чтоб доставить мне удовольствие… Адам – чухан по сравнению с Сатаной.

— Не тебе судить, — слабо улыбнулась Ева.

— Тебе даже сравнить Адама не с кем! – яростно крикнула дьявольская дочь. И добавила без перехода. – Ладно, типа, проехали… Я не хочу обсуждать прошлое, нет больше ни Адама, ни Сатаны… — она горько скривилась. — Меня интересует здесь и сейчас. Тупо. – Последовала недолгая пауза. – Как так случилось, что высокоморальная Ева — увела чужого мужа? – Лилит снова на секунду замолчала и рявкнула: — Моего мужа, чёрт возьми! Отвечай, мерзавка!..

— Думаешь, что позарилась на его миллионы? – прямо спросила Ева. – Или, типа, хотела отмстить тебе за что-то там? Или, может, типа, оголодала без мужика за сотни лет?..

Лилит молча, злыми глазами, смотрела на давнюю знакомую. Та выдержала взгляд с голубиной кротостью. Появление официанта с соком и его отход – остались без внимания.

— Филипп приехал в школу забрать сына, — с запинками поделилась Ева. – Няня заболела, и… Я — классный руководитель мальчика, мы немного поговорили, а затем…

— Он сказал, как ты душещипательно мила! – устало перебила Лилит. – Единый метод съёма…

Дьявольскую дочь душило раздражение. И нетерпение, смешанное с отчаянием. Они пересекались с Евой пару раз в столетие, на регулярной основе, — можно и так. Наблюдали как они обе меняются, и в то же время –  остаются неизменными. Лилит подтрунивала над дочерью Бога, а иногда и откровенно насмехалась. Зависело от настроения. Но роли были розданы в самом начале Бытия, и ничто не предвещало смены актёрских ипостасей. Однако появился Филипп, знаменитый врач и миллионер, который заставил Лилит влезть в шкуру Евы, — и новое амплуа брюнетку вымораживало не по-детски.

— Филипп пригласил меня на прогулку, на следующий день, — рассказывала Ева, нервно теребя ложечку от мороженого. – Я удивилась, но… почему-то согласилась.

— Оголодала, мать твою, сама призналась! – вновь рассмеялась собеседница, откидывая со лба тёмную прядь. – Эй, а как же твои искренние улыбки, что производит Человек!? Родила всё-таки лицемерие, да! – Брюнетка защерилась. – Ну, важен почин… Щас сострогаете ребёнка с Филиппом и держись «Вселенная 5» — подлые улыбки от Евы наводнят миры…

— Глупости! – перебила Ева. – Хитрые улыбки – твоя прерогатива.

— Была! Но в связи… хм, с изменившимися обстоятельствами, на меня возлагается миссия воспроизводства добрых улыбок… не могут же все улыбки быть злыми, — саркастически усмехнулась Лилит. – Нарушится баланс…

— Сама поняла, что сказала? – кротко спросила Ева.

— Ладно, ладно, — иронично усмехнулась Лилит. – Так что там по Филиппу?

— Он оказался интересным, — вспоминала Ева, стараясь не обращать внимания на ехидные слюни, которые бреющим полётом носились над «столом переговоров». – Мы дружили полгода, странно, что ты не знала… А после он мне предложил замуж…

— Филипп – мудак, — желчно бросила Лилит. – Слюнтяй и тюфяк. Просвещаю… Но даже таким он для тебя чересчур хорош, сука. И ты пожалеешь, что его увела…

— Да не уводила я твоего Филиппа! – с обидой выкрикнула Ева. – Он сам в меня влюбился!

— В кого, в тебя?! – в голос засмеялась Лилит. – В тебя, чёрт возьми!? Ты себя в зеркало видела?! Не накрашенная, без маникюра, без… Да ты даже не знаешь о существовании женских кремов!.. И наверняка целлюлит на ляжках и на заднице. Заштатная грёбанная учительница начальных классов на окраине Москвы… А где ты жила до переезда к Филиппу? В коммунальной квартире в Захрюкино на троих человек?..

— На всё воля Божья, — смиренно ответила Ева.

Лилит аж поперхнулась от такой наглости. Как-то беспомощно осмотрелась, суетливо достала из сумочки зеркало. Погляделась в него, отставила. Махнула рукой:

— Эй!

Подбежал официант.

— Рюмку самого крепкого коньяка!

Когда паренёк удалился, то Лилит понизила голос, «воровато» оглянулась туда и сюда, перегнулась через столешницу к Еве.

— Ты в курсе, что Адам сошёлся с Сатаной?

— В каком смысле «сошёлся»? – искренне удивилась Ева.

— Тебе смысл ещё подавай? Я сказала – сошёлся! – повторила Лилит. Без хиханек, сухо.

Обдумать или разъяснить фразу – было не суждено. В это самое мгновение в ресторации появилось Время, проплыло по обеденной зале и затормозило перед столиком «старых подруг». Те напряглись, глянули почему-то с опаской. Мадам Интуиция ласково огладила спорщиц по головам и тихо растворилась в кислороде.

— Вам письмо, девоньки, — звонко сказало Время. И подмигнуло добродушно, выкладывая почтовый конверт.

— Млин, а ты кто такой? – с агрессией воскликнула дьявольская дочь.

— Или вы такая? – недоверчиво размыслила дочь Бога.

— Прочтите, а я подожду на улице, — усмехнулось Время. Оно глянуло на наручные часы и откатилось к выходу из кафе.

Немедленно конверт был разорван изящными наманикюренными пальцами. Лилит развернула лист бумаги и вчиталась. Нахмуренная бровь удивлённо поползла вверх.

— Занятные танцы, — Лилит перекинула конверт визави. Сама выхватила из рук официанта рюмку и азартно выпила до дна.

Ева аккуратно взяла письмо и вдумчиво прочла. На щеке возникла ямочка, а чело наполнилось глубокомыслием.

— Значит, нам предстоит совместное путешествие, — она критически оглядела «попутчицу». – Надеюсь, ты не напьёшься?..

— Разумеется, напьюсь! – хищно оскалилась Лилит. – Мне тебя даже тупо видеть – тошно. Не говоря о совместной поездке… Нужен антидепрессант.

Она достала сигаретку и самодовольно закурила.

6. Пари

Юридический адрес ООО «Вселенная 5» был в миллионе километров от Земли, а фактически головной офис – Эдем, —  находился в окрестностях Суздаля, старинного русского города.

Бог и Дьявол посиживали в «Райском кабинете», что на берегу р. Каменка, — он располагался под открытым небом и «кабинетом» назывался условно. Лужайка с ромашками, где резвились Чудеса, порхая от цветка к цветку, на полянке – мебель из дерева, а именно: две лавки для сиденья – без задних спинок, между ними – стол из досок. Конструкция являлась единым целым для всех трёх предметов. В паре метров от описанного «гостиного гарнитура» — была ещё деревянная скамейка со спинкой, для персонала. Сюда изредка приглашали министров для отчётов и протокольной съёмки.

Сегодня, на двух лавках – друг против друга, сидели Боссы, а третью «гостевую»  скамью занимало Время – в профиль Им. Боссы с аппетитом кушали фруктовый салат, из плодов с Древа познания.

— Разумные тигры – сие как-то жестковато, — хохотнул Дьявол. Он вытер рот салфеткой и вынул из кармана хьюмидор.

— Научная фантастика – не совсем мой жанр, — усмехнулся и Бог. – Я, конечно, всё понимаю, но…

Повисла тактическая пауза. Пристальный взгляд глаза в глаза. И оба Шефа повернулись к премьеру фасом. Ожидающе уставились.

Время пожало плечами и индифферентно произнесло:

— Мы ведь делали разумных динозавров.

Аналогия – иногда вещь хорошая, но только иногда. Однако, зачастую даже время в это не въезжает.

Перед столиком возник пушистый проходимец.

— Разрешите забрать пустую посуду, — расшаркался котик задними лапками, чинно поправляя передник на объёмном животике.

— Щёлк! — Дьявол с ухмылкой прищёлкнул пальцами.

Зверёк взял блюдо и вдруг его тельце сильно увеличилась в размерах. Рыжая шерстка пошла чёрными полосами, усы, лапы и хвост удлинились, зубы «перековались» в клыки. Животик превратился в живот, передник с треском рвущейся материи — разлетелся по лужайке мелкими лоскутками. Трансформация протекла в формате мгновенности.

— Чё за ерунда?! – заорал зверёныш, вращая круглыми зелёными глазами и ощущая в себе странные метаморфозы.

Рост успокоился. Котик превратился в крупного тигра, с рыже-чёрной расцветкой. И только глазки остались теми же котовыми, как физически, так и физиономически.

— А-ха-ха! – громко заржал Змей, уже лежащий на скамейке рядом с Время. Если бы он мог, то показал бы на преображённого приятеля пальцем. – Ха-ха-ха!.. – от избытка чувств теплокровный гад упал с лавки. Заворочался на травке, пыхтя. Смех стих.

— Заткнись! – чуть запоздало крикнул зверь, рассерженно тряся кото-тигровой головой, он неловко вертел непривычно громоздким телом во все стороны.

Бог повёл густыми бровями. Кото-тигр подпрыгнул и начал уменьшаться, через мгновение приняв изначальные размеры и облик котика. Блюдо по-прежнему было зажато в лапах. Свистел лёгкий ветерок. Зверёк встряхнулся, вдумчиво себя отсмотрел и пробормотал:

— Шуточки, чёрт возьми, — он, хмурясь, пошлёпал прочь на задних лапках, волоча блюдо по тропинке.

— Погодь, приятель, — Змей рванул следом. Закрутился вокруг пушистика серебристой лентой, явно успокаивая. — Всё путём, не будь мурлом, — донёс ветерок его слова.

— Нарисуем в лучшем виде, — деликатно отозвалось Время. Оно достало блокнот и что-то там усердно зачирикало.

Бог удовлетворённо покивал, вынул трубку из кармана и обратился к партнёру:

— Кстати, слыхал, что Адам сошёлся с Сатаной?

— Сие слухи, как знаю, — зевнул Дьявол, разминая сигарку. – Возможно, «утка» газетчиков… Честно тебе скажу, что сплетни о шоу-бизнесе мне интересней.

Оба закурили, по направлению к речке застелился ароматный дымок. Правда и Ложь подали Боссам по чашке кофе, и, с почтительным поклоном, ретировались.

— Как думаешь, всё ли можно купить и продать? – спросил Бог задумчиво.

— Мой ответ известен, — ответил партнёр, щурясь на солнышко. – Разумеется, абсолютно всё продаётся и покупается. Даже чувства, если ты об этом.

— Когда ты не нуждаешься в деньгах, то встаёт нужда в чём-то другом, — не согласился Бог. – Потребность самовыражения, например. У?

— Смотри, друже, — стал размышлять партнёр. – Жизнь и Смерть, Любовь и Страх, Жадность и Ненависть… Месье Секс, герр Война, мадмуазель Судьба… и, разумеется, Время со своими Минутками,  – они все работают на нас с тобой. Мы покупаем их труд, определяющий бытие людей. Платим министрам улыбками, которые генерируют человеческие чувства. А взамен улыбок – мы даём людям неограниченную свободу выбора. И тариф «Безлимитная свобода» разработан только во «Вселенной 5». – Дьявол попыхтел сигаркой и добавил: — Наш бизнес – это творчество, прежде всего, а после уже всё остальное. Поправь.

— Свобода – одна из самых ликвидных валют, — машинально заметил Бог. И вновь спросил, дымя трубкой: — Представь, что вдруг мы решили уволить из фирмы Жизнь. Что будет?

— Смерть тоже уволится, они ведь сёстры. Родственная солидарность… Если Обе от нас уйдут – то снова заведём ферму динозавров. Если рассчитается милая девушка Судьба, то наймём другую Судьбу… да, новенькую обучать под человеческий формат, тематические нюансы какие-то, но это ведь кадровая рутина.

Иногда съедаются фруктовые салаты, после которых никто и никогда не будет прежним.

— Всё так, — глубокомысленно покивал Бог. – Знаешь, просто сегодня Я понял одну вещь: нельзя купить ВДОХНОВЕНИЕ. Соль в том, что я не хочу писать дальше сценарий Человечества, и препон не в разумных тиграх… Я вдруг подумал, что богат и успешен, мне завидует всё сущее, но самовыразить я себя не могу. Мне всё скучно, а купить вдохновение тупо не под силу!..

Время закончило писать в блокноте и тактично исчезло, растворившись в водороде.

— Хм, — Дьявол затушил сигарку о песочек у ног. – Депрессия, такое бывает, друже! Поедем в казино или слетаем на уикенд в Сан-Франциско, а?

Бог выбил трубку о камень у ног. Сказал возвышенно:

— Дело в том, что вдохновение озаряет Свыше. И поскольку Свыше – это и есть Я, то… сам понимаешь – задача.

— Ты устал, друже, — дьявольская ухмылка вобрала в себя весь божий пафос. – Я куплю тонну вдохновения, а тебе продам! Идёт?

— Вдохновение не подчиняется Законам мироздания, которые мы и разработали, — отрицательно мотнул головой Бог. – Любовь можно заслужить поступками, Страх – это реакция на события, Жадность – это инстинкт, а Жизнь и Смерть – это следствия борьбы. Ну, и так далее… Вдохновение не валюта, и понял я сие после того, как скушал фруктовый салат с Древа познания.

По морде Дьявола плавал скепсис.

— Давай я позову Пушкина? – предложил тогда Бог. – Пусть он расскажет.

— Пушкин в каждой бочке… — философски протянул Дьявол. — Гений, млин. — Он сотворил ещё две чашки кофе. Кивнул, приглашая.

Время проявилось на «гостевой» скамейке со спинкой и деликатно там замерло. В профиль Им. Блокнот и карандаш приготовились к исторической записи.

— Я съел фруктового салата не менее, — небрежно заявил Дьявол. – И, кажется, только сейчас понял, в чём наша с Тобой главная проблема.

— И в чём?

— Не-ет, так просто не получится, — усмехнулся Дьявол. – Предлагаю пари. Ставлю на то, что в течение шести дней я куплю тебе вдохновение. Если не смогу, то я проиграл.

— Какова ставка? – спросил Бог без раздумий.

«Бог напишет гениальный сценарий дальнейшего бытия» — вывело Время в блокноте, а рядом дописало цифру «6», отчеркнуло толстой линией. Подумало и добавило: «Может быть напишет». А потом Время индифферентно произнесло вслух:

— Письмо с приглашением уже у Ваших дочерей.

Оба Шефа вновь повернулись к премьеру фасом. Ожидающе уставились.

— Извините за бестактность, — смущённо покаялось Время.

 

7. Курс на Эдем

Швейцар с чопорной услужливостью отворил дверь и парочка девчонок вышла из именитой ресторации на крыльцо.

— Благодарствую, — отвесила вежливый реверанс Ева.

— На-ка вот, — Лилит порылась в сумочке и сунула парню купюрку. – Помяни нас, грешных, — она рассмеялась. Брюнетка явно была подшофе.

— Ты чего несёшь? – толкнула её Ева. – Прилично себя веди, не забывай, кто мы и куда едем…

— Да не вопрос! – голосисто воскликнула Лилит. Подмигнула швейцару. – Значит, выпей за наше с Евой здоровье!.. Обещаешь?!

Швейцар мял купюрку, взгляд отражал испуганное недоумение. Классическая парадигма слуги по отношению к господствующему классу.

— Д-да, — проблеял парень в форменной фуражке.

— Ну-с, — брюнетка пошатнулась на высоких каблуках. Оттолкнула вялую помощь блондинки. – Я — ажур, мать твою… — Она осмотрелась. – Щас поедем…

К крылечку вырулил маленький красный «Мерседес», плавно затормозил.

— Чёрт возьми, моя машинка! – Лилит сбежала как смогла с крыльца, прыгнула к автомобилю. За рулём невозмутимо восседало Время.

— Вылезай! – скомандовала дьявольская дочь, распахивая водительскую дверь.

— Лили, ты немного пьяна — мягко заметила подошедшая Ева. – Пущай гонец нас везёт.

— Мне плевать! – распоясалась Лилит. – Я никому руль не даю. Давай-ка, скок на заднее сиденье, вместе с ней, — брюнетка показала курьеру на вторую жену Адама. – Да, и если ещё хоть разок сопрёшь ключи от тачки – то пожалеешь.

 

***

Вскоре маленький красный «Мерседес» мчался по Столице, — надо заметить, что довольно прилично, не нарушая. Привычку вождения не пропьёшь, с ней можно не совладать, но пока Бог миловал… Лилит сосредоточенно рулила, а попутчики просиживали заднее сиденье.

— Курс на Суздаль? – лениво спросила дьявольская дочь, не отвлекаясь от дороги. — Я правильно понимаю?

— Да, — невозмутимо ответило Время.

— Наконец-то мы едем домой, где не были много тысяч лет! — радостно высказалась дочь Бога. — Интересно, зачем папаши нас пригласили?

Время пожало индифферентным плечом. Без чувств и без слов.

— По попкам пригласили нас пошлёпать, за примерное, так сказать, поведение, — засмеялась Лилит. Она  умудрилась на ходу залезть в свою сумочку, что валялась на переднем сиденье, достала мобильный телефон. Попыталась зажечь онлайн-приложение, но не получилось. Безуспешно потыкала сенсорные кнопки и отбросила аппарат:

— Чёрт! Эй, Ева, забей в свой навигатор Суздаль, у меня чёт Интернет не пашет…

— У меня тоже, — отозвалась Ева, показывая свой телефон, с тусклым экранчиком. – Возможно, сбой на линии…

Время деликатно усмехнулось. Ева это больше почувствовала, чем ощутила. Обратила на гонца удивлённый взгляд.

— Почему вы смеётесь? – спросила дочь Бога.

— В бубен дать гаду, — пробормотала дьявольская дочь, отвечая более своим мыслям, нежели предлагая действие. – А вслух добавила: — Суздаль, вроде, рядом с Москвой? Или Мурманская область?

— Я знаю, где современный Суздаль, — откликнулась Ева. – Возила учеников на экскурсию. Горьковское шоссе, по направлению к Нижнему…

— Я тя умоляю, — вздорно рассмеялась Лилит. – Навигатор – привычка, как самозащита от долбанных камер… У меня в Суздале была свадьба с заморским кронпринцем, ещё до Филиппа, десять лет назад… Курс на Балашиху, а дальше по прямой… ехать четыре-пять часов.

— Шесть дней, — рассудительно молвило Время, посмотрев на наручные часы.

— Что?! – воскликнули женщины в унисон.

— Запланированная длительность поездки, — пояснило Время с «каменным» лицом.

— Типа такой прикол? – удивилась Ева. – Кстати, как хотя бы вас звать?.. Ну, может там… документы покажете. Я вас вижу первый раз. А ты, Лили?

— Не помню, — отозвалась брюнетка. – Может и был в Эдеме, но значит был мне не интересен, и я не помню. Предлагаю выкинуть из тачки это странное существо, и ехать в двоих!

– Я могу предупреждать о дорожных камерах, — тактично оправдалось Время. – Буду вашим навигатором.

 

***

Смеркалось. Курс на Балашиху был преодолён, но дальше случилась заминка технического свойства. В переднее колесо маленького красного «Мерседеса» попал кривой гвоздь. Дорога взяла и подбросила один из банальных подарков!

Девчонки стояли рядом с машинкой и тупо пялились на прокол.

— Эй, как тебя там, — брюнетка встряхнулась и рывком открыла дверцу автомобиля, заглянула в салон. – Вылезай, будешь менять колесо!

— Нет, — тактично ответило Время. Достало из-за пазухи тёмной сутаны увесистую книгу, настоящий «кирпич», — открыло томик и погрузилось в чтение, отгородив себя обложкой от внешнего мира.

— Альберт Эйнштейн. Теория относительности, — прочла Ева, заглядывая в салон с другого бока.

— Чё?! – не поверила ушам Лилит, с силой отводя книгу от глаз курьера. – Я чёт не догнала… Ты предлагаешь нам, хрупким женщинам, лазить под машиной, чёрт тебя возьми?!

— Вы здоровее нас двоих вместе взятых, — поддержала попутчицу Ева. – И то, что вы глаголете – неэтично и мерзко, кем бы вы ни были!

— Я вас сопровождаю, — произнесло Время без эмоций, но с выражением. – Свои проблемы решаете сами.

— Свои, мать твою!? – выдохнула дьявольская дочь. – Мы ничего не попутали?

Время чуточку подумало и дополнило:

— Подстерегаемые опасности тоже ваша проблема, — и далее уткнулось в книгу.

Девчонки озадаченно глянули друг на дружку.

— Какие такие опасности? – глупо заморгала дочь Бога. – Ну-ка поподробней!

— Говорила, надо сразу выкинуть его к чертям, — проворчала Лилит, в бессилии оглядываясь. Машинки ехали по трассе М-7, мимо раскинувшихся кругом подмосковных многоэтажек, неспешным плотным потоком, никто не притормаживал даже из любопытства. Хотя аварийный знак к «Мерсу» был выставлен, а возле — топтались две привлекалочки.

— Может, такси? – предложила Ева. – Только телефон так и не «алё»!..

— По ходу, настоящие мужчины повывелись, — зло бросила Лилит.

Тут же, невдалеке, затормозил Джип. Из-за руля выпрыгнул мужик лет сорока на вид, высокий, крепкий, широкоплечий. Под стать своей тачке! Уверенно направился к девонькам.

— Ишь ты, — отметила блондинка с интересом биолога. – Как шагает. Ать-два, ать-два…

Действительно, шаг был «строевым», хотя и несколько вальяжным. Как позже оказалось, манеры и речь тоже напоминали об армии.

— Где же ты зазноба, — напела Лилит, хищно отсматривая незнакомца.

— Разрешите обратиться, дамы? – армеец молодецки вскинул руку к виску.

— Разрешаем, — милостиво покивала Лилит, во взгляде зрела страсть.

— Полковник Городецкий прибыл в ваше распоряжение! – прищелкнул каблуками начищенных ботинок офицер. – Спецназ ГРУ. Умею всё и даже чуть больше! Готов по приказу отдать жизнь или подарить сердце!

— Так много нам не надо, — сухо ответила Ева. И отвернулась.

 

***

Спустя двадцать минут проколотое колесо заменили. Полковник сработал быстро, слаженно, точно. Лилит исподтишка любовалась его сильными руками, уверенным взглядом и крупными мышцами, что бугрились мощными трицепсами. Или бицепсами? Брюнетка думала не мозгом, а генными инстинктами. Полковник изредка взглядывал на первую жену Адама, плодя мегабайты одобрительных улыбок.

— Раз, два, десять, пятнадцать… — считали Минутки. Они с сачками в милых пальчиках сидели на облаке и ловили полковничьи улыбки. – О, смотрите, девки, босс! Ээй, привееетик! – замахали Минутки ручками и жеманно загылились.

Время находилось в сторонке от поломки, за багажником. Оно слегка подняло голову над книгой и повесило на лицо доброжелательную гримасу. Минутки прыгали по облаку подобно детям на батуте. Облако медленно уплывало по направлению к Москве.

Ева топталась за капотом, безуспешно пытаясь «оживить» свой телефон.

Сопроводитель и сопровождаемая изредка бросали косые взгляды на романтичную парочку. Тут же, поблизости, рисовались два потусторонних министра.

— Готово! – отрапортовал полковник, вставая с корточек.

— Супер! – необыкновенно оживилась Лилит. Нервно задёргала ножками в красных туфельках. – Мы вам так благодарны с подругами! Ну та-ак благодарны…

— Напомню, что я умею всё, — подмигнул армеец. Он обошёл автомобиль и положил в багажник инструменты, испорченное колесо и домкрат.

— Храни тебя!

— Аллилуйя!

Другие путники пробубнили странные благодарности и сели в салон, на заднее сиденье, не взглянув на спасителя. Хлопнули дверками. Прозвучало невежливо, зато честно.

— Что я вам должна? – спросила Лилит с придыханием, машинально «танцуя» перед полковником. Невзначай поправила длинные тёмные волосы, облизала губы и одёрнула юбку до колен.

— Ужин, — просто ответил Городецкий. – Поблизости есть отличный ресторан.

— Нуу… я с подругами, — рисуясь, сказала дьявольская дочь. – Хотя…

Девчонки стопудов из Столицы, судя по московским номерам и по высокомерному поведению. Ведь даже их «спасибо» прозвучало как «отвали»! Одна лишь нормальная, и, кстати, самая внешне «ничего». Путешествуют, мать их, паломницы в Суздаль, по всему… Но надвигается ночь, а в тёмное время суток женщинам опасно ездить по трассам, впрочем, по ним вообще опасно ездить ночью. Так подумал полковник, и сказал с армейской прямотой:

— Здесь есть отличная гостиница, вы можете остановиться там до утра. Но лично вас я украду у подруг, если… не возражаете. На ужин. А там посмотрим.

Мадам Интуиция щипнула брюнетку за мягкое место, подмигнула левым глазом и уплыла вдаль. Лилит ошарашено посмотрела вслед. И увидела вблизи элегантного месье Секса, тот показал большой палец и исчез. Вечернее подмосковное небо полыхало задорными зарницами.

— Укради меня, — благосклонно наклонила голову Лилит.

— Отель «Кекс», — вымолвил полковник. – Второй поворот и прямо до упора, — он показал направление. — Жду тебя в своём Джипе. – Армеец шутливо козырнул и отошёл.

Лилит оросила его путь счастливой улыбкой. После всунулась в салон и сказала деловито:

— Меня пригласили в ресторан. Завтра продолжим путь, — она кинула связку ключей взад. – Езжайте в отель «Кекс» и ложитесь спать, меня сильно не ждите, — брюнетка сгребла свою сумочку с переднего сиденья, неработающий мобильник не тронула. – Чмоки! – она дунула воздушным поцелуем, выскочила из салона и поцокала к Джипу.

— Сучка! – убеждённо воскликнула ей вслед Ева.

— Ты ругаешься или восхищаешься? – деликатно повернулось Время.

— Чего? – не въехала Ева.

 

8. Сигаретка

— Значит, мужик приходит в ГАИ и предъявляет:

— Мол, типа, хочу получить права на танк!

— Зачем? — ржёт инспектор. — Кто ж вас, мля, остановит…

Полковник завершил сей незатейливый анекдот и улыбнулся. Лилит машинально отметила Минутку с сачком, мелькнувшую под ногами, и тоже подарила Ей улыбку.

— Супер! – кратко одобрила брюнетка. Древняя байка не «вставила», но лёгкое настроение поддержала.

В жизни Лилит были тысячи ужинов с мужчинами, то бишь сравнивать было с чем. И с кем. Полковник оказался галантом, лапать не пытался, дерзал как поддержать беседу, так и начать её с нуля. Он явно знал себе цену и с женщинами обращаться умел. Лилит он «завёл», но только на постель, впрочем, большего и не ожидалось.

Оба выпили по стаканчику алкоголя, скушали по фирменному блюду и вышли на воздух.

— Приглашаю на прогулку, — предложил Городецкий. – Я достану для тебя звезду, а потом… ик… обещаю большую страсть.

— Я всецело в твоих руках, — Лилит прижалась к полковнику. Они немного поцеловалась, но офицерская душа требовала подвигов в женских глазах, поэтому Городецкий повлёк спутницу на природу.

— Туда! – полковник, чуть пошатываясь, направился вглубь рощицы, окружавшей ресторан.

Парочка вступила на тенистую аллейку. Вечернее небо окончательно потемнело, но горели фонари. Изредка по аллейке пробегала местная шпана, проходили граждане с собачками и влюблённые. Офицер уверенно сошёл с аллейки, немного прошагал по полянке и встал у дерева. Таким образом они оказались чуть в стороне от «народа».

— Вот здесь на самой верхушке находится звезда, — Городецкий похлопал мягкой кистью по мощному дубовому основанию. Залезть на дуб было явно сложно, если не невозможно. Ствол полтора метра в обхвате, а толстые ветки начинались на высоте полутора человеческих ростов. Ни ствол обхватить, ни до веток допрыгнуть… Впрочем, женщину занимал другой момент:

— Ты всем девушкам здесь достаёшь звёзды? – спросила Лилит. Без улыбок, хотя и без подколок. Тупо интересовала фактология.

— Разумеется, ты первая, — тем же тоном парировал Городецкий. – Разрешаю снять мой подвиг на камеру и выложить видео в Интернет. И гарантирую, что никто больше подобного не заявит!..

— Умеешь ты уговаривать, — усмехнулась женщина. – Окей, я тебе верю без видео.

— Нет-нет, ты сними! – стал настаивать полковник.

— Что мне снять? – подмигнула Лилит.

— Вот! – упрямо подал свой телефон Городецкий. – Хватай, живо!.. Щас слажу, а потом скажу, что тебе снять самой.

— Погоди! – брюнетка порылась в сумочке. – Чёрт, по ходу телефон в тачке оставила! – Она вытащила пачку сигарет, закурила. Потом взяла чужую трубку.

— Готова?

— Угум-с. – Лилит нажала красную кнопочку, — «Запись».

Полковник с разбега взлетел ногами на ствол, оттолкнулся от него и ухватился за нижнюю ветку. Ветка недовольно затрещала под тяжестью тела, основательно пригнулась, но выдержала. Офицер подтянулся на руках, сначала сел, а потом и встал на нижнюю ветку, ухватившись руками за верхнюю.

Лилит увлечённо наблюдала за самцом через экран смартфона, когда услышала над ухом хамоватый голос:

— Дамочка, нарушаете!

— Чё? – недоумённо нахмурилась Лилит, поворачивая прелестную головку.

Рядом находились трое юных позорных ментов. ППС. Один из троицы закончил съёмку «леди с сигаретой» на свой мобильный и обронил:

— Запротоколировал. Вы поедете с нами, дамочка, для составления протокола об административном правонарушении. Курить в парках Рээфии запретили сказочные гномы, странно, что вы не в курсе.

— Ты чё несёшь, мальчик? – с ходу заметила Лилит. – Сдриснул отсюда, пока цел. И вы все тоже.

Статус дочери Дьявола, а также череда обладающих властью поклонников, — научили разговаривать со стражами именно так. Причём, всегда и всюду, на всех континентах. Прибавим сюда двести граммов крепкого портвейна, и получим то, что получилось.

— Тэк, — размыслил «оператор», по всему главный в наряде, с лейтенантскими погонами. – Берём её!

Двое полиционеров набросились на женщину и схватили за руки, заворачивая их взад. Третий запел в рацию:

— Первый, вызывает пятый… приём…

— Аай! – громко взвизгнула Лилит.

Полковник услышал женский крик, будучи на середине пути к звезде. Опустил бравую голову вниз и узрел там неприятную суету – его брюнетку ломали парни в форме сотрудников полиции. Непорядок однако! Спуститься гораздо легче, чем подняться, прыг и скок, с ветки на ветку… а вот уже и подножье дуба:

— Салют! – кулак Городецкого точно впечатался в рёбра лейтенанту, а сержанту прилетело по шее. Другой сержант, тот, что с рацией, — кинулся на вдруг возникшего нарушителя, но с разворота получил ногой в грудь. Мученически упал на жухлую травку.

Двое полицейских, матерясь под нос, окружила героя. Третий ворочался на земле.

— Красавчег! – шептала Лилит, прижимая к возбуждённой груди чужой мобильник.

— Сдавайся! – крикнул лейтенантик, пытаясь открыть кобуру с табельным пестиком.

Полковник просто и тупо пошёл на полицейского офицера, схватил его за плечи и слегка ударил головой в лоб. Потом ещё раз и ещё раз. В это же время, с короткого взмаха, армейца стукнул по голове дубинкой сержант.

— Мля, — закачался Городецкий. Сержант снова занёс дубинку, но получил локтем в челюсть. Упал, выплёвывая осколки зубов.

— Фу! – полковник развернулся к лейтенанту и сделал вид, что хочет его ударить. Затормозил громадную ладонь перед юношей в пакостных погонах.

Лейтенантик молча отпрянул, тяжело дыша. Полковник тоже тяжело дышал.

— Какого хрена надо от бабы? – степенно спросил армеец.

— Объясним, но в другом месте! – нагло ответил полицейский сопляк. – Сопротивление представителю власти, с нанесением увечий… ты сядешь на много лет.

Послышался хруст веток и показалась ещё полиция, человек двадцать. Нет, не маски-шоу, а (видимо) несколько экипажей ППС. Второй сержант удовлетворённо хмыкнул, поправляя рацию. Пока напарники бились со смелым гражданином – он вызвал подмогу.

— Руки на голову и на землю! – заорал росляк с пистолетом. Резко щёлкнул затвором, направляя ствол на полковника.

— Спокойно! – громыхнул армеец, миролюбиво выставляя руки ладонями вперёд. – Я всё объясню.

Две пули вспороли травку у ног драчуна.

— Чёрт! – полковник поднял руки как истребовали. Добавил, чуть покачиваясь: — Разберёмся по чесноку, парни?.. Ик… Ваш патруль избил мою женщину, я заступился.

Объяснения в данной ситуации прозвучали наивно, что понимала как полиция, так и преступник.

Лилит стояла за спиной своего мужика и кусала нервные губы. Она временно не размышляла об участи любовника, инстинкт самосохранения оберегал кружащуюся головку.

— Бросаю курить, — произнесла она с внутренней усмешкой.

Росляк кивком головы спустил стаю разъярённых волков, — они набросились на армейца и стали его терзать.

— Эй, млин! – сделал последнюю попытку Городецкий. – Отставить! Я действующий полковник ГРУ! А это недоразумение!

Глас закономерно не был услышан и полковнику пришлось вступить в рукопашную схватку. Ментовская кровь ещё пролилась, но немного. Стая задавила героя массой, скрутила и хорошенько помяла, не разбирая части тела и лица.

— Сука! – с размаха ударил буйного гражданина росляк.

Глаз тотчас же заплыл, а сам армеец несколько потух.

— Везите в отдел для профилактической беседы! – яростно крикнул росляк. – А потом сдадим его следователю!

Полицейская стая двинулась к выходу из парка. Вовсю светила луна, оттеняя фонари. Зевак не наблюдалось, а если они и были, то на значительном расстоянии, что на драматургию не влияло никак. Патрульная тройка воссоединилась, по мере ухода стаи.

— А чего с бабой?! – вдруг спросил сержант с пробитой челюстью.

— Да она при чём? — неожиданно ответил лейтенант. – Ну, курила… блин. И что?

— А ругань? – не согласился сержант. – Мы при исполнении, между прочим!

— Чёрт, про ругань я уже забыл, — оживился лейтенант. – Статья 318 УК РФ. Оскорбление чести и достоинства полицейского! Штраф до двухсот тысяч или лишение свободы сроком до шести месяцев…

Оба развернулись и посмотрели на брюнетку. Но не увидели, наверняка убежала в темноту.

— Курва! – зло сплюнула полиция.

— Мужик ща огребёт по полной, — вслух ухмыльнулся третий мент, сержант с рацией. – Поехали в отдел, посмотрим?

— Поехали!

9. Этикет спецназа

Лилит действительно убежала, причём туда, куда глаза глядят. Во мраке рощи глаза с трудом видели, женщина удалялась от фонарей, но помогала луна. Спустя полчаса обессилевшая дьявольская дочка вышла к супермаркету №5, обрадовалась. Зашла туда и взяла с полки персиковую воду. Вино выветрилось из головы и жутко хотелось пить. Глотнув – мыслить стало легче:

— Перво-наперво надо добраться до отеля «Кекс», — соображала Лилит. – А может позвонить Сатане и попросить защитить полковника?.. Парень-то норм… Но Сатана не поймёт по всему… да и… мобильника нет.

— Есть! – шепнула мадам Интуиция напрямую в мозг.

Лилит ощутила, как её сумочка трясётся, заглянула туда и вытащила жужжащий мобильник полковника. Абонент Иваныч настоятельно жаждал соединения с номером Городецкого.

— Да, — пискнула в телефон брюнетка.

— Славу позови, девулька, — ничуть не удивившись женскому голосу, просипела труба.

— Он в ментовке, — ответила Лилит, куксясь.

— Чего? – не въехал Иваныч.

— Повязали Славу!.. Только что…

— Хм…

— И виновата в этом моя сигарета! Я испугалась и убежала, а его взяли, и разбили лицо, кажется… — выплёскивала Лилит.

Когда мы знаем общую картину ситуации, то почему-то доносим не её саму, а её фрагменты, требующие кучу дополнительных вопросов. Но мозг Иваныча устроили и фрагменты, впаянные в женскую истерику.

— Вас понял, — глубокомысленно изрёк сиплый голос. – Боевая тревога. Выезжаем. И объявляю вам благодарность от лица ГРУ!

— С-спасибо, – вновь пискнула в трубку Лилит. – Только меня возьмите с собой. Если можно…

— Можно, — одобрительно покивал герр Война, покупавший мясо у соседней полки.

 

***

Наступило раннее утро, густые красные лучи солнца озаряли небосвод. Минутки, позёвывая, просыпались на облаках, распрямляли свои синергии и доставали сачки для ловли улыбок.

Трое юных позорных ППС-ников, тех самых, с кого началась заваруха в роще, —  покуривали невдалеке от здания местного ГРОВД, рядом со своим «Уазиком». Разумеется, обсуждали вечернюю ситуацию, строя варианты из категории «бы», — проще говоря, махали после драки кулаками:

— Надо было делать захват вот так! – показывал сержант Верблюдов. Челюсть была залеплена пластырем.

— Да при чём тут захват! Достал бы сразу пистолет и прострелил ему ногу, — возражал сержант Зайцев. – Тогда бы ходил с целой «бородой»…

— Никто ж не знал, что у сучки на дереве сидит крутой защитник! – высказался и лейтенант.

— Тоже мне, нашёл крутого! – самодовольно зафыркали сержанты. – Эффект неожиданности просто…

Так они яро болтали перед предутренним патрульным кружком по городу. Дальше – конец смены — сдача оружия, и домой — спать!

К отделу полиции уверенно подъехал крытый брезентом «Урал». Без номеров и без опознавательных знаков. Встал с заглушённым двигателем. Из кузова спрыгнули два десятка приветливых ребят, в камуфляже и в масках. Без оружия.

— Кстати, вон те менты, которые приставали ко мне, — показала на юную тройку Лилит, сидящая в кабине рядом с шофёром. Голос был сухим и ровным.

— Будь тут, — Иваныч перехватил поудобней автомат, и выпрыгнул из-за руля на асфальт.

— Эт кто такие? – удивилась полиция, рассматривая гостей. Достать табельные пестики никто не успел.

Ребята в камуфляже действовали чётко. Основная часть группы бросилась к ГРОВД, по периметру блокируя здание, а четверо прыгнули к ППС. Полицейских жёстко заломали с ходу, пару разков двинули по гнусным мордам, завалили и скрутили их же наручниками.

— Спецназ ГРУ России. Имею полномочия вас грохнуть как собак, — мрачно сказал Иваныч, тыкая в полицейские морды стволом автомата. Передёрнул для пущей наглядности затвор, сплюнул в сторонку и пошёл к зданию ГРОВД. Следом за ним тройка приветливых ребят поволокла по асфальту полицейский наряд. За шкирки! Тела подпрыгивали на битуме, слышались кряхтение и скрежет зубов от болевой транспортировки, но пикнуть полиция не смела. Не столько от шока, сколько от страха. Иваныч служил в контрразведке и, в силу должности, — обладал даром убеждения. Ментов, избалованных беспределом – это тоже коснулось.

 

***

В это же самое время, лысый здоровяк капитан Козлов сидел в уютной дежурке, в здании ГРОВД, треплясь с другими ментами. На повестке обсуждения висела главная тема: «Гражданин, напавший на полицию», некоторые дальновидные сотрудники называли тему: «Гражданин-покойник». Сам предмет разговора хорошо избили и заперли в «клетке», что находилась прямо напротив дежурки.

Помимо Козлова присутствовали ещё семь-восемь полицейских, из числа тех, что любят околачиваться в дежурной части, слушая сплетни и травя байки.

— Дзинь! – резко пиликнул дверной звонок. Как известно, отделы полиции закрываются на ночь изнутри, впрочем, зачастую и в светлое время суток. Как уверяет сама полиция, — двери запирают по причине тупого страха, но кого или чего боится наше доблестное всё – полиция не разглашает.

Лысый капитан глянул на монитор видеонаблюдения, глазам предстал лейтенант ППС, стоящий у входа в отдел и тупо жующий губами. Козлов нажал кнопку, входная дверь отдела отворилась, а он скомментил:

— Чёт патруль возвернулся.

В следующее мгновение в холл вбежали десяток приветливых ребят и Иваныч. Юных ППС-ников в наручниках — бросили в левый угол, под скамейки для посетителей. Справа находилось очень объёмное окно дежурки, диаметром три метра – не меньше. А прямо от входа — возвышалась до потолка преграда-стена из витой стали, отгораживающая собственно здание от холла. В этой «защитной стенке» – небольшая дверка, открываемая магнитным ключом или дежурным.

— Тра-та-та!.. – весело зазвучала автоматная очередь, «пули специального назначения» легко прошили бронестекло и объёмное окно дежурки основательно потрескалось, а местами осыпалось крупными осколками. Полиция не успела даже пёрднуть.

— Стекло ж пулестойкое! – только и удивился Козлов, залипнув на месте.

Часть приятных ребят разломали остатки стекла и попрыгали в дежурку через невысокую стойку, из которой и «росло» окно. Бойцы рассредоточились по тесной комнатке и стали избивать полицию. Кулаками и ногами, куда попало. Били сильно и жестоко, на поражение цели. Полиция попыталась оказать сопротивление, но не срослось, спустя минуту все стражи непорядка валялись на полу с разбитыми в хлам мордами.

— Бойцы, на зачистку! — Иваныч быстренько тыкнул по кнопке, магниты двери в «защитной стенке» щёлкнули. Спецназ проник в собственно здание ГРОВД и потёк вверх по лестнице на второй и третий этажи.

— Где наш полковник? – суровые пальцы Иваныча взяли дежурного капитана за горло. – У меня лицензия на отстрел непослушных мусоров! Ну.

— К-кто вы такие? – прохрипел Козлов. – Вашу мать, вы, сука, попутали… — Он сделал попытку оторвать от себя пальцы Иваныча. Тот резко сдавил горло так, что здоровяк закрутился на своём стуле, ревя от боли. Тогда Иваныч отступил на шаг и с короткого взмаха ударил капитана прикладом автомата в скулу.

— Мля! – прошептал здоровяк, закачавшись на стуле. Вторым ударом приклада Козлов был добит до потери сознания.

— Двое караулят мусоров, остальные на передовую!

Приветливые ребята попрыгали следом за товарищами, – помогать в зачистке отдела, оставив в дежурке двоих сторожевых волкодавов. И не зря — побитые полицейские пытались встать и звонить, но, получив переломы ног и ребёр — успокоились.

— Хей, — Иваныч закинул автомат за спину, вышел из дежурки через дверь и прямо перед собой увидел три «клетки». В средней камере усмехался Слава. Он стоял, держась за прутья решётки.

— Здравия желаю! – подмигнул полковник. – Вот… взяли по беспределу.

— Честь имею, командир! – добродушно оскалился Иваныч. – Хорошо тебя отделали.

— Не говори, — усмехнулся полковник, потирая синяки на лице.

Пока боевые товарищи разговаривали разговоры – спецназ навёл шороха на этажах. Всех попадающихся полицейских избивали в кровь. Целенаправленно и зло. Ломая о головы и о спины мебель, раскидывая, не глядя, всё, что стояло на пути к жертвам. Голыми руками и ногами! Ранним утром полиции в отделе немного и добычей стали пара оперов, дежурный следователь, пяток служивых в форме да полувзвод омоновцев. Итого около трёх десятков нелюдей были отметелены по полной программе, а их рабочие места превратились в руины.

Полицейский отпор не случился, елико армейские волкодавы его просто не заметили.

— Задача по вызволению командира из ментовского плена выполнена! – доложил позже Иваныч по инстанции.

Вся операция заняла минут десять, после приветливая команда погрузилась в «Урал» и отчалила прочь.

***

— Вот твой телефон, — просто сказала Лилит, отдавая несостоявшемуся любовнику его трубку.

— Тебе положена медаль, — с усмешкой ответил Городецкий, во взгляде – нежность. — Боевое задание выполнено на «отлично»!

— Да ладно тебе. Жаль, что ночью не сложилась страсть…

— Ещё не поздно, — полковник интимно подмигнул. – Я в форме.

— Нет, — отказалась Лилит. – У меня важная поездка. Я не могу её прервать. Да и… настрой как-то сбит.

Диалог произошёл в рощице, перед тем самым деревом, на верхушке коего росла романтическая звезда. Солнце поднялось над горизонтом, из красного превратившись в красно-жёлтое.

— Пока, может, увидимся, — Лилит поцеловала полковника в щёку и ушла прочь, к аллее.

— Номерок оставь, — попросил вслед ей Городецкий.

— У меня потусторонний роуминг, — усмехнулась дьявольская дочь, не сбавляя ход и не оборачиваясь. – Боюсь, не дозвонишься…

 

***

Через полчаса после происшествия — полиция объявила план «Перехват», но не нашли никого и ничего. «Урал» исчез вместе с парнями в камуфляже, наверняка заехал в ближайшую воинскую часть. Армия – это не мирные граждане, — произвол на неё не действует и «своих» она не сдаёт. Следователь, охраняемый спецотрядом «Рысь», попытался проникнуть на армейскую территорию, — но был послан в грубой циничной форме караульным начальником. А его постановление на обыск, подписанное прокурором, чуть не засунули ему же в задницу.

— «Рысь» – а ну-ка брысь, — предупредительно заявил начальник караула, снимая с плеча автомат, он небрежным жестом щёлкнул затвором. СОБР всё понял правильно и отступил, – впрочем, наступать и не планировал.

В общем, полиции ничего не осталось, как тупо погрызть свой ментовской бамбук. Вскоре местному прокурору последовал звонок из Москвы, и про инцидент больше не вспоминали.

 

10. Кладбище самоубийц

Утро расцвело. Маленький красный «Мерседес» еле-еле продвигался в дорожной пробке, растянувшейся на всю Балашиху. Первый затор на данном участке возник примерно тогда, когда был основан сам город. Никто не знает – почему так, но это так, постоянные водители трассы М-7 подтвердят.

За рулём сосредоточенно восседало Время, а рядом, на переднем сиденье – Ева. Третья путешественница отсыпалась сзади. Выехали шестьдесят минут назад, преодолённое расстояние — шестьдесят метров. Ева невозбранно скучала, зевая и поглядывая в окно.

— Как там, в Эдеме? – спросила она невзначай.

Вопрос был проигнорирован, Время нарочито смотрело вперёд, на дорогу.

— Папаши здоровы? – далее расспрашивала дочь Бога. – А Чудеса резвятся на лужайках?

Ответом было снова невежливое молчание. Но потом Время звонко сказало, вроде как болтая само с собой:

– Необходим объездной путь.

Оно резко крутануло руль, «Мерседес» объехал пару машинок, свернул на узкую улочку вправо, с неё – на другую влево… Ева озадаченно нахмурилась:

— Куда же вы?!

— Не я, а мы, — индифферентно среагировало Время.

Автомобиль ещё немного покрутился по окраине города, наконец, выскочил на просёлочную дорогу и помчался, поднимая клубы пыли и удаляясь от подмосковных многоэтажек.

— Мы едем от трассы! – беспокойно вскричала Ева. – Эй, чёрт возьми, Лили! – Она перегнулась и затормошила попутчицу.

— Чё такое? – поднялась с заднего сиденья брюнетка, поводя заспанными глазками.

— Это мошенник! – прозрела Ева, указывая на Время. – Он нифига не вестник из Эдема, а… работорговец или кто-то из сей оперы!

— Почему? – не понимала Лилит, не в силах оторваться от обнимашек с Морфеем.

— Да потому, что он завёз нас в чащобу! – истерично крикнула блондинка, суматошно озираясь в окна. Действительно, на каком-то этапе, цивилизация внезапно кончилась, и яркая машинка уже прыгала на лесных кочках.

Инстинкт самосохранения врезал брюнетке затрещину. Только тогда Лилит отпихнула от себя Морфея со словами:

— Отстань, гад!

Морфей обиженно вздохнул и вышел из салона на ходу.

Брюнеточка осмотрелась осовелым взглядом, спросила кротко:

— Эй, как тебя там, — Лилит пихнула Время в плечо. – Чё такое?

— Объездная дорога, — невозмутимо объяснило Время. – Сокращаю путь.

Холодный тон сбил пламя истерики. Точней, чуть притушил.

— Вы мне нервы укоротили, — проворчала Ева. – Когда мы вернёмся на трассу?!

— Завтра, — честно ответило Время, глянув на наручные часы.

— Так! – твёрдо сказали девчонки в унисон. – Тормози тачку.

— Нет, — ответило потустороннее сопровождение, не отрывая взор от часов. – Ещё две минутки. – Оно по инерции открыло фотку, и возникшие в салоне Минутки – были снесены встречным ветром вместе с их сачками и их щебетом.

— Точно работорговец! – ахнула блондинка. – А, Лили?!

Брюнетка вдруг задумалась и как-то нехотя проворчала:

— Кстати, Ева, а тебя в рабство когда-нить продавали?

— Н-нет…

— Как себя там вести-то хоть?

 

Ровно через две минуты маленький красный «Мерседес» затормозил среди леса.

— Дальше не проехать. Болото, — звонко произнесло Время, доставая из-за пазухи свою книгу. И углубилось в чтение формулы Альберта Эйнштейна.

— Мать-перемать…

Ева открыла дверку и осторожно опустила ножку на землю. Под подошвой хлюпнуло.

— Уй, мокро!

 

***

Изящная яркая машинка отчаянно газовала посреди леса. Лилит сидела за рулём с напряжённым лицом:

— Ну, давай, твою мать!..

Ева усиленно толкала транспортное средство, упираясь нежными ручками в покатый багажник:

— Ну, пожалуйста! – отчаянно просила она.

Колёса с прокруткой буксовали, скользя по мокрой травке, тачка не сдвигалась ни на йоту.

Время тактично находилось в сторонке от озвученных дислокаций, сидя на пеньке и закрыв сосредоточенное лицо книгой.

Машинка, взревев последний раз, заглохла. Клубы выхлопного газа наполняли красивую таёжную атмосферу.

— Бесполезняк! – скривилась дьявольская дочь, выскакивая из салона. Покачалась на высоких каблуках, опёрлась на бампер. – Фу, млин!

— Чего делать-то? – риторически вопросила дочь Бога.

— Перво-наперво, надо проверить, есть ли у вон того существа яйца, — показала Лилит на Время. – И если – да, то намотать их на ближайшее дерево.

— А во-вторых?

— Затем надо подождать часов двадцать, и мы отсюда уедем, — Лилит усмехнулась. – Наш персональный гонец, вроде, так брякнул?..

— Где вообще наши родители нашли такого чудика?.. – размыслила Ева.

— Только не чудик, а чудло, — поправила Лилит.

Время опустило книгу от лица, деликатно мазнуло глубокими зелёными глазами по попутчицам, — и быстренько вернуло обложку к носу. Детский поступок «из-под полы», который девоньки легонько приметили. И обсудили:

— Вишь, как зыркает! Боится.

— А мне кажется, смущается.

Из-за купы деревьев выглянула чопорная миссис Надежда:

— Ку-ку, — молвила Она густым голосом.

Девчонки повернули удручённые головки.

— Да пошла ты, сучка!.. – пробормотала Лилит в Её сторону, переступая ножками. Каблуки медленно погружались в мокрую почву.

Ева охлопала одной балеткой о другую, и решительно заявила:

— Пожалуй, я схожу по окрестностям! И, думаю, мой поход будет не зря, что бы Оно там себе не воображало! – Ева бросила презрительный взгляд на фаната Эйнштейна, поддёрнула джинсы и зашагала по неширокой полевой дороге, на которой и застряла тачка. Балетки вязли в хлюпающей траве.

— А я, пожалуй, выпью, – подытожила Лилит. – Самое лучшее, что можно предложить себе в такой ситуации.

Время вновь оторвалось от книжки и облило миссис Надежду неприязнью. Та стряхнула с себя желчь и растворилась в воздухе.

 

***

Пройдя немного среди деревьев – Ева вышла на открытую местность. Слева весело подмигивала деревенька, а прямо, через поле – хорошо проглядывалась трасса М-7, по которой бегали машинки.

— Великолепно! – вскричала дочь Бога. – Сейчас найдём трактор в местном колхозе, и всё разрешим.

— Фюйть! – послышался свист откуда-то справа. Ева посмотрела, наконец, и туда. Взору предстало кладбище, в котором любопытный глаз сразу же уловил какую-то странность. Блондинка осторожно шагнула за деревянные ворота, висевшие на одной петле. Пахнуло сыростью и гнилыми листьями.

— Что-то здесь не так… — произнесла Ева шёпотом. — Ну, конечно же, кресты!..

Кладбище было старым. Проржавевшие оградки, превратившиеся в труху скамеечки, обвалившиеся земляные холмики… И кресты, воткнутые наоборот – вершиной в могилу.

— И чего? – вдруг послышалась живая русская речь. Где-то вблизи. Ева застопорилась, вслушиваясь. Потом, нежно ступая, двинулась на звук.

— Сегодня отчалил, ток записку оставил, — прокомментировал другой голос.

— Мы не успеем найти замену, — поддержал третий собеседник, подбрасывая и ловя мяч.

Тесным кружком за заброшенной могилой стояли и переговаривались люди-призраки. В спортивной форме и в бутсах.

— О, спасение! – первый человек-призрак заметил Еву, выглядывающую из-за ближайшего куста. – Эй, милочка, здравствуй! Окажешь нам доброе дело, а?!

Блондинка медленно сползла на землю и закрыла ошарашенные глазки.

 

***

— Лёгкий обморок, — услышала Ева бодрый глас. – Надо сделать искусственную вентиляцию лёгких.

Блондинка лежала на спинке, под тем самым кустом, где и упала. Над ней склонились четыре человека-призрака. Доктор достал из чемоданчика носовой платок, развернул ткань и начал усиленно ею махать перед женским лицом.

— Может, лучше рот в рот? – предложил один призрак.

— Это ведь неэтично! – возмутился второй.

— А я готов её поцеловать, — хихикнул третий.

— Готово! – удовлетворённо кивнул доктор, прекращая возвратно-поступательные движения с платком.

Ева неуверенно подняла веки, часто моргая. Узрела над собой доброжелательные хари людей-призраков.

— Как ты, милочка? – тепло прозвучал вопрос. – Извини, что мы тебя напугали, но у нас уважительная причина…

— Кто вы такие? – слабым голосом спросила дочь Бога.

Четвёрка переглянулась. Пожала жеманно плечиками.

— Мы – самоубийцы, — признался первый.

— Живём на кладбище для самоубийц, — дополнил второй.

— Сегодня у нас районный чемпионат по футболу, а наш арбитр внезапно покинул нас, — продолжил третий. – Отмолили-таки его душу…

— Дорогуша! Ты не могла бы побыть судьёй в финальном матче? – попросил призрак с платочком. – Я — врач, который тебя спас, и ты мне обязана, получается… – Он смущённо улыбнулся. – Я целый год ждал поединок, и болею за Фрязино.

— Крандец подкрался не спеша, — усмехнулась Ева вслух. С усилием подтянулась на локтях и села. Критически оглядела тусовку. – Я бы рада вам помочь, но в футболе не рублю. – Она подумала и добавила: — Совсем нифига!

— Значит, в морг, — философски вымолвил потусторонний доктор. – Не понимаю людей, которые не понимают футбол.

— Ну-ка, помогите, — тогда строго сказала Ева и подала руки. Люди-призраки легко подхватили женщину, поставили её на ноги.

— Дайте мне свисток! И ещё мне надо осмотреть поле, — отдала приказ Ева. – Футбольные правила расскажете на ходу!

 

***

Футбольное поле располагалось за околицей «Дома мёртвых», было в два раза меньше стандартного размера и уютным. Каждая команда состояла из семи призраков, которые быстро бегали, опасно прыгали и виртуозно владели мячом.

— Фрязино, вперёд! – кричала часть болельщиков.

— Реутов — ура! – кричала другая часть болельщиков.

Фанаты, в количестве примерно пятисот душ, — посиживали на трибунах из тумана. В неоднородной массе находились Бог с Дьяволом, никто Их не узнал, да и узнавать не горел, каждый был увлечён только футболом!

Ева бегала по полю за игроками, отчаянно свистела и давала командам указующие жесты. Мяч метался от конца к краю, переходя с одной половины поля на другую. Бутсы лихо сидели на натренированных ногах, разгорячённые лица источали ручьи пота, в избытке случались толчки и подножки, витала нецензурная брань, — игра кипела и плясала! К её концу счёт составлял: 7:7.

— Ничья! – заорала Ева по окончании двух таймов. – Итоговое пенальти!

Были пробиты ряд семиметровых пенальти. В итоге одной из команд удалось забить восьмой гол. Стадион поднялся на уши, а Дьявол шепнул партнёру:

— Ну, как тебе?

— Супер, — кратко отозвался Бог. – Атмосфера стадиона непередаваема…

— Фрязино – чемпионы! – заходился в едином мощном вопле сонм фанатов.

Ева не заметила партнёров по «Вселенной 5». По окончании матча она ненароком взглянула на угасающее солнце и нахмурилась:

— Заигралась девочка! – блондинка ломанулась прочь. Уже на выходе с кладбища её нагнал потусторонний доктор.

— Ты куда, дорогуша? – спросил он застенчиво, вдруг возникнув на пути. – А награждение? А банкет?.. А ручку вам помусолить, в конце концов, — призрак сильно порозовел.

— У нас машина застряла в болоте, друзья ждут, — оправдалась Ева. – Ночь наступает, а мне надо…

— Ни слова больше! – перебил призрачный доктор. – Я всё понял.

 

***

Вечерело. Из-за деревьев вышла толпа людей-призраков, которую возглавляла Ева. Время, всё также сидящее на пеньке, слегка покосилось… затем удивлённо подняло бровь, покусало губы. Оно споро отложило книгу и достало блокнот.

— Я подмогу нашла! – весело подмигнула Ева. – Лили, ты где!

— Чё орёшь, тут я, — дьявольская дочь высунула из фортки красного «Мерседеса» вздорную головку. Следом вылезла рука с наполовину пустой бутылкой коньяка. – Бухаю я, млин…

«Миссис Надежда – бяка!» – записало Время в блокнотике. Оно чуть подумало и дополнило запись: «И я с ней больше не играю».

Мотор взревел. Ева открыла дверь и усадила измотанное тело на переднее сиденье.

— Подержи! – брюнетка сунула попутчице коньяк. – Толкните хорошо, ребзя!

Люди-призраки обступили маленький красный «Мерседес», основательно упёрлись в багажник. Лилит включила передачу и притопила педаль газа. Машинка немного побуксовала и поехала, набирая скорость. Правда, через десяток метров резко тормознула. Открылась дверка и Ева выкрикнула:

— Эй, как вас там? Садитесь, — пригласительно махнула ручкой. – Не бросать же вестника от наших папаш!

 

11. Тюрьма-жральня

Почти стемнело, когда маленький красный «Мерседес» подъехал к деревне, которую видела Ева недалеко от кладбища самоубийц. При въезде возвышался двухэтажный домик, вывеска заявляла игривым неоном: «Мотель». Автомобиль подрулил к гостинице и встал на разлинованную белыми полосками стоянку.

— Цивилизация, — выдохнула Лилит. – Жрать хочу. А ты?

— Не откажусь от еды, — ответила Ева. – Эй, а вы хотите есть? – она глянула на Время, восседающее сзади.

— Надо подумать, — уклончиво ответило сопровождение.

— Да ты что, Ева, — рассмеялась брюнетка. – Существо питается святым духом, это ж видно!..

Время поддёрнуло рукава своей тёмной сутаны и обиженно нахохлилось.

Вскоре занятная троица зашла в гостиницу, миновала тёмный холл и остановилась у освещённой стойки. Их встретил мужичонка лет сорока пяти, с ушами-лопухами и почти без зубов. Узколицый, бровастый и очень худой. Рваная майка, спортивные трикушки и тапочки.

— Два номера на одну ночь, — попросила блондинка приказным тоном. – И ужин в каждый.

Мужичонка изучающе смотрел на гостей, потом раздвинул губы в услужливой улыбке, обнажая дёсны. Пробегающая мимо Минутка лишь брезгливо махнула сачком, не касаясь вонючей энергетики.

— Добро пожаловать! – хозяин заискивающе ощерился. Выложил на стойку два больших ключа, не спросив и документов. — Матрёна! – после крикнул он, явно призывая. – Матрёна, — и, не извинившись, отошёл вглубь дома.

— Парень похож на маньяка, — шепнула дочь Бога. – Лили, может, уедем пока не поздно?..

— Слышь, я провела в долбанной машине весь день, — напористо ответила Лилит. — По спине и по заднице будто стадо слонов прошло… Пока я не отдохну, никуда не едем!

— Ни один маньяк не похож на маньяка, — деликатно высказалось Время. – Поэтому можно точно остаться.

— Тебя не спросили, — внезапно вспылила Ева. – По твоей милости мы уже два дня едем! Хотя до Суздаля легко можно домчаться за несколько часов!..

— А кто играл с мертвецами в футбол? – тактично не согласилось Время. – А кто с полковником гулял?

— А кто брякнул про шесть суток пути? – удивилась Ева. – Так всё и происходит или я, типа, в чём-то не права?!

Видимо, блондинка решила поругаться с вестником. Спор никому никогда и ничего не доказывает, но человеческим инстинктам приказывать бессмысленно. Иногда это понимает даже вздорная дьявольская дочка, особо тогда, когда наблюдает со стороны. Лилит сказала, снисходительно усмехаясь:

— Про шесть дней пути — помню, и, значит, маньяк нам не страшен!

— Устами младенца, — убеждённо пробормотало Время.

— Ч-что?! – вознегодовала Ева.

Подгребли хозяин с хозяйкой. В отличие от мужа — зубы у Матрёны были крупными, лошадиными. Облик засаленный и непромытый, физия круглолицая. На толстых плечах – бесформенное застиранное платье.

— Щастья дорогим хостям! – услужливо прогнула объёмную талию бабища. – Шо желаете ужинать?

— Еду, — лихо ответила Лилит. – Любую. – Она подхватила ключи со стойки, один сунула Еве и отошла, — завтра увидимся.

— Ээй! – возмущённо крикнула Ева вдогонку. – Лили! Я как бы это думала, что мы вместе с тобой будем ночевать. Как две однозначно девушки!.. Я, вообще, блин, не представляю, как обитать с этим существом!.. – дочь Бога бросила косой взгляд на Время.

— Твои проблемы, — ответила брюнетка, скрываясь во внутренних покоях дома.

Хозяева припухли в недоумении. Время вымолвило бесстрастно:

— У меня есть ещё дела. Я ухожу, — Оно повернулось и гордо поплыло к порогу. – Спите спокойно.

— Ффуф!.. – облегчённо вздохнула Ева. – Ффуф…

 

***

Окрестностями крепко владела глубокая ночь. Хозяева мотеля куковали у стойки.

— Ну, чё делыть-то? – вопросила бабища.

— Хрен не ведаю, — отозвался бровастый. – Если б не драный священник… Или эт она, так и не въехал…

— Их авто на стоянке, и, по ходу, поп дрыхает в тачке, — Матрёна подала двустволку. – Сонные капли перец в рясе не глотал на ужине, в отличие от тёлок… Так что проще его… сдадим покойника живым весом.

Узколицый мужичонка схватил ружьё и взвесил в руках. Преломил, заглянул в ствол.

— Трупаки в два раза дешевле, — проворчал он. И тут же облизнулся: — Зато бабы в самом соку, мыслю, шо прилично загоним даж покойника на их фоне.

— Иди, — толкнула бабища. – Надыть всё обтяпать до солнца, щас светает рано.

— Угу, — бровастый вернул ружьё в исходное состояние. Оскалил беззубый рот. – Ток опосля ключи от «Мерсика» не забыть взять… есть у мине хороший перекуп на няго.

Входная дверь домика отворилась и в холле нарисовалось Время. Оно проплыло к стойке и безучастно глянуло на испуганных хозяев.

— Память девичья, — индифферентно покаялось Время. И вздёрнуло руку с качающимся маятником.

— А, сука! – мужичонка вскинул оружие, целясь в гостя. И замер. Метроном зачастил перед носами супружеской пары. Хозяева следили за ним широко открытыми глазами. Туда и сюда, сюда и туда… — глазные яблоки следовали за маятником. Двустволка по-прежнему находилась в боевом положении: приклад у плеча, ствол  — упёрт в гостя.

— Ме-ня нет и не бы-ло, — чётко произнесло Время по слогам. – Тик-так.

Оно плавно развернулось и уплыло из гостиницы совсем.

Хозяева мотеля сжали глаза до нормальных размеров. Отследили уход странного гостя. Вздрогнули!

— Чё ты мне ружо суёшь! – бровастый скинул оружие на стойку. – Трупы горазд дешевле… Я звоню покупателю, — беззубый достал мобильник из кармана трикушек.

— Добры тёлки! – ухмыльнулась бабища. – Хорошо таки, што шалавки с трассы сюды забегают. Правда, сёдни без своих дальнобоев… странно.

— Нас это ипать не должно, — флегматично подытожил муж и сказал в телефон: – Алё, Казбек… Это Вован, мать мине за ногу… Есть свежачок!

 

***

Было то ли утро, то ли вечер. Девчонки заворочались на своём ложе, просыпаясь. В процессе послесонных потягушек столкнулись нос к носу. Недоумённо заморгали.

— Чё за ерунда, Ева? – зловеще прошептала брюнетка. – Какого чёрта ты пришла ко мне в кровать?!

— Что? – кротко размыслила блондинка, на расстоянии нескольких сантиметров наблюдая глаза попутчицы. – Что за бред?!

Девоньки одновременно и резко отпрянули друг от дружки и впопыхах осмотрелись. Они находились в приземистом помещении, примерной площадью сорок квадратных метров. Выходная дверь – явно из стали. Боязливые глазки выхватывали детали обстановки: рассыпанная солома на деревянном полу, грязное ведро в углу, в стене большая выемка вида «окно», валяются в избытке тряпки и… кости. Под потолком: электрическая лампочка без абажура.

— Ну и вонища, — заметила Лилит, кривя физиономию.

— Напоминает тюрьму какую-то, — высказалась и Ева.

Наконец, девчонки глянули на себя и обнаружили, что сидят абсолютно голыми, под тонким одеялом, под которым и спали.

— Что за чёрт?! – прозвучал двуединый выкрик.

Женщины вскочили, неловко закрываясь одним одеялом.

— Понятно… — процедила Лилит. – По ходу мы всё-таки в рабстве!..

— Почему? – пискнула Ева. – Точней, за что они с нами так?!

— Кто?

— Папаши наши.

— Мля, папаши ни при чём, сто процентов, — рыкнула Лилит. – Я думаю, что хренов вестник с письмом – это привет от наших бывших!

— Да?.. – Ева наморщила лобик. – Ты вроде обмолвилась, что Адам и Сатана сошлись?

— Мне Судьба сболтнула… мы с ней дружим ведь, — ответила блондинка, суматошно озираясь. – Деталей не знаю, но знаю, что дыма без огня не бывает… Мыслю, что бывшие нам решили отмстить, привезя сюда!

— Но в чём смысл мести? – только и смогла сказать Ева.

Попутчица не успела ответить, где-то рядом отчётливо скрипнула дверь и послышался яростный собачий лай. Девоньки обратили пристальное внимание на выемку вида «окно» в боковой стене. Прижимая к себе одеяло, — подкрались к стене и заглянули в эту выемку. Бойница оказалась объёмным окном один метр в диаметре и глубиной полметра, с железными прутьями повдоль и поперёк. За решёткой хорошо проглядывалось другое помещение, похожего метража, имеющее вольер и немного обстановки. Там сейчас находились двое моложавых личностей мужского рода. Близнецы или очень на них похожие! Прилизанные рыжие волосы, бледные вытянутые лица без растительности, каждому на вид лет по тридцать пять. Из одежды белые рубашки, брюки и туфли. Их можно было бы принять за менеджеров.

В вольере — подпрыгивали и зло лаяли кавказские овчарки.

— Тише, родные! – ласково прикрикнул первый.

— Нетерпеливые, — пожурил и второй. – Дай-ка сигарету, Хох.

— Адама здесь нет, — прошептала Ева. – Правда, я его не видела уж лет… семьсот, но я бы его почувствовала.

— Сатаны здесь тоже нет, — усмехнулась Лилит. – Я его узнаю в любом образе… Эх, курить, млин, охота!.. – облизнулась девчонка.

— Попроси у этих гавриков, думаю, не откажут, — предложила Ева как само собой разумеющееся.

— Думаешь, – искренне удивилась Лилит.

Близнецы закурили. Недолго постояли, пыхтя сигаретами. На проём (окно) в стене они не обращали внимания вообще, даже украдкой взглядов не бросали. Собачий лай не смолкал.

— Ну, так гуляш или отбивная? — произнёс Яволь.

— А, может, котлетками побалуем? — помыслил Хох.

Близнецы подгребли к нехитрой обстановке, что рядом с вольером. Тут находились два атрибута: плаха, где лежал топор, а рядом возвышалась мясорубка высотой с человеческий рост.

— Чёт я не поняла… — разволновалась Лилит.

— Я поняла, но боюсь говорить вслух… — захныкала Ева.

Моложавые парни любовно потрогали инструменты, вызвав у девонек глубокий шок. Затем бледнолицые открыли вольер:

— Пойдёмте, пообедаем, дорогие!

Две овчарки бойко запрыгали с диким лаем, облизывая лощёные щёки хозяев.

— Кстать, одну на прокорм, а другую на секс-разрядку, — осенило вдруг Хоха. – А?

— Пусть кушают обеих, — не согласился Яволь. – К ночи будет юный свежачок, а эти как-то староваты, — он небрежно мотнул головой вбок. Не глядя на бойницу, как и ранее.

— Эм… Это я-то старовата!? – озарило дьявольскую дочку. – Эй, слышь, ты, мудила! – закричала она в зарешечённое окно. – Ты жутко пожалеешь, что меня оскорбил!

Ева вздыхала и кривила заплаканное лицо.

— Заткнись, Лили! – вскрикнула она, зажав уши ручками.

— Чё? – с досадой повернулась брюнетка.

— Через плечо, мать твою! – зашлась в крике Ева. – Нас щас сожрут! Вот так вот тупо, возьмут и сожрут, со всем дерьмом! Поэтому смысла им кого-то мазать нет совсем!..

Прилизанные хмыри в умилении слушали лай дорогих овчарок, не замечая ничего кругом. Они, наконец, растворили дверь и вышли из помещения с вольером. И судя по лаю, зазвучавшему буквально в уши – они подгребли к помещению затворниц.

— Слышь, Ева, а как нас съедят, если мы бессмертные? – задала вопрос Лилит, чутко прислушиваясь. – Семь тыщ лет как живём, вообще-то… Я и в катастрофы попадала, и из окна выпадала, и тонула… и – ни хрена, не умирала!

— Как, как? – всхлипнула Ева. – Если у тебя сожрут руку, то она наверняка не отрастёт! Ноги, голова и задница тоже…

— Да ладно, — поразилась Лилит. – Мляяя… Получается, мы встряли по полной!?

Со скрежетом замков отворилась стальная дверь и в помещение вбежали две кавказские овчарки. Лай смолк, но собаки хрипло рычали. За ними виднелись лощёные щёки бледнолицых.

Девчонки шустро прикрылись одеялом до самых сисек, прижавшись друг к дружке. Овчарки вымуштровано стояли на порожке, переминаясь и угрюмо глядя в глаза жертв.

— Прощаемся? – спросила Ева, стуча зубками.

Лилит часто-часто дышала и вдруг в голос заорала:

— Коса, коса, Помилуй мя телеса! – вложила свою ладонь в ладонь Евы. – Повторяй!

— Чего?!

— Заговор, — процедила Лилит. – Озарило, млин… Мне его в шашки проиграла Она.

— К-кто?

— Кто-то из сестёр, Жизнь или Смерть, — не помню точно кто… Ещё тогда, в Эдеме.

— А заговор на жизнь или на смерть? – вопрошала Ева в прострации.

— Я ж говорю, не помню. Но терять нечего, один хрен!

Бледнолицые расположились за своими собаками, удобно облокотившись о дверные косяки.

— Помолились, болезные? – спросил Хох с ухмылкой, явно приняв перешёптывания жертв за осанну.

— Коса, коса, Помилуй мя телеса! – торопливо пробормотала Ева. И машинально добавила: — Спасибо!

— Спасибо! – прошептала и Лилит на инерции. – Выручайте, сестрички…

 

***

— Без «спасибо» заговор не работает, — заметил пушистый проходимец.

— Истинно, — зевнул теплокровный гад, свернувшийся рядом уютным клубком.

Неразлучные приятели находились на Эдемском огороде, и, щурясь, наблюдали за сёстрами с косами, которые копали морковь. Жизнь и Смерть быстренько надёргали два крупных пучка и всучили оные коту:

— У тебя одна секунда! – предупредили сёстры с суровой нежностью в голосе.

— А награда? – кот состроил умильную морду, щурясь и млея, подался к Ним. – Всего один поцелуй!

 

***

— Кхм, — жирный котик, кряхтя, вылез из мышиной дыры, что располагалась возле самого пола тюрьмы-жральни. Вытащил оттуда и морковь. Ловко подбежал к блондинке с брюнеткой, бросил овощи им под ноги, подмигнул снизу и подался назад – в дыру. Реакцию женщин отследить никто не успел, так как прозвучала жёсткая хозяйская команда:

— Фас!

Овчарки сначала узрели кота, а после услышали команду хозяев. Недоумённо отследили метания пушистика и сорвались с места – к жертвам! Однако в глазах задвоилось и клыкастые животные тормознули на взлёте прыжка.

— Ууу, — завыли обиженно.

Люди пахнут мясом, а от запаха мяса кавказских овчарок тошнит, как известно. Если же мясо попадёт в пасть, то мучения бедной собачки невыносимы… С молоком матери впитано. Вот овощи – другое дело, полноценное и вкусное питание для сторожевых псов! Аппетитная крупная морковь – это амброзия!.. Только почему хозяева приказали коту разложить морковь рядом с этим отвратительным протеином?.. К тому же, женский протеин особенно запашист. Так и блевануть, простите, недолго.

— Ав-ав!.. – заскулили овчарки, оборачиваясь на хозяев. Завиляли смущённо хвостами.

— Чё? – не въехали рыжие близнецы.

— Урааа, да здравствует Жизнь и Смерть! – радостно вскричали девоньки. – Эй, убогие, а ну-ка быстро рассосались с пути, иначе вас ждут крутые слёзы! Мы – ведьмы, чёрт возьми!

Бледнолицые растерянно переглядывались. Девчонки отбросили одеялко и голенькими прошествовали между моложавыми парнями. Попыток застопорить жертв не было, — более того, прилизанные мясники шарахнулись от девонек. Явился в гости кардиогенный шок и пригрозил инсультом.

Овчарки, скушавшие до сего дня сотню человек, — мирно поедали морковку. Чавкая и повизгивая от удовольствия!

 

***

Девчонки из дверей «столовой для собак» выскочили в фойе сарая, а оттуда – на свежий воздух. Они очутились в узком дворе, огороженном высокой стеной из кирпича с колючей проволокой по всему периметру. В наличии здесь были трёхэтажный особняк, массивные сосны, бассейн под открытым небом. Типичное поместье для «новых русских».

Вопреки традиции светило яркое солнышко, день был в разгаре.

— Два урода! – ругалась Лилит, лихорадочно оглядываясь.

— Надо искоренить рассадник греха! – серьёзно заявила Ева. – Спасти тех, кто ещё сюда не попал.

— Чужие проблемы, — отмахнулась дьявольская дочь. И без перехода спросила: — Как думаешь, заговор сработал целиком или нет?

— В смысле? – не въехала дочь Бога.

— В том смысле, что мы ждём помощь или типа нам уже помогли, а дальше самим выбираться?

— Фиг знает…

— Ни хрена твой фиг не знает, — одёрнула Лилит. – Может, ещё разок заговор повторить, а?

В следующее мгновение перед узницами возник маленький красный «Мерседес». Выскочил из ниоткуда! Лишь витый дымок справа извещал о том, что автомобиль сюда приехал, правда, со сверхзвуковой скоростью, каковую никакой глаз не способен отследить.

Время на сиденье шофёра — деликатно повело бровками:

— Поехали, девоньки!

— Опаньки!.. – девчонки без разговоров запрыгнули на заднее сиденье и Время дало по газам. Тачку сорвало с места и не успели путницы моргнуть, — как машинка уже мчалась по асфальту оживлённой дороги.

— Млин, ты чё, опять у меня ключи увёл? – наехала Лилит на водителя. – Чё такой борзый-то, а?..

— Нас спасли, — напомнила Ева. – Я думаю, что стоит поблагодарить!

— Ваши дамские причиндалы у меня, — индифферентно вымолвило Время. – Сейчас приедем в Орехово-Зуево и купите себе платье. Хе-хе, — на бесстрастном лице возникла ухмылка. Однако сразу же пропала.

Лилит приметила на переднем сиденье свою сумочку, перегнувшись, рванула её к себе. Заодно кинула и Еве – её сумку… Зарылась в ридикюль, перебирая кошелёк, помаду, неработающий мобильник, сигареты… О, то, что надо! Жадно закурила. Спросила, пуская кольца:

— Какое сегодня число?

— Семьдесят седьмое июля, — уверенно ответило Время, мимоходом глянув на наручные часы. – Четырнадцать часов и ноль пять минут.

Госпожа Ирония и господин Сарказм лишь развели в бессилии ручками. Тихо выскользнули из салона и остались на дороге ждать другую попутку.

 

***

После того, как яркий «Мерседес» умчался из страшного поместья – в ворота особняка позвонила некая женщина, с лучистыми глазами. Дверь открыл привратник:

— День добрый, — мелодично сказала гостья. – Я – мадам Катастрофа, мне только что наказали явиться сюда и искоренить грех. С вашим домом я не знакома и поэтому способ исполнения определю на месте. Вы ведь разрешите мне войти?.. – Она игриво улыбнулась.

Минутка, пробегавшая вблизи, — ловко поймала улыбку сачком и показала большой палец в жесте «Класс!».

 

12. Супермаркет

В пятнадцать часов ноль восемь минут маленький красный «Мерседес» плавно подрулил к крыльцу торгового центра «Орехово-Зуевский».

Девчонки зажались по углам заднего сиденья, с опаской рассматривая городских пешеходов через окна. Они по-прежнему сидели абсолютно голыми.

— Вылезайте и пройдите за покупками! – строго сказало им Время. – Я буду вас ждать, — Оно явило свою настольную книгу и попыталось углубиться в гениальную формулу.

Подлость не имеет шанса быть оспоренной. Как и сроков давности. Однако Лилит всегда чихала на любые правила:

— Слышь, — мрачно скривилась женщина. – Мы тя щас трахнем прямо тут. Чтоб узнал, говнюк такой, каково нам!

— Мы как бы обнажённые! – поддакнула и Ева.

Время недоумённо взглянуло в зеркало заднего вида. Оно нахмурилось и чуть подумало. Отложило книгу и достало блокнот. Открыло его и прочло вслух:

— Девки одевают «Reebok» и шуруют в торговый центр на полтора суток. Покупают платья и мы едем дальше. Хм, — Время смущённо поморгало деликатными длинными ресницами.

— Чё? – не въехали девоньки.

Время, покаянно вздыхая, нагнулось и схватило объёмный пакетик, стоящий на месте для ног, у переднего сиденья пассажира, — и бросило свёрток попутчицам:

— Память девичья… Вот ваша одежда на время путешествия по супермаркету!

Туристки мимоходом переглянулись. В глазках отразилось какое-то совместное воспоминание.

— Что бы ты подарила ему на день рождения? – глубокомысленно спросила Лилит.

— Классику, — серьёзно ответила Ева. — «Идиот» Достоевского.

— У меня нет дня рождения, — грустно заметило Время. И лирично шмыгнуло носом.

 

***

Девоньки, одетые в спортивные костюмы, — вошли через крутящуюся дверь в торговый центр и замерли на пороге.

— Ни черта себе! – раздался протяжный бабский стон.

Прилавки начинались от входных дверей и тянулись куда хватал взгляд, — и в длину, и в ширину. Вся площадь была заставлена полками с полуфабрикатами, — необозримый супермаркет Еды!

— Горячими булками пахнет, — машинально отметила Ева. – Я читала, что магазины специально так делают, чтобы покупатель больше покупал… Запах свежеиспечённого хлеба будит аппетит.

— Тебе ничё не кажется странным? – кратко выразилась Лилит, возвращая попутчицу в реальность. – При чём здесь, нахрен, булки?

— Верно, ни при чём, — согласно кивнула Ева. – Мы пришли за платьями, помню. Просто кушать хочу.

— Ты хочешь сказать, что вот это, типа, такой обыкновенный маркет для замкадышей?! – патетически вскричала дьявольская дочка. – Величиной, как минимум, с Замкадье! – Она ухмыльнулась. – Кто виноват в этом дерьме — я знаю, но вот что делать?

— Я думаю, что надо исходить из тех обстоятельств, в которых мы оказались, — дипломатично высказалась дочка Бога. – Теперь-то ясно, что наша поездка – некая странная игра… Да, местами страшная и опасная, но… ведь прикольная!

Пока девоньки разговаривали, стоя на порожке, — мимо сновали люди с тележками, сумками и тюками. Они входили в магазин и выходили из него, — обычный покупательский трафик, характерный для любого супермаркета. Лилит вдумчиво отследила суету вокруг себя и вымолвила поспокойней:

— Окей. Деревья не растут до небес, и когда-нибудь игра прекратится. Тогда и обсудим с организаторами весь их, так сказать, талант, — брюнетка родила мрачную ухмылку. – Попёрли искать платья?

Женщины сделали несколько шажков вперёд и перед ними возник очкастый маленький хмырёнок, во фраке и в шляпе. С платком, изящно заткнутым за фалду. Администратор первого этажа! Он сказал зазывающе:

— Уважаемые леди! Я рад приветствовать вас в уникальном магазине, где время и пространство сплелись воедино! Наверняка вы зашли не просто так, а купить!..

— Заткнись! – цыкнула Лилит. – Нам нужны платья. Просто направь нас в «Шанель», а рекламу будешь впаривать тогда, когда мы уйдём. И кому именно – нам плевать. Да, Ева?..

Дочь Бога покатала желваки, поводила прелестной головкой слева направо, — и, наконец,  сплюнула в кулачок. Показала его очкарику:

— Вот… нам плевать.

— Понял? – усмехнулась дьявольская дочь.

— Д-да… — проблеял очкарик. – На первом этаже у нас еда, а одежда на втором. На третьем – ресторанный дворик, а на четвёртом – гостиница для желающих отдохнуть с дороги, — он показал направление, — эскалатор там.

Лилит выхватила у него носовой платок из фалды, кинула Еве:

— Оботри слюни, — и отошла, бросив хмырёнку на прощание: — Привет, мальчик.

— С-спасибо за салфетку! – Ева торопливо обтёрла ладонь, сунула платок парню назад за фалду, и заспешила следом за напарницей.

 

***

Девчонки поднимались на эскалаторе, обозревая интерьер, постепенно открывавшийся любопытным глазкам. Второй этаж, в целом, не отличался от первого, — вся видимая площадь была забита товаром. Сотни тысяч вешалов, на которых висели биллионы платьев, шуб, брюк, жакетов, ремней мужских и женских, сорочек, панталон, носок, плавок, комбинаций… Безграничная зала, заставленная вешалками и обувными коробками!

— Пройдите к Розане, — учтиво поклонилась администратор второго этажа, в бальном платье и с веером. – Вон там, — ткнула пальцем направление.

— Красава! – подмигнула ей Лилит и зашагала в указанную сторону.

— Моя подруга права, — поддержала комплимент Ева, спеша за попутчицей.

Девушка довольно заулыбалась, частя веером. Минутки кружились вокруг неё, будто стрекозы, — только и успевая махать сачками.

 

***

— Здесь всё «Шанель»! – велеречиво сказала продавец-консультант и повела кругом пальчиком. Внешне толстенькая живая бабца, с искренними ямочками на округлых щёчках и с глазами цвета сирени. Такой симпатичный мячик из плоти и крови.

Девоньки находились среди бессчётных вешалов с одеждой, тут и там яркими малиновыми пятнами отсвечивали кабинки для примерок.

— У нас только брендовые вещи, — добавила Розана на всякий случай. – Никакого самопала из Одессы!

— Так-так-так, — девчонки осмотрелись, нетерпеливо взбрыкивая. Глазоньки загорелись, рученьки задрожали! Генный инстинкт расправил крылья и понёс их сразу ко всем вешалам.

— Лили, глянь, какая чудная вещичка! – Ева подцепила изящное платьице, прижала к себе не снимая с вешалки, огладила. – Феерия! – выдохнула блондинка.

Лилит оторвалась от ощупывания плиссированной красной юбки, подошла и оценивающе глянула на попутчицу. Авторитетно фыркнула:

— Это не «Шанель», а «Диор», стиль New Look! 1947 год, и я была первой клиенткой Кристиана. Если что.

Консультант Розана как-то занервничала, без конца одёргивая сюртук.

— Да? – Ева из слов напарницы поняла не много, но не особо и расстроилась. Она схватила и примерила навскидку другое платье: — А так?

— Это «Шанель», — одобрительно покивала Лилит. – Коллекция 1957 года, идентичное платье носила Одри Хепберн… Минуточку, — вдруг брюнетка подозрительно осмотрелась и принюхалась. – Пахнет каким-то старьём! – вдруг рыкнула она и обратила гневный взгляд на Розану: — Чёрт возьми, это что, секонд-хенд?!

— Помилуйте! – воскликнула продавец, всплёскивая пухлыми ручками. – У нас только фабричные изделия! Их никто и ни разу не надевал!.. – Она энергично моргнула фиолетовыми глазками. — Если вы живёте в эпохе, где другая мода, то скажите, что за эпоха, и я вас проведу к нужным полкам! – Облик консультанта дышал искренностью.

— Хм, — крякнула дьявольская дочка и невзначай рассмотрела свой спортивный костюм. – «Reebok» — вечная классика и, действительно, непонятно, из какой мы эпохи.

— А вы все-все эпохи знаете?! – с умилением спросила дочь Бога у Розаны.

— Конечно же, ведь это моя работа! – восторженно шепнула продавец. Но быстренько убрала радость и добавила посуше: — Детали я не разглашу, коммерческая тайна.

 

***

Девоньки, нагруженные пакетами со шмотками, — весело сияя, — поднялись на эскалаторе на третий этаж ТЦ. Тут, всё те же необозримые площади занимали кафешки, правда, стоящие отдельными павильончиками.

— Хотя бы нормально посидеть можно, — одобрила Ева. – Бесконечную столовку я бы не вынесла.

— Сейчас бы по биг-маку! – ухарски подмигнула Лилит.

Однако биг-маков с ходу не было, вывески пестрели совсем не те. Поэтому девчонки присели в приличное с виду кафе, с азиатским орнаментом «под старину». Земляной пол сразу не расположил к уюту, но коли зашли, то можно и присесть, благо хоть присесть было на что. Кроме них — посетителей не наблюдалось.

— Йех! – рядом как джин из бутылки возник джигит с залихватскими усами: — Здравствуйте, дэвушк! – воскликнул он, тараща хитрые глазки. – Сэгодня вашь дэнь, патаму што вы удачна зашли!

— Супер! — поддержала восхитительный тон брюнетка. – Биг-маки есть?

— Йех, обижаешь! – осклабился джигит. – Я – Махмуд! Я кармыл падишахов, каролей Мэровингов и даще русских царэй! – докончил он с апломбом, приосанясь. Потом он понизил голос до интимного шёпота. – Одын раз даже сам Аллах заходил!.. Так-то!

— А кто такой Аллах? – прошептала Ева в ухо попутчицы.

— Откуда мне знать, — по привычке отмахнулась Лилит. – Окей, Махмуд, принеси нам еды! – распорядилась она.

— Сей момент!

 

В ресторанчик вошёл бодрый дед, с интересом покосился на молодух из-под седых бровей и занял место через столик. Одет он был в серый длиннополый пиджак, на голове кипа – еврейская шапочка. Чисто выбрит, глаза чёрные.

Проявился Махмуд, приветливо кивнул гостю и выставил перед ним на стол бутылку воды и тарелку с куском хлеба. Явненько старик был завсегдатаем.

— Уже готово! – льстиво залыбился хозяин и гостьям. – Несыте!

В обеденную залу резво вскочили два юных джигита, неся тушу какого-то животного. Брякнули её прямо на стол перед женщинами, дружелюбно кивнули и убежали.

— Вах! – Махмуд побил двумя стальными клинками друг о дружку. – Чудесный обэд, красавыцы!

— Ччто это? – Ева аккуратно ткнула в тушу пальчиком.

— Бэсподобный баран с альпыйских пастбищ! – возгласил Махмуд.

— Чё за хрень! – вознегодовала Лилит, вскакивая. – Убери эту гадость и дай нормальной еды!

— Обижаэшь, — поник хозяин.

Старик искоса поглядывал на занятную сценку, жуя свою хлебную корочку.

— А можно просто яичницу? — тихо попросила Ева, тоже вставая. – На сливочном масле.

— Ай! – Махмуд отбросил свои кинжалы и растерянно глянул на дорогих гостей. – Што?..

— Жареные яйца, — терпеливо повторила Ева.

— Вааай… — Махмуд инстинктивно зажал промежность рукою. – Нэ понимаю я, савсэм не понимаю, вах…

— По ходу колбаску просить смысла вообще нет, — ухмыльнулась Лилит, вдруг осознавшая пикантность ситуации.

Девоньки переглянулись в очередной раз и прыснули со смеха. А рядышком раздался глухой голос с лёгким еврейским акцентом:

— Уважаемые дамы, не желаете ли древнее золото из Ассирии?

Девчонки повернули весёлые личики. Дед недвусмысленно подмаргивал, показывая жёлтую побрякушку.

Туристки не успели ничего предпринять. В ресторан вдвинулся человек. Три метра ростом, с копной густых каштановых волос, с огромными синими глазами. Мышцы рельефно топорщились на атлетической фигуре. В набедренной повязке. Услужливо подскочил Махмуд, с трудом неся небольшую бочку. Мужчина принял бочку как стакан, вытащил зубами пробку и стал пить.

— Нифилим! – заворожено пробормотала Лилит, с обожанием глядя на красавчика. – Какие же они крутые!.. Ах!

— Нифилим, — задумчиво подтвердила Ева, — ребёнок, зачатый женщиной от ангела.

Гигант допил и отдал хозяину пустую бочку. Рыгнул. Заметил старика и шагнул к нему. Нагнулся к его уху и нечто туда сказал. Дедушка чуть подумал и кивнул. Нифилим отвесил неглубокий поклон и стремительно вышел вон, даже не глянув на девчонок.

— Мудрец!.. – зачарованно пробормотала Ева, внимательно глядя на деда. – Они очень крутые!

— Да? – среагировала Лилит. – Значит, дедуля в курсах местной хренотени, которая меня стала вымораживать!.. Не люблю, когда меня держат за лохушку, — заявила дочь Дьявола. Она решительно встала и пересела к старику. – Слышь, привет! Скажи, плиз, что тут творится и куда, мля, мы с подружкой попали?

Дедушка лучезарно усмехнулся. И сказал обыденно:

– Когда-то, однажды, их просто всё задрало. И здесь находится город, где живут люди, которых всё задрало. Уже семь тысяч лет. – Он глянул исподлобья и добавил, меняя тон на просящий: — Купите древнее золото из Ассирии!? – в пальцах вновь сверкнула драгоценная побрякушка. – Я Христу задолжал… муки совести жрут, етих-матих!.. Христос златом долги не берёт, вот и продаю колечко… надоело мучиться.

— До Страшного суда вы точно кольцо не продадите! – вдруг вскричала Ева. – Ведь вы – Агасфер!

— Да, — горько кивнул дед. – Вечный жид, обречённый вечно шляться по земле.

 

***

Девоньки, загруженные пакетами с обновками, — выбежали на улицу. Маленький красный «Мерседес» тосковал на стоянке у ТЦ. Время что-то чиркало в блокнотике.

— Эй, — путешественницы подпрыгнули к дверце водителя.

— Стойте! – вскричало Время, поспешно вылетая из салона. – Стойте!..

— Чего?!

Время загородило собой машинку, затем привычно закатало рукав рясы и глянуло на наручные часы:

— Так… десять, девять, восемь, семь… — Оно расслабленно выдохнуло. – Ровно полтора суток вы пробыли там, где пробыли! Теперь можно ехать далее!

— Короче, давай по чесноку! – не согласилась Лилит, упирая руки в бока. – Кто ты такой, и я не двинусь с места, пока не узнаю!

— Или такая?! – Ева грозно подбоченилась.

Так они и стояли – две разгорячённые тётки против флегматичного существа в тёмной рясе.

Правда и Ложь (круглоголовые близнецы) неспешно подплыли к сцене и вздели шаловливые ручки:

— Послушайте! – пропели сладко в унисон.

— Пшли нахрен! – рявкнули им девоньки. По очереди.

Правда и Ложь тихо растаяли в атмосфере, не возражая.

Время поддернуло рукава сутаны и, вероятно, впервые улыбнулось до ушей:

— Моё имя – Время! Я – повелитель пространства, — деликатно козырнуло Оно.

Минутки зажужжали в экстазе, схватили начальственную улыбку целым десятком в нежные ручки, —  и улетели, бережно её поддерживая.

 

13. Трупы, трупы, трупы

Шли пятые сутки поездки в Эдем.

Маленький красный «Мерседес» плёлся по трассе М-7 с очень небольшой скоростью. И тому были причины: за рулём сидела Ева, рядом – Лилит.

— Да расслабь ты руки! – командовала брюнетка. – И смотри не на капот, а выше, ты должна видеть дорогу перед собой на пятьдесят метров!

— А если сзади кто-то едет? – блондинка пыталась смотреть в задние зеркала, но получалось плохо с непривычки.

— Тебя сзади не волнует, — просвещала Лилит. – Ты едешь себе и едешь по средней полосе. Как надо будет поворачивать, тогда и будет повод для волнения.

Время находилось на заднем сиденье, читая книгу Альберта Эйнштейна.

На горизонте замаячили многоэтажки большого города.

— Въезжаем в славный град Владимир, — с облегчением сказала Лилит. Трасса к концу недели — стала девчонок утомлять.

— Нам не надо во Владимир, — с беспокойством заметило Время. – Следует повернуть влево до въезда в областной центр, на Суздаль – объездная дорога.

— Так, руль не дёргай и не бойся, — подбодрила брюнетка подшефную и обернулась взад. Молвила негодующе: — Слышь, мы уже один раз проехали по объездной, по твоей милости!..

— Сейчас я не шофёр, а навигатор, — туманно пояснило Время.

— Лили! Гаишники!.. – в страхе вскричала дочь Бога.

Дьявольская дочь развернулась вперёд и узрела автомобиль с синим тюнингом и мигалками, стоящий по пути следования.

— Ты испугалась гайцов или боишься проезжать мимо них? – не поняла брюнетка. – Сиди спокойно и едь как едешь!

Человек, по-садистки ухмыляясь, взмахнул полосатым жезлом, требуя остановки яркой машинки с московскими номерами.

— Блииин! – чуть не расплакалась Ева.

— Да заткнись ты, — беззлобно ругнулась Лилит. – И, давай, тормози.

— У меня ведь прав нет! – всхлипнула Ева. – И вообще я за рулём второй раз…

— Заплатим штраф, не впервой… — успокоила брюнетка и скомандовала: — Так, прижимайся к обочине, — она своей рукой вывернула руль. – Отпускай педаль газа и нажимай педаль тормоза… Молодец!

«Мерседес» застопорился невдалеке от машинки с проблесковыми маячками.

Подгребли двое крепко сбитых и ладно сшитых полиционера, в форменной одежде и в фуражках. У одного в руке – полосатый жезл.

— Здравствуйте! Капитан Баранов! – представился один. – Документики, пожалуйста.

Ева лишь испуганно глянула на попутчицу.

Однако-однако, ругаться с ментами лучше всего через раз. Лилит состроила гримаску понежней и, перегнувшись через водительское место, сказала сладким тоном:

— Дорогая полиция! У моей сестры нет прав. Дело в том, что я её обучаю вождению.

— Да-да, — очнулась Ева. – Моя милая сестрёнка обучает меня водить машину, и уже давным-давно! Я езжу на отлично, просто, эээ… сертификационный документ водителя не получила!.. Но это ведь формальность, не правда ли?..

— Хм, — размыслила полиция. – Кто владелец машины?

— Я, — заявила Лилит. – С документами полный ажур, и ПТС, и страховка, и огнетушитель…

— Пройдёмте к нам в авто! – распорядилась полиция. – И вы, и вы. Там и побеседуем.

Легавые вальяжно отошли, не стоя «над душой».

— Короче, объясняю ментам — я, а ты киваешь! – торопливо сказала Лилит напарнице. – Я умею давать взятки, а ты ни хрена, как понимаю…

— Я не умею, — согласилась Ева.

Время было глухо закрыто книгой, лишь пальцы на обложке нервно подрагивали.

 

***

Девчонки, подобно двум вздорным птенчикам, облачённым в платья от «Chanel» —  нетерпеливо подпрыгивали на заднем сиденье патрульного экипажа.

— Сколько? – спросила брюнетка, ставя сумочку на колени и доставая оттуда кошелёк.

Полиция впереди – сыграла в переглядки. Потом оба мужика развернулись к девчонкам фасом. Молча уставились на нарушительниц.

— Мы едем уже пять дней, дорожка как бы монотонная, вот и решили развеяться, — оправдалась Лилит. – Тем более, сестрёнка всегда хотела научиться вождению…

Ева часто-часто покивала и дополнила:

— Мы ж никого не убили!

— Именно это нам и предстоит выяснить! – холодно ответила полиция.

— Что, вашу мать?! – удивились девоньки.

— Уголовный розыск! – Баранов сунул под нос туристкам «корочки». — Пару дней назад мы нашли четыре трупа. В двух домах, стоящих по соседству. Везде наружные камеры зафиксировали ваш автомобиль.

— Мы ждали, когда вы проявитесь, и вот случилось, — добавил напарник Овцов. – Вам придётся проехать с нами для беседы.

— Вообще-то мы в рай спешим, — брякнула Лилит. – И вы знаете это не хуже, чем мы сами. Повелитель пространства – шикарный постановщик, но после его разоблачения, все его разводы на новое шоу – это тупо детский сад!

— Абсолютно! – горячо поддакнула Ева. – Такими белыми нитками сшили случай, что даже нам неудобно…

Полиция поморгала недоумёнными глазками. А потом осуждающе покачала суровыми головами.

— Сделать из свидетеля – обвиняемого, — нам как два пальца, — усмехнулся Баранов. – Поэтому ротики я бы прикрыл на вашем месте.

— Слыхала, Ева, мы свидетели, – не вняла предупреждениям брюнетка, всё посмеиваясь.

— Ага, но можем стать и обвиняемыми, — улыбнулась блондинка. Минутка хотела было возникнуть рядом, но передумала, и с опаской упорхнула прочь от полицейской тачки.

Со стороны Владимира примчалась машина ГАИ, лихо развернулась на трассе. Из салона выскочил гаец при «ведомственном жетоне», и сунулся к окну Овцова.

— Пост ДПС №443 прибыл, — доложил он торопливо.

— Слушай команду пост 443! Отгоните маленький красный «Мерседес» в отдел, — распорядился Овцов. – Никого не подпускай к тачке до эксперта, ему я щас звякну.

— Будет сделано! – гаец отбежал к яркой машинке. Заглянул в салон и тут же возвернулся, тараща взгляд.

— Там… кто-то есть! – сказал он удивлённо.

— Везёте кого? – ласково подмигнул розыск девонькам.

— Да, везём труп, — усмехнулась дьявольская дочь. – Правда, половую принадлежность покойника мы с сеструхой не смогли определить, сколько ни пытались…

 

***

На трепетных рученьках были защёлкнуты наручники. Девчонки вяло шевелили браслетиками и ухмылялись.

Женская парочка находилась в кабинете с решётками и сидела на табуретах. Напротив – парочка мужчин из уголовного розыска. Между визави – прямоугольный стол.

— Если ваша шутка про труп в «Мерсе» — дурацкая, то эти трупы — настоящие, — Баранов небрежно выложил на стол пару фотографий.

Девоньки рассмотрели фотки и свои усмешечки убрали:

— Да ладно! – процедили они поражённо.

— Мы знаем всех, — честно сказала дочь Бога. – То есть… знали до того, как… их так… отделали. – Она несколько побледнела.

— Хозяева мотеля и садисты из особняка! – расшифровала фотографии дьявольская дочь. – Одни продали нас другим, сто процентов… Интересно, кто их так отмудохал?..

— Это мы и хотим у вас узнать, — хмуро вымолвила полиция. – Все четверо сгорели заживо в своих домах, до костей!

— А лица как живые! – авторитетно вставила Лилит. – Типичный почерк донны Справедливости. Но она давно уже в другой галактике…

— А я думаю, что их навестила мадам Катастрофа, — не согласилась Ева. – Когда на Неё находит, то мадам оставляет удивительные следы… Брррр!.. – Дочь Бога немного подумала и спросила: — Кстати, Она ведь твоя крёстная?

— Ну да, — пожала манерным плечиком дьявольская дочь.

Девоньки рассуждали на полном серьёзе. Розыскники на том же полном серьёзе слушали.

— Почему у трупов лица как живые? – пытливо спросила полиция. – Как вы добились такого эффекта?..

— Мы-ы-ы?!.. — вскричала дочь Бога.

– Чур, мля! Чур! – дьявольская дочь истово перекрестилась. Без всякого позерства.

Уголовный розыск вдумчиво отследил искренние реакции. По ходу девки и вправду свидетели, однако стопудов знающие исполнителей жестокого преступления.

— Давайте поступательно! – веско размыслил Овцов. – Щас мы запишем всё то, что вы изволите нам наговорить.

— Ток не врать! – поддержал зачин Баранов.

— Расскажете, кто есть граждане, которых вы назвали, — продолжал Овцов. – Полные имена, приметы, адреса, телефоны.

— Да не вопрос! – легко согласились дочери Высших сил.

— Могу и фоторобот составить, — заусмехалась Лилит.

— Номер донны Справедливости у меня, кажется, был записан, — наморщила лоб Ева. – А мадам Катастрофа точно есть в телефонной книжке сестрёнки…

— Адрес проживания обеих тёток покажем, — развивала Лилит. – Одна, кстати, обитает не очень далеко отсюда.

— В общем, проверяйте их на причастность, а нас отпустите, пожалуйста, — застенчиво залыбились попутчицы.

Розыскники невзначай переглянулись. Незаметно подмигнули друг дружке.

— Хорошо, — ответил за двоих Баранов. – Всё запишем, только давайте прежде проедем на опознание трупов… — он чуть замялся. – В морг.

 

***

В секционке, вокруг прозекторского стола, на котором режут покойников – стояли шестеро: парочка туристок, следователь, двое розыскников и санитар – парень с заспанным лицом, с куском котлеты во рту.

— Ток побыстрее, — попросил санитар. – Морг скоро закрывается.

На столе находилось нечто, накрытое широким полотенцем.

— Можно? – спросил следователь Рыбин, тонкий молодой хлыст с красивыми усиками.

— Валяйте, — разрешили путешественницы. На плечах – сумочки, тела облегают платья от «Шанель», и никаких наручников! В статус свидетелей их, видимо, перевели окончательно. Насколько такое возможно в процессе следственных действий.

— Давайте! – кивнул Рыбин.

Санитар взял за края полотенце и поднял его. Любопытным взглядам «сестрёнок» открылись четыре головы. Они лежали ровным рядком, как на витрине, с закрытыми глазками. Никаких посмертных признаков не наблюдалось, головы были как живые.

— А телесные останки где? – тихо удивился Баранов.

— Части тела на экспертизе, — шепнул в ответ Овцов.

Драматургия сильно напоминала сказку, впрочем, девоньки в данной ситуации на большее и не претендовали, кроме того, в следственных действиях – не рубили совсем.

— Вы узнаёте кого-нибудь? – спросил следователь и навострил ручку на протокол.

— Да! – бойко заявила дьявольская дочь. – Вот эти непромытые головы, — ткнула пальчиком в пару лиц, — воспользовались нашей доверчивостью, заманили нас к себе и опоили.

— А эти прилизанные рыжие головы хотели нас скормить своим собакам, — дочь Бога ткнула пальцем в другую пару лиц.

Рыбин быстро писал, положив протокол на папку.

— Вы уверены в том, что знаете данных граждан? – спросил он.

— Уверены ли мы?! – вдруг открыла глаза голова Хоха. – Конечно же, чёрт возьми!

— Сучки нас заказали! – очнулась голова Яволя. – Киллерша заявила, что пришла искоренить грех по наказу этих старушек!

Менты застыли в оцепенении. Санитар выплюнул котлету и икнул.

— Ну, всё, чувак! – заметила с угрозой Лилит. – За старушку ты ща ответишь по полной! — Она сорвала сумочку с плеча и со всего размаху врезала по ненавистной роже, а после и по второй роже. – Так тебе, так!.. И тебе!..

— Лили! – блондинка схватила её под руки, сдерживая от ударов.

— Видите, товарищи полицейские?! – заголосили обе головы, пытаясь крутиться по столу. Из носов текла кровь. – Агрессивные животные!.. Упакуйте тварей подальше и подольше, просим только ради спокойствия других мирных граждан…

Ева оттащила, наконец, подружку от прозекторского стола. Полиция вяло крестилась, а санитар – шевелил ушами и ртом.

И тут очнулась голова Вована. И заорала, дико вращая глазами:

— Граждане начальники! Я готов стать свидетелем обвинения!.. Я слыхал, как тёлки мутили кровавый сговор…

— И я слыхала!.. – поддакнула голова Матрёны.

— Это мы свидетели, а вы всё врёте!.. – Ева прыгнула к столу и попыталась заткнуть нахальные рты ладошками. – Замолчите, лгуны!..

— Давай, я их отоварю! – взбрыкнула Лилит, хватая скальпель с приставного столика. – Ну-с, мальчики, щас мы вам кое-что подпилим, — она ухмыльнулась, — жаль, что яиц у вас теперь нет…

Головы хрипели и ругались, брызжа слюнями, а девоньки скакали вокруг них. Полиция то ли материлась, то ли молилась, — в застывших позах и с глупым обликом.

— Господи, прости меня грешного! – вдруг в голос закричал санитар, и сиганул прочь их секционной. Дверь с громким треском захлопала по косякам. Это отрезвило всех.

— Чё за херня?! – пробормотал Овцов.

— Глюки? – помыслил и Баранов.

— Брось! – вскричала Ева, вырывая нож у Лилит. – Щас лживые головы ещё немного поговорят и мы из свидетелей превратимся в обвиняемых!

Полиция опустила залипшие в воздухе ручки, основательно проперделась и решительно сжала жёсткие рты. Дьявольская дочь мельком оценила обстановку и бросила попутчице:

— Мля! Короче, валим, нахрен, по ходу решим!..

Девоньки одним прыжком одолели расстояние до дверей и скрылись из поля видимости.

— Преступницы убегают! – моляще вскричала голова Хоха. – Ловите!..

— Да-да, хватайте кровавых бесстыдниц!.. – поддакнули другие головы.

— Мама, — простонал следователь с красивыми усиками и провалился в обморок. Розыскники едва успели подхватить безвольное тело.

 

***

Девульки выскочили в холл, а оттуда в традиционно серо-зелёный коридор морга, и понеслись к выходу на всех парах. Мимо каталок, накрытых простынями. Первая стометровка, вторая, третья… Дыхание прерывалось, ножки подустали, — а коридор всё так и не заканчивался.

— Чёт мы долго выбираемся! – сообразила Лилит, переходя на шаг. А затем и вовсе встала на месте. Остановилась и Ева.

— Как бы – да, — подтвердила дочь Бога. – У меня аж подмышки вспотели.

— И не только подмышки, — не удержалась от хаханек дьявольская дочь, поправляя платье на бёдрах. – Слышь, а может мы уже не в морге, а где-то?..

Девоньки осмотрелись, скользя глазками по стенам и по каталкам вдоль них.

— Мы в морге, — ответила Ева. – Ты знаешь, Лили, что когда морг большой, то иногда покойников кладут в коридоре. Типа некуда.

– Тогда, когда холодильник забивают домашними обедами врачей, — усмехнулась Лилит. — Поэтому несчастные трупы и обречены куковать в коридорах…

— Кто смел молвить, что трупы несчастные?! – на ближайшей каталке сел мертвец. Синий и страшный утопленник.

— Несчастные, несчастные! – вскочил с соседней каталки другой мертвец, с перерезанным горлом. – Никакого, сука, личного пространства нет, — ни в носу поковыряться, ни задницу почесать…

— Если ты стал трупом, то нехер почёсываться! – ожила третья каталка, где находился бородатый старик с фиолетовым носом. От него так несло перегаром, что девчонки ожесточённо замахали ручками перед чувствительными носиками:

— Ффууу!..

Многочисленные трупы садились на своих каталках, по ходу чихали, монотонно ругались, оживлённо переговаривались, разминали затёкшие члены тел. Коридор наполнился атмосферой жизни, в рамках смерти.

— Я пришел в этот мир, хотя со мной никто предварительно не посоветовался… И покидаю его, хотя не давал на это согласия… — такой речитатив выдал толстый покойник, не пожелавший сесть. Ручки на груди, блаженные глазки – в потолок. Реверберация отскакивала от стен причудливым эхом.

Девчонки в некоей прострации оглядывались. Любое царство зачаровывает, а царство мёртвых так особенно! И особенно, если ты сам не покойник!

Морг – то место, где мертвецы присутствуют постоянно. Одни уходят, другие приходят. Сюда захаживают не только ангелы и демоны, но и сущности высшего ранга. Здесь можно «поймать» Веельзевула или архангела Михаила, — например, если тебе край нужна разрешительная подпись на бумаге просителя или просто жаждешь персональное чудо!

— Пошли-ка! – одна девонька дёрнула другую, и обе с независимым видом последовали далее по коридору. Ведь повелитель пространства не оставил другого пути.

– Изумительный он чувак, пень ему в задницу, — так охарактеризовала Время брюнетка.

Морг – многолюдное место, просто человек о данном факте не знает. Знают работники морга, да и то не в полной мере, их органы чувств ловят лишь верхушки потустороннего айсберга… Девоньки не были просто людьми, хотя и в морге до сегодняшней ночи тоже не были. Поэтому они шли по коридору, держась за ручки, — не очень-то боясь разномастной мертвечины, но с определённой опаской.

— Мужиков полно, а мы – сладкие девушки, — объяснила многоопытная дьявольская дочь. – И если какой-нить мертвец воспылает к нам чувствами, то может быть проблема. Как грамотно посылать клеящиеся трупы – я не знаю… Не приходилось.

— Милые мои! — вскричал приятный мужской голос совсем рядом. — Дайте телефон, мне нужно сро-очно позвонить жене и сказать, что я тут!

В метре от девчонок, на каталке, сидел симпатичный покойник. Смазливые черты лица, рельефный торс, в груди пулевые пробоины. Лет сорока пяти.

— Я очень люблю свою жену, а она не знает, где же я, — просил мужчина. – Уж третьи сутки напролёт!..

— Что с вами случилось? – сердечно спросила Ева.

— А, — отмахнулся мужчина. – Какой смысл рассказывать о своих трудностях в бизнесе…

Сбоку к беседе подгребли трое людей с нашивками ФСБ, с невнятными лицами и с проницательным прищуром.

— Он долго боролся за жизнь, но проиграл смерти, — сухо сказал первый, кивая на труп. И строго обратился к девонькам: — Предъявите загранпаспорта.

— Кому, мать вашу!? – показала свой норов брюнетка.

— Они — потусторонние пограничники, — объяснил симпатичный покойник. – Охраняют границу между Надгробным и Загробным мирами. А мне третий день не могут паспорт выдать! – нежданно разозлился заложник бизнеса. – Долго ещё?

— Вы и здесь охраняете? – удивилась Ева, рассматривая нашивки на форме. – ФСБ?!

— Мы повсюду, — усмехнулся второй пограничник. – Будет тебе, полежи ещё денёк, — прикинул он на покойника. – Слишком запутанна твоя анкета, проверяем!

— Да пошли вы, — пробормотал труп, слезая с каталки и удаляясь. – Пойду телефончик поищу… может, кто завёз из свеженьких.

— Загранпаспорта дайте, — повторил первый пограничник. – И визы.

Девчонки переглянулись, как всегда делали в непонятных обстоятельствах.

— Я – дочь Дьявола, а вон она – дочь Бога, — веско сказала Лилит. – Надеюсь, эти имена вам о чём-то говорят?!

— Говорят, — сухо кивнул третий пограничник. – Но без загранпаспорта и визы выпустить вас не можем.

Последовала пауза.

— То есть, вы нас не задерживаете? – дошло до Евы.

— Если будет за что — задержим, — пообещал второй пограничник.

Ситуация, сама по себе тупиковая, — зашла в тупик.

— Ну и… мы можем уйти? – продолжила Ева.

— Или мы можем вас послать? – поддержала Лилит.

— Попробуйте, — просто ответил первый пограничник.

Ругаться было бессмысленно, да и сам сюжет – не имел смысла.

— Да что же это такое?! – в томлении закричала блондинка. – Как бы я хотела отсюда убежать!

— Крик души, — с усмешкой заметила брюнетка. – Поддерживаю.

В тот же миг в беседу вступила чопорная миссис Вера, вышедшая прямо из стены. Она взяла девонек под ручки и быстренько отвела в сторонку:

— Бегите туда! – подмигнула она, показывая направление. – А я с ними договорюсь, — миссис Вера метнулась назад к ФСБ. И мягко заговорила, жестикулируя.

Глазам путешественниц открылся боковой коридор, — как ответвление от основного. Девчонки без колебаний туда вступили и узрели дверь в его обозримом конце. Один из трупов успел схватить Лилит за подол платья. Напоследок, что называется:

— О, я умер! – пафосно воскликнул покойник. На шее — обрывок верёвки.

— Нет, не умер, хотя и очень старался, — отрезала дьявольская дочь, шлёпая по шкодливой руке.

 

***

Маленький красный «Мерседес» был припаркован прямо у ворот отдела полиции Владимира. Над городом пестрела звёздами ночь. Девоньки, чуть крадучись, подбежали к машинке.

— Хорошо, что у меня запасные ключи, — сказала Лилит, нажимая кнопку на брелоке. Сигнализация мигнула с негромким щелчком разблокированных дверей.

— Давай, садись! – туристки загрузились в автомобиль.

Дьявольская дочь вставила ключ в замок зажигания, повернула его, включая аккумулятор. Однако завести мотор помешал… храп!

— Ева, не спать! – бросила Лилит, косясь на попутчицу.

— Я не сплю, — отозвалась Ева.

— А?!

Храп продолжался. Закатистый, с переборами. Девоньки ме-едленно развернулись назад. На сиденье, закинув голову над собой, неловко скрючившись, спало Время, рука с книжкой лежала на коленях.

— Эй, — толкнула Его блондинка, перегнувшись. – Ээй!..

Время заворочалось, приоткрывая осовелые зелёные глаза.

— В кои-то веки сон, — пробормотало Оно, присаживаясь удобней.

— Слышь, сукин сын! – беззлобно сказала Лилит. – А это мы!

— Вы разве не ожидали?! – поддела и Ева.

Время пристально уставилось на девчонок. Суетливо закатало рукав сутаны, проверяя наручные часы.

— Хм, — растерянно проворчало Время. – До рассвета ещё один час и семнадцать минут… Хм. – Оно тактично подумало, убирая признаки невроза. Вымолвило рассудительно: — Не понятно, за что вас забрали в полицию… Но с наступлением утра мы бы организовали поиски!

— Ты чего лепишь? – устало засмеялась Лилит. – Ты ведь сам всё устроил!

— Что устроил? – деликатно вопросило Время. – То, что доказано — беру на себя, а лишнего не шейте…

— Неубедительно лжёте! – заявила Ева. – Если что, то нас арестовала полиция из Владимира, а преступление совершено в Подмосковье. И головы были не там, а тут.

— Неувязочки ведомственного свойства, — загылилась дьявольская дочь. – Окей, я еду в Суздаль, до него где-то час хода. И если, ты, чёрт тебя возьми, ещё один долбанный раз… — она многозначительно замолчала.

— Ну, вы поняли, — дополнила дочь Бога, сверля Время гневным взглядом. – Мы устали и не готовы больше к подвигам!..

Девоньки развернулись к себе вперёд. Мотор завёлся вполоборота и машинка поехала, набирая скорость.

— Говорило мне начальство, — учи коммуникации, — пробормотало Время еле слышно.

 

14. Время с веслом

Маленький красный «Мерседес» притормозил на высоком обрыве, покрытом густой зелёной травой, — что над рекой Каменкой. Как раз рядом со Спасо-Евфимиевым мужским монастырём. К слову, тем самым монастырём, где можно услышать ангельский хор «Благовест», — и такого пения нет нигде в мире! Его надо слушать строго вживую, иначе не прочувствуешь.

Первые лучи благодатного утреннего солнца озаряли прелестный Суздаль. Путешественники вылезли из салона, зевая, размяли утомлённые ножки и осмотрелись.

— Какая красота! – воскликнула Ева, любуясь окрестностями.

— Чёт я не поняла? – озиралась Лилит, не обращая внимания на дивные виды. – А где паром?!

— Паром? – переспросило Время.

— Да-да, паром! – нервничала дьявольская дочь.

— Здесь причалена лодка, — Время стало спускаться по тропинке к реке.

— Доедем на лодке, — улыбнулась дочь Бога. Потом ещё раз и ещё раз. Улыбки медленно парили, подобно разноцветным мыльным пузырям. Никто их не ловил, из Суздаля улыбки напрямую летели в Эдем. Такова была эзотерика сего места!

— А она как доедет?! – обиженно воскликнула Лилит, показывая на «Мерседес». – Я без своей машинки не могу, даже не мечтайте! – Брюнетка топнула ногою на каблуке.

Ева пожала растерянным плечиком. Время на миг остановилось, молча глянуло на девчонок из-под насупленных бровей, и продолжило спуск к реке.

— Да ладно тебе, — ясно глянула Ева на попутчицу. – Я попрошу папашу и Он поможет переправить автомобиль. Пойдём в лодку?.. – дочь Бога начала спускаться к реке.

Дьявольская дочка демонстративно сложила ручки на груди. Недолго постояла, гордо приосанясь. Наконец, дёрнула губкой и пошла за попутчиками, бормоча на ходу:

— Надеюсь, драный провожатый не заставит сладких девушек грести…

 

***

— Удивительно! – вскричала дочь Бога. – Грёбет Оно!

Время действительно находилось на вёслах, сидя на средней скамейке. Девчонки расположились на носу и на корме, каждая на своей узкой скамье.

— Испугалось существо, — усмехнулась дьявольская дочь. – Если что не так, то скинем, нахрен, на прокорм рыбам. Хотя рыбы дерьмо не едят, сто процентов.

— Мы не можем так поступить, — с подмигушкой ответила Ева. – Мы ведь сладкие девушки?..

Девоньки переговаривались громко, кидая слова через гребца, сидящего между ними. Время слушало-слушало, да и перестало грести. Достало тактичной рукою блокнотик и карандаш, открыло ежедневник и старательно углубилось в новую запись.

— Чё такое? – насторожилась брюнетка.

— Мы ж прикалываемся, — воззвала блондинка. – Эй, не обижайся!..

«Миссис Вера – бяка! И я с ней больше не играю» – записало Время в блокнотике.

— Слыыышь! – заорали девоньки.

Время спрятало блокнот и индифферентно посмотрело на наручные часы.

— Мы должны приехать в восемнадцать ноль-ноль, согласно расписания, — сухо вымолвило Время. – Но мы прибываем на полсуток раньше. Это недопустимо!..

— Чего? – заморгали девоньки. – Ты нам предлагаешь куковать тут до вечера?!

– Заметьте, не мной это сказано, — тактично заметило Время. Чуть подумало и добавило: — Я не предлагаю, а ставлю перед фактом.

Лодка-плоскодонка болталась всего в десятке метров от берега, ведь Каменка — неширокая речка.

Дьявольская дочь решительно сбросила туфли и встала в закачавшейся лодке. Поднялась и дочь Бога. Время поморгало деликатными длинными ресницами, и вынуло из-за пазухи книгу с гениальной формулой.

— Ай! Ой! – девчонки, стараясь сохранять равновесие, не расплёскивая словами  шажки, — двинулись к гребцу. Зло щурясь на ходу! Раз, два, три, четыре… девоньки схватили гонца сзади и впереди за плечи и стали Его толкать, пытаясь спихнуть в воду. Пыхтя и елозя по днищу лодки голыми ступнями.

Небеса распахнулись и в щель между облаков просунулся веснушчатый лик Эволюции. Девушка обвела окрестности задорным взглядом, — причём, ухватила одной панорамой оба земных полушария! Одобрительно гмыкнула и хотела уже податься назад — в Небеса, но по наитию опустила глазки вниз. Под курносым носом, на Эдемской реке, качалась плоскодонная лодка, — а в лодке шла отчаянная борьба. В процессе её — Лилит неловко поскользнулась и улетела в воду, потянув за собой и Еву. А Время даже не пошелохнулось, как сидело, так и сидело. Как каменная глыба!

— Сука….…! – разносился над речными просторами женский крик. Девульки бултыхались и пытались плыть к лодке.

Время отложило книгу и взяло весло. Встало с угрожающим видом.

Сверху упали две огромные голубые ручищи, сотканные из облаков, подхватили девонек за трепещущие тела и вытащили из воды. Попутчицы зависли над мокрой гладью.

— Дурро! – послышался Глас с небес. Время недовольно покосилось вверх и увидело рассерженный веснушчатый лик. – Совсем с катушек слетело?! – вопрошала Эволюция.

— Приве-ет! – радостно залыбилась Ева. – Эволюция, э-гей, подруженька, как дела?..

Время опустило весло и выглядело растерянным.

— Я вам помогу, дорогие, — нежно шепнула Эволюция и на вытянутых ручищах вынесла путешественниц на берег.

— Да пошла ты, — пробормотало Время с куксящейся усмешкой.

Дьявольская дочь суетливо отряхнулась и вскрикнула, задирая голову вверх:

— Эй, родная! Ты не перекинешь заодно мою машинку?..

 

15. Ставка

После того, как Бог подписал прогноз погоды на предстоящую неделю, — он отставил самопишущее перо и с наслаждением потянулся. После встал, подошёл к окну и начал набивать трубку. За окном, на лужайке с ромашками, резвились Чудеса. Бог обменялся с Ними тёплой улыбкой и заметил вдали красную машинку. Автомобиль упорно полз к Эдему от искрящейся ленты реки, за которой поднимались златые купола Суздаля.

Скрипнула дверь, кто-то ступил в кабинет.

— Подойди, друже, — попросил Бог.

Дьявол приблизился и тоже встал у окна. Достал из кармана хьюмидор.

Оба партнёра закурили.

— Дочки приехали в гости, — радостно кивнул Бог вдаль.

— Вижу, — сдержанно отозвался Дьявол.

Немного подымили. Чудеса из всех сил старались привлечь внимание Боссов, но тщетно.

— Я знаю, в чём наша главная с Тобой проблема, — вымолвил Бог. – Я не умею лгать, а ты не способен к правде.

— Угу, — согласно покивал Дьявол. – Нет гармонии. Проблема решается просто, — увольняем к чертям Правду и Ложь. Штат фирмы и так раздут выше крыши…

— Гармония и цифры – это не аналогичные вещи, — заметил Бог.

— Просто ты – гуманитарий, а я — математик, — усмехнулся Дьявол.

— Тук-тук, — отворилась дверь и в щель ввинтилась бесбашенная голова Судьбы: — Прибыли журналисты! – залихватски выкрикнула девушка.

— Зайди, пожалуйста, — развернулся от окна Босс с трубкой.

Судьба чинно переступила порожек и встала в томной позе, светя ажурные чулочки.

— Классный у тебя секретарь-референт, — не удержался от скабрезности Дьявол. – Не поделишься?.. Ну, шучу, шучу, — ответил он на укоризненный взгляд партнёра.

— Вынеси газетчикам прогноз погоды, — Бог подал бумагу. – И пусть уматывают до следующего вторника, сегодня пресс-конференции не будет.

— А если спросят причину отмены? – девушка нетерпеливо взбрыкивала.

— Мне тебя учить? – удивился Бог. – Ты ведь у нас Судьба. Не я и не он, — ткнул в коллегу.

— Хоккей, — беззаботно зевнула девчонка. – Чё-нить наколдую.

— И пригласи Правду и Ложь, — попросил Дьявол. – Немедленно!

Судьба ожидающе посмотрела на непосредственного начальника.

— Разрешаю, — кивнул Бог. – Надо с Ними кое-что обсудить…

 

***

Парадная приёмная Боссов располагалась посреди райского сада. Несколько мягких диванчиков, расставленных полукругом на полянке, между ними – круглый столище, где стояли высокое блюдо, накрытое салфеткой, четыре прибора и четыре кофейные чашки.

В наличии были и импровизированные шторы, под которые приспособили ветви деревьев, растущих по периметру.

Партнёры по «Вселенной 5», в праздничных белых костюмах, посиживали на одном из диванов, с торжественными сосредоточенными ликами. Рядом вымуштровано застыли пушистый проходимец и теплокровный гад. На объёмном животике кота – передник, а на сплющенной голове змея – поварской колпак. С другого диванного бока – замерло Время, обычно Его бесстрастный образ оживлял здоровенный фингал под глазом.

Чуть в сторонке от помпезности, под сенью ясеня, — живой оркестр из Чудес.

Правда и Ложь, с зарёванными личиками, суетились у столища, — наводя последний марафет.

— Идут, — уныло молвило Время, сверяясь с наручными часами.

— Шшш, — замахали Боссы на обслуживающий персонал и официантки разбежались. Оркестр сыграл короткую проникновенную мелодию.

Совсем близко раздался хруст веток и в приёмную залу вбежала Ева. Платье от «Шанель», мятая сумочка, растрёпанные волосы, пыльное личико, — дочь Бога как будто сошла из путешествия прямо сюда, не забегая в душ и в гардероб. Блондинка затормозила перед столищем.

— Здравствуй, дочь! – возвышенно молвил Бог, вставая. – Как долго Я тебя ждал!

— Ага, — неловко усмехнулась Ева. – Шесть дней творения мира… я ехала к тебе через долбанный ряд долбанных случаев!.. То есть, мы, — блондинка повела кругом неухоженной головкой. – Нет моей попутчицы?.. Мне тут рассказали, как на духу… что оказывается, я была лишь инструментом в каком-то дурацком споре. Типа, опытный кролик!..

— Подопытный, — смущённо пробормотало Время, деликатно трогая синяк под глазом.

— Здравый Ты нашёл повод встречи, папочка! – язвительно заканчивала дочь Бога.

Тишина ощущалась осязаемо. Чудеса испуганно прижали к себе свои арфы. Кот со змеем растерянно переглядывались. Нерадивый отец медленно опустился назад на диван. Дьявол иронично на Него глянул, достал хьюмидор из кармана и ответил за партнёра:

— Ева, детка, остынь. Наше с друже пари – это моя идея, так что Он тут вообще ни при делах, — Дьявол откусил и сплюнул сигарный кончик. – Можешь на меня злиться и ругаться, а твой Отец – ангел, отвечаю! Как и ты сама…

Вновь послышался хруст веток и в приёмную залу вбежала Лилит. Волосы сбиты в бесформенный жгут, маникюр ободран, личико оцарапано. Она затормозила рядом с Евой, закачалась на высоких шпильках.

— Привет, — процедила брюнетка. – Ты уже здесь, — мазнула неприязненным взглядом по попутчице. – Канешн, балетки и каблуки – несравнимые вещи, особо чапать по лесу…

— Рад тебя видеть, дочка! – расплылся в усмешке Дьявол. – Если есть претензии, то мы их уже услышали! – предупредил он.

— Претензии!? – ухмыльнулась Лилит. – Да ты чего, дорогой папа!.. Понимаю, что вы с дядюшкой Богом прикололись, благо, можете себе позволить… С кем не бывает!

— Дочь вся в меня, красава! – горделиво шепнул Дьявол партнёру.

— Так и должно быть, — кивнул Бог. – И моя дочь – в меня.

Со всех сторон, через деревья, пялился штат. Разинув осязательные рецепторы.

— У меня другая тема, чёрт возьми, — вещала Лилит. – Нет, не претензия, но… У меня намедни увели мужа, и сделала это великая праведница Ева. Подтверди!

— Подтверждаю, — грустно усмехнулась Ева. – Есть нюансы, но, в целом, да, так и есть.

Тишина стала ещё осязаемей. Подсматривающий штат разбежался от греха.

— Ахренеть! – разбил паузу жирный кот.

— Не может быть, — удивился теплокровный гад.

Время быстренько вынуло блокнот и записало: «Грядёт большой крандец».

— Всё триедино, — невпопад заметил кот.

— Балабол, — так же невпопад ему ответил Змей.

Без всякого хруста на поляну вступили двое мужчин: блондин с голубыми глазами и кучерявый смугляк. Штат возвернулся, с любопытством выглядывая из-за кустиков.

— Адам! Сатана! – вскричали девоньки почти одновременно.

Парочка искоса глянула на «бывших» и шагнула к дивану с партнёрами.

— Просим благословения на наш брак! – чинно склонили головы мужчины. Без прелюдий и приветствий.

— Я же говорила!.. – довольно потирала ладошки Судьба.

— Чё они сожрали с Древа познания? – толкнул жирный кот приятеля. – Или ты им каннабис подмешал в яблоки?

— Да иди ты, — обиженно отвернулся теплокровный гад.

Время поправило запись: «Грядёт очень большой крандец».

Эффект неожиданности крутанул своим пропеллером над приёмной залой и умчался, жужжа по ветру.

— Гениально! – вдруг сказал Бог.

— Чё? – вылупилась Лилит.

— В смысле?! – не поняла и Ева.

— Я отправляюсь писать сценарий дальнейшего бытия! – легко подскочил с ложа Бог. – Меня озарило вдохновение!.. Через недельку увидимся… — Он бодрой походкой удалился. Чуть задержался у женщин и у мужчин. Одной паре показал восхищённый кулак, а другую пару — одобрительно охлопал по плечам.

— Понятно, — процедил Дьявол. И задумчиво глянул на Время снизу вверх. – Так-то, чувак! Наш шикарный театр Бога не вдохновил. А вот эти « любовные многоугольники» — да. Вишь как… Как-то странно, однако.

— Бытие началось именно с «любовных многоугольников», — индифферентно напомнило Время. – После этого Бог написал сценарий, который подарил вам лучший бизнес из всех бизнесов! Новое – это старое…

— Ну да, ну да, — проворчал Дьявол. – Знал бы прикуп…

Ластясь, подгребли жирный кот со Змеем:

— Простите за любопытство, сир! – жеманно молвил пушистый проходимец.

— Какова же ставка в вашем пари? – просяще поддержал теплокровный гад.

— Ставка? – в размышлении огладил бороду Дьявол. — Ставка – желание!

— Наблюдаем историю человечества далее, — тактично вставило Время. – И мы желание наверняка увидим…

 

Сентябрь — декабрь 2018 г.

 

Часть II

 

16. В начале был Сатана

Сатана по духу был своболюбивым бродягой. А внешне напоминал цыгана: сильно брюнетистый, курчавый, поджарый парень, худой и жилистый, с серьгой в правом ухе. Одевался в спортивном стиле и любил гонять на мотоцикле, часто путешествовал по другим галактикам и талантливо пел под гитару.

— Пора тебе заняться делом, племяш, — однажды сказал ему Дьявол — родной дядя по матери и один из учредителей фирмы «Вселенная 5». — Есть важная работа!.. Давай, приобщайся, к моему бизнесу.

Так Сатана понял, что его молодость закончилась. Он положил гитару в чулан, мотоцикл продал залетному мото-гику, одел вместо кожаной куртки — сюртук. И стал начальником Загробного мира, — нового структурного подразделения дядиной фирмы, сей мир был учрежден пред эпохой создания расы хомо сапиенс.

— Ну, вот твой офис, — показал Дьявол на приземистый сарай, куце стоявший где-то в лесу. — Развивай.

— Это офис!? – ехидно прыснул жирный кот, пушистый льстец и проходимец. — Тогда я анаконда.

— Путь к успеху часто начинается именно в сарае, — заметил Змей, будущий хранитель Древа познания и мудрый теплокровный гад. — Пьер и Мари Кюри, Стив Джобс, Аркадий Волож и даже Стивен Спилберг…

— Вообще-то озвученных личностей пока нет, — деликатно вмешалось Время. — И будут ли они в будущем — вопрос, где ответ не знаю даже я.

— Мы начинали строить нашу вселенную в худших условиях, — высказался и Бог. — У нас не было и сарая. Лишь одна пустота.

— Истинно, — зевнул дядя и ободряюще хлопнул племянника по плечу. — Приступай. Все полномочия выпишу.

— Без проблем, — Сатана засучил рукава сюртука и рьяно взялся за обустройство Загробного мира. Начальственный стол он купить не сподобился, но приобрел топор. Самолично два дня рубил деревья вокруг офиса, однако на третьи сутки понял, что надолго его не хватит. Тогда Начальник съездил в соседнюю галактику и набрал там гастарбайтеров на предмет «чёрной работы». Сам же занялся более тонким трудом, — разделением Загробья на Ад и Рай: он разводил энергетические потоки, протягивал ментальную связь, смешивал астрал с эфиром, добиваясь процентной гармонии… Позвал во «Вселенную 5» Жизнь и Смерть – своих дальних родственниц по отцу, родных сестер. Случайно, во время прокладки потустороннего кабеля, — в природе Загробья было обнаружено Добро, а чуть позже – Зло. Когда, в последующем, создали расу хомо сапиенс, — сим субстанциям нашлось гениальное применение.

 

***

Шли годы, а десятилетия складывались в сотни лет. Загробный мир пока пустовал, но работа не убавлялась, а множилась. Бог и Дьявол не жалели средств на доделки, а изобретательный мозг Сатаны не уставал рожать рационализаторские идеи. Новая должность его увлекала и вдохновляла! Сатана был на своём месте, что называется. Удар по самолюбию нанесли оттуда, откуда не ждали.

— Вот что, дорогой племяш… — Дьявол как-то смущенно откашлялся в бороду. – Короче… Мы с партнером решили забрать из-под твоей юрисдикции один из миров — Ад или Рай. Как ты на это смотришь?

— Никак, — с усмешкой ответил Сатана, стараясь незаметно проглотить едкую горечь обиды. – Вы ведь решили, а не я.

— Не дерзи, — напыжился Дьявол. – Мы завтра запускаем производство Человека, и Загробный мир начинает крутить свои шестеренки. Ты тупо не сможешь разорваться на два полюса…

— И не собирался, — не хотел Сатана ничего слышать. – Щас гитарку достану из чулана и до-свидос, дядя. Ухожу. Заявление на увольнение меня – сам состряпаешь…

— Сатана, ты нам нужен, — тихо попросил Бог. – Без твоего опыта и без твоих знаний мы обречены.

Встреча Сторон произошла в том самом куцем лесном офисе, что в паре километров от Канцелярии. Присутствовал тройной тет-а-тет.

— Угум-с, — мрачно скривился Сатана на Божьи слова. – Строить – это настоящее мужское занятие, поэтому я подписался на вашу… блин, аферу!.. А как управлять, так меня сразу слили… — проворчал он напоследок и вышел из кабинета.

— Считаешь, останется? – спросил Дьявол у партнера.

 

***

— Быть бродягой – занятие благодарное, но ни черта не благородное, — заметил многоопытный Змей, который сегодня стал хранителем Древа познания. – Впрочем, иногда и не благодарное, и не благородное…

— Ты чего несешь? – негодующе воскликнул жирный кот. – Сам хоть понял…

— Хоккей, спасибо за поддержку, — грустно усмехнулся Сатана и тут увидел Лилит – первую жену Адама. Она грациозно шла по Эдемскому саду, а за ней волочился какой-то унылый тюфяк мужского пола. Лилит тоже увидела Сатану и в животе запорхали непонятные  и приятные Ей бабочки.

Сатана решил остаться. И выбрал в качестве своего офиса – Ад. В Раю управляющим стал архангел Михаил.

 

***

После того, как Лилит скушала запретный персик с Древа познания – она упорхнула из Эдема, куда глаза глядят. В сопровождении Сатаны. Они жили долго и счастливо, наплодив множество детей. Однако расстались, и причиной стала взаимная ревность.

— Ухожу к первому мужу! – рявкнула Лилит при очередной сцене, в порыве странной мести. И действительно разыскала Адама и рассорила его с Евой. Потом Лилит поехала в путешествие по Европе, замоталась, закружилась…. в череде мужчин и их комплиментов. В общем, понеслась душа по адским кочкам, — правда, в райские кущи.

Сатана нашёл утешение в труде на благо Преисподней, а также в персиковом соке, который он неимоверно любил. С тех самых пор, как персик надкусила Лилит. После Ева надкусила яблоко, но эта была уже чужая драматургия и чужие генные рефлексы…

Однажды у Бога объявился типа родственник – Иисус. Он вдруг появился в Эдеме, непонятно откуда, — о чём-то переговорил с Хозяевами, а спустя короткий период Иисус стал заправлять в Раю, потеснив одного из самых ближайших к Богу лиц – архангела Михаила. Все были в шоке, никто не ожидал.

— Привет, — сказал Иисус, зайдя невзначай в гости к Сатане. За ним в кабинет втиснулись плечистые мордовороты, с угрюмыми лицами и с дюжими кулаками. – Это Пётр и Павел, — небрежно кивнул на сопровождение Иисус. – Мои товарищи.

— Мало Рая? — усмехнулся Сатана без предисловий. – Хочешь всё?

— Могу взамен дать всё то, что втайне хочешь ты, — в согласии наклонил голову Иисус. – Кроме денег, так как я им чужд. Будущее за монополиями… Освободи место в Аду.

Место в Аду — Сатана сохранил. Тогда между Небесами и Преисподней разгорелась – война. Она шла с переменным успехом две тысячи лет…

 

17. Аудит в Преисподней

— Перерасходы… одни перерасходы, — бурчал Аудитор, засунув целиком нос в бумаги.

Он находился в кабинете начальника Преисподней уже семь лет, сводя дебет с кредитом. Аудитор работал по старинке, оперируя счетами и шариковой ручкой. Пенсне чинно сидело на узкой переносице, заслоняя беспокойные, серые, близорукие глаза. Обликом счетовод напоминал хорька или крысу, — как визуально, так и по энергетике.

— Кто тебя вообще придумал, такое животное?.. – задумчиво бормотал Сатана, расположившись на кресле с кальяном, в дальнем углу кабинета, и рассматривая чиновника в бинокль. Между ним и Аудитором – было где-то семь километров, хотя само помещение видимой площадью было едва ли больше двадцати квадратов. Парадоксальная придумка Сатаны, сделанная в соавторстве с Время – зловредным уникумом и божьим премьер-министром.

Раз в столетие в ЗАО «Преисподняя», как и в любой другой конторе — происходила аудиторская проверка. В головном офисе рисовался невзрачный человечек в пенсне, в затертом плисовом пиджачке, с портфелем под мышкой, — всегда один и тот же… Он садился за начальственный стол и не вылезал оттуда семь лет, роясь в ведомственных бумагах и параллельно чиркая свои мерзкие акты.

— Разрешите его грохнуть, босс, — на регулярной основе просил Сатану завхоз, — старый плешивый демон, коему Аудитор сокращал бессмертные годы бытия. Чиновник ежедневно дергал завхоза на прием, и въедливо вынимал мозги из-за каждой циферки.

— Разрешаю, — обычно отмахивался демиург.

И Аудитора убивали от проверки к проверке. Травили ядом, обливали кислотой, кололи кинжалом, стреляли из армейского пулемета, топили в море и жгли огнем. Каждое покушение тщательно планировал старый плешивый демон, а выполнял ликвидацию – его юный внук с огненными глазами и ушами-лопухами, ему было всего-то триста лет.

Аудитор, как правило, не ощущал попыток отъема собственной жизни. Яд не действовал, кислота не обжигала, сталь и пули тело кромсали, но Аудитор сего не замечал, также он легко бродил по дну реки и равнодушно позевывал, находясь в эпицентре огня.

— В общем, драный очкарик бессмертен, — однажды с горечью констатировал внук. – Типа как ты сам, дедусь.

— Людь не могет быть бессмертным, — не согласился плешивый демон. – Таким его создали, едыть-матыть…

— Все проще, — усмехнулся Сатана. – Потусторонний персонаж не может убить человека, его способен завалить ток другой человек. Законы потусторонней физики.

— Бог знает, кого делать аудитором, — недовольно проворчал завхоз.

— Испробуем аще способ? – предложил внук. – Давайте я очкарика распилю напополам пилой?.. Или атомную бомбу на него сброшу, а?..

 

***

Очередная проверка близилась к завершению. Сатана напоследок пыхнул кальяном и предусмотрительно перенес задницу с кресла на стул – поближе к Аудитору, теперь между Ними — столешница, а расстояние с семи километров сократилось до семи метров, в реальном исчислении.

— Ну, что? – Аудитор закрыл последнюю папку и поднял утомленную голову от стола. Высморкался в носовой платок. От тошнотворных «хлюпающих» звуков Сатану перекосило. Он сплюнул три раза через плечо, и, превозмогая себя, сказал:

— Заключительное сальдо и проваливай. Всё так?

Животное откашлялось, поправило несуществующий галстук и строго поджало губы, — демонстрируя превращение в человека. А после Аудитор открыл рот и вывалил следующий кусок дерьма:

— Было израсходовано средств на пятьдесят терабайт энергии, а по факту нашли применение сорок три терабайта, — то есть, семь лишних терабайт напоминают финансовую отмывку… Преисподняя закупила эфир у нового поставщика, у коего имеются все признаки фирмы-однодневки… Обнаружено нецелевое расходование средств на пятьсот огнетушителей, мне неясны цели их применения в Аду… — тихим монотонным гласом изложил Аудитор, по памяти. – И это только начало списка! — счетовод ловко выдернул из портфеля рулончик бумаги, развернул перед визави. Рулон без усилий размотался на все семь метров, упав одним концом пред очи Сатаны. Другой конец рулона – Аудитор держал в своей руке.

— А рот-то у тя поганый, — сразу же отреагировал Сатана. Не громко, без демонстрации.

— Одна тысяча пятьсот двадцать пунктов нарушений, — зловеще подчеркнул чиновник. – На устранение даю неделю. Теперь всё так! – Он дернул рулон – к себе, закатал его назад в трубку. – Копию пришлю Вам спецкурьером.

Аудитор встал, положил рулончик в портфель, а портфель сунул под мышку. Торжествующе сверкнул серыми беспокойными глазками за пенсне, и добавил:

— Операции по Вашему расчетному счету временно приостанавливаю. Приказ о блокировке завтра будет в Вашем банке. До свидания, товарищ Сатана. – Очкарик швыркнул напоследок носом и вышел прочь.

— До свидания, ваше мудейшество, — усмехнулся демиург.

— Фух! – с облегчением вздохнула Преисподняя. Многоголосый вздох подданных ударил по барабанным перепонкам начальника Ада. Он сощурился и молвил рассеянно:

— Пора выпить персикового сока!

Да-да, расслабиться и отрешиться от бренности бытия. Ведь именно с этой целью персиковый сок и был придуман. Специально для Сатаны. Как напоминание о Лилит…

 

18. Странности раннего Адама

За прошедшие семь тысяч лет с момента своего рождения, – Адам из нескладного юноши – превратился в ладного дядьку. Плотно сбитая фигура, длинные русые волосы и аккуратная борода, румяное располагающее лицо. А в глазах сиял ласковый красивый свет. Внешне он напоминал святого отца, впрочем, и внутренне тоже, — так как именно священником Адам и являлся. Однако своеобразным пастырем, не принадлежавшим ни к одной из религий.

После того, как Бог изгнал их с Евой из Эдема – они поселились в долине реки Нил. Вдвоем было выживать легче, поэтому первая жена Адама – Лилит, ушла из его мыслей, хотя и осталась в памяти. Через какое-то время память визуализировалась и рассорила Адама с Евой. (К тому моменту Их дети вовсю заселили планету). Затем Лилит «махнула ветреным хвостом» и укатила в Европу с очередным любовником, а Ева от Адама ушла, насовсем. После этого Адам «прозрел», — но Ева не вернулась, несмотря на множественные уговоры и валяние у нее в ногах. И Адам впал в депрессию.

— Путь к просветлению лежит через страдания. Слабые — погибнут, сильные – воспрянут, — пафосно обнадежил закадычного дружбана архангел Михаил, как раз занявший должность местоблюстителя Рая. Крепенький мужик, — вертлявый, чернявый, хваткий, совершенно лысый, но с кустистой бородой.

– В смысле, всё преходяще, Адам, — подмигнули Жизнь и Смерть, чапавшие мимо друзей, по берегу речки Каменки (близ Суздаля). Сестрички были в дождевиках и в высоких кроссовках, с ведрами, — наверняка они шли по грибы. Адам проводил красоток с косами задумчивым взглядом и вдруг спросил:

— Какой веры Бог?

— То есть? – озадачился архангел.

— Ну… христианин, буддист, иудей, мусульманин…

— Он же Бог!.. – разволновался архангел.

— А Дьявол какой веры? – не отступал Адам.

— Слышь, это твои родители как бы, — воззвал Михаил, отрешаясь от великонебесного пафосного  тона. – Спроси у них, блин.

Спрашивать Адам как-то не сподобился. Он построил скит в пустыне, и уединился там с донной Справедливостью. Через тысячу лет парочка вышла из скита, тепло обнялась на прощание, а затем донна улетела в другую галактику на ПМЖ. Оставив Адаму некое зернышко – как результат Их платонической связи. И Адам пошёл по Надгробному миру, неся зерно людям, кому-то освещая путь, а кого-то ввергая в огненный мрак. Христианам, буддистам, иудеям и мусульманам…

— Формат веры меня не интересует, — так размыслил Адам. — Главное – сама вера.

Человек не очень-то любил зерно справедливости, но иногда пользовался данными принципами, поддерживая баланс между Добром и Злом.

— В Загробье мне делать нечего, — так объяснил Адам по скайпу своей донне. – Ведь Рай и Ад – это по сути агрегаторы, распределяющие Добро и Зло по Надгробному миру. Там ведут бытие души, но не люди… и Твои Принципы там неуместны.

— Конечно, Адам, — отвечала донна Справедливость, хлопая длинными ресницами. Не уточняя и не спрашивая, почему же так, а не иначе.

Однажды, пару тысяч лет назад, в Загробном мире началась война. Рай против Преисподней. Прямой конфликт удалось предотвратить, и война вылилась в «холодную», — тогда же все поняли, что Загробье уже никогда не будет прежним. А ведь прежде Две Конторы приятельствовали, обменивались информацией, взаимно поздравляли с праздниками, зачастую выручали друг дружку финансово, оперативно перекидывая деньги со счета на счет, — холдинг-то один. Теперь даже общение в корпоративных рамках сошло на нет, Обе Конторы превратились в независимые государства. Адам узнал сие благодаря вертлявому дружбану:

— Меня, чёрт возьми, уволили! – пожаловался архангел Михаил. – Типа, вали на пенсию, дедушка…

— И кто сейчас главный в Раю? – машинально спросил Адам.

— Главный щас – Иисус, — разъяснил архангел. – Болтают, что типа родственник Бога… Слыхал, блин?..

— Не-а, — задумался Адам. – Вообще не-а…

А Иисус установил в Раю свои порядки и заменил старые кадры новыми.

— Кто не со Мною – тот против Меня, — жестко провозгласил Иисус. – Есть комментарии?

Комментариев не случилось.

***

По ходу развития мир усложнялся: в нем трудно стало оставаться незаметным. Люди стремились поставить под свой контроль абсолютно всё, в том числе и других людей. На смену беспределу Силы феодалов – пришел беспредел тотальной слежки и доносительства. Заодно: вместо крепостных стен со рвами и мостами – появились государства и таможни между ними, а вместо почтовых голубей – мобильные телефоны. Активно развивался Интернет, в том числе и потусторонний.

Адам с грустью ощущал, что в современную реальность он как-то не вписывался. Первый человек тосковал по своему скиту, на месте коего сегодня стоял Египетский музей, по отсутствию государственных границ и по сизокрылым ямщикам. К тому же, принципы  справедливости вообще перестали интересовать людей! Хомо сапиенс менялись от века к веку, а маркеры справедливости оставались в эпохе древнего Вавилона. Донна возвращаться на Землю не желала, а может – не хотела. Адам всё реже выходил на связь с Ней, так как рассказывать было нечего. И умолять было бесполезно.

 

19. Персик и яблоко

Иногда в одной точке сходится всё и сразу! Персонажи, идеи, сюжеты и даже предпосылки сюжетов…. И знаменитый продуктовый «супермаркет у дома», на юго-западе Москвы, — стал сегодня именно такой точкой.

Адам нежно взял с полки бутылочку яблочного сока, в стеклянной таре объёмом со стакан, — и направился к кассе.

— Отлично! – первый человек застопорился у совсем пустой кассы и вознамерился поставить товар на транспортер. Однако его резко оттолкнули: откуда не возьмись, появилась засаленная дамочка, с запахом перегара, в рваной юбке, — с тележкой, перегруженной продуктами. Дамочка каким-то чудесным манером образовалась перед Адамом, уже вместе с тележкой, и рьяно начала выкладывать продукты на транспортер.

— Очередь, сукин сын! – беззлобно, по привычке, рявкнула покупательница. Адам удивился странному появлению странной женщины, — но спорить не стал. Отошел к соседней кассе, откуда как раз удалилась единственная покупательница — чинная бабушка с кусочком сыра.

— Куда прешь! – прямо в лицо Адаму крикнул обрюзгший субъект в рваных штанах, с запахом нестиранного белья, который непонятно как, но во мгновение встал впереди Адама на кассе, рядом громоздилась доверху полная телега с продуктами.

— Чего за ерунда!? – тактично удивился первый человек, ведь буквально секунду назад касса была пуста. Кассир – плешивый дед с рогами, бойко работал считывателем штрих-кода, пробивая алкоголику его покупки.

Адам отодвинулся от кассы и огляделся. До сего момента почти пустой магазин – наполнился гражданами бомжеского вида, со специфическим запахом, каждый пыхтел рядом с телегой, нагруженной продуктами, — штурмуя кассы. (Их было порядка десятка).

— Уважаемый! Пройдите к кассам самообслуживания, — потревожил сознание первого человека хриплый голос, с нотками густой иронии. – С вашей маленькой покупкой лучше туда.

Адам повернулся и увидел смуглокожего человека, с серьгой в ухе, поджарого, сильно курчавого. Худую фигуру обтягивал халат, за ухом — карандаш, в руке – блокнот, а на внимательной морде – вежливое любопытство. Типичный административный работник типичного сетевого ритейлера. Только вот эту морду не спутать ни с чьей!..

— Сатана!? – прошептал в удивлении Адам. – Ну, конечно… Кто бы сомневался, чёрт тебя подери!

— Прости, — теперь удивился человек с карандашом. – Чёт я не втыкаю…. Мы знакомы?!

— Я – Адам, — просветил покупатель. – Муж Евы и Лилит.

— Хренасе! – изумленно моргнул Сатана. – Скажу, что ты здорово изменился… раньше был вполне себе тюфяк, а сегодня…

— Зато ты… такой же, как и вчера.

Начальник Ада сглотнул нервную слюну:

— Океюшки, Адам, — он достал из кармана халата бутылочку персикового сока, размером со стакан, полупустую. Открыл и допил остатки одним глотком. – Ты зачем меня нашёл?.. Если по поводу Лилит, то… сердцу не прикажешь и…. я не виноват, что она предпочла меня тебе.

— Да нужны Вы мне оба, — усмехнулся Адам. – Я здесь по бытовой нужде.

Сатана скосил настороженное око и в деталях рассмотрел яблочный сок в руках покупателя.

— Понятно, — процедил дьявольский племянник. – У каждого из нас, по ходу, свои проблемы… Разумеется, бытовые…

— Так сложилось исторически, — с грустной усмешкой кивнул Адам на сатанинскую бутылочку.

Повисла пауза. Так всегда, когда встречаются глубоко знакомые, но совсем разные личности. Нет дилемм, которые можно обсудить совместно, но и разбегаться сразу как-то неудобно.

— Что за театр ты устроил? – наконец, спросил Адам, показывая на суету.

— Цирк, — усмехнулся Сатана. – Не понимаю театр, однако, — он сплюнул через плечо и продолжил. – Я опустошаю магазин с помощью бомжей, чисто в целях математического эксперимента… сколько на полках лежит денег, и за какое время их возможно вынести.

— Добрый поступок! – сделал какие-то свои выводы Адам. – Помогаешь Райскому боссу?

— Ты о чём, чувак?! – изумился Сатана.

— Ну, ты накормил толпу бездомных, — усмехнулся первый человек. – Однозначно добро.

— Я накормил и напоил алкоголем толпу бомжей, — хищно оскалился Сатана. – Однако в течение недели они все передохнут, по разным причинам… И виной их ухода в Загробье — будет их сегодняшняя затоварка, — дьявольский племянник усмехнулся. Продекларировал торжествующе: — Естественно, что все души попадут ко мне. Ведь Ад и Рай – это фабрики по перерождению. А кто себе больше нагонит душ с помощью Зла или Добра – тот более успешен… Привет, Иисус! – Сатана показал куда-то «в небо» средний палец.

На периферии пропажа человека – это трагедия, а в мегаполисе – всего лишь статистика. Ну, исчезнет в Москве сотня бомжей, чтобы через сотню земных лет – вновь возродиться… Да подумаешь!.. Это бизнес-игры Загробья, — надо вежливо ответить «Окей, пока, был рад видеть…», и валить пить свой сок. Так подумал Адам, но вслух зачем-то сказал:

— А как же справедливость? Каждый бомж должен заслужить Зло, а ты глумишься над ними чисто из-за развлечения.

— Справедливости нет, — убежденно возразил Сатана. – Донна улетела на ПМЖ в другую галактику, а Её принципы погибли. Тебе ли не знать… Есть только Добро и Зло.

— Да? – удивился Адам. Он распечатал свой яблочный сок, выпил его двумя глотками. Крякнул удовлетворённо. Достал из кармана сжатый кулак и ткнул Сатане в грудь.

— На! На!

— Мляаа! – вскрикнул демиург, закрутившись на месте, от халата заклубился пар, ткань выгорала. – Больно, сука, жгеет!..

Первый человек разжал кулак, на ладони тлело огненное зерно. Он спрятал зерно назад в карман, отряхнул руки и широко искренне улыбнулся:

— Такое вот оно – зерно справедливости.

Минутка с сачком спикировала с верхней полки и ловко поймала улыбку, легонько шлёпнула Адама по затылку и улетела прочь.

— Точняк, ты изменился, — пробормотал Сатана. – Тюфяком уж не назвать…

 

20. Встреча с Судьбой

Судьбе было полторы тысячи лет. Всё своё бытие Она являлась секретарем-референтом Бога. Внешне Судьба выглядела девушкой лет 25-ти, с красными волосами и худенькой телесной фактурой. Слюни глотали не только мужчины, но и женщины, — однако Судьба была своенравной леди, жёстко привязанной к себе и к своей работе, — поэтому никаких флиртов Она никому не позволяла. Правда, был один Пушкин…

Начальство Её ценило и поручало ответственные задачи.

— Сие дело я могу доверить только тебе, — зачастую говорил Судьбе Бог. Она согласно кивала и выполняла деликатное поручение. Подходя к каждому новому заданию индивидуально и с истинным артистизмом. Таким образом, благодаря посредничеству Судьбы — был учрежден Орден масонов, отменены две Мировые войны (а две всё-таки случились), человечество избежало конфликта с инопланетянами, а также «особые знания» получили Альберт Эйнштейн и Стивен Хокинг.

По меркам «Вселенной 5» Судьба являлась совсем юной особой. То, что было до Неё – Её не интересовало, впрочем, никто и не задумывался, что же было до рождения Судьбы. Если Она родилась, а не появилась в готовом (так сказать) виде.

— Мне даже страшно представить, как без меня вы вообще жили и умирали?! – жеманно закатывала глазки Судьба, беседуя с лучшей подругой.

— Всё плохо. Было, — глубокомысленно отвечала Лилит – первая жена Адама. – Без тебя нас ждал крандец. И мы бы повторили участь динозавров…

— Ах! Ты меня чувствуешь, дорогая! – кокетничая, гылилась Судьба.

В последние двести лет Судьбе на пути стал встречаться Пушкин. Чаще и чаще. Он лукаво улыбался, никогда не заговаривал и не пытался потрогать, — но попадался в самых неожиданных местах. То в Эдеме, то в одной из мировых Столиц, куда Судьба ходила за покупками и за хорошим настроением.

— Это… Вам, — однажды сказал Пушкин, загораживая Судьбе путь и протягивая букет красных роз. Помялся чуть-чуть и дополнил. – И всюду страсти роковые…

Судьба как раз цокала каблучками по Москве, в руке – фирменный пакетик от «Нины Ричи», на ногах — традиционные ажурные чулочки, а на устах – таяли милые улыбки. Минутка ехала рядом на роликах, цепляя улыбки одну за другой.

— Пять, восемь, одиннадцать… — считал ангел с сачком.

Все прохожие оглядывались на яркую девушку с красными волосами, а Она никого не замечала. Впрочем, один разок сделала внушение лихачу на мотоцикле, который проехал мимо так близко, что оборки красного платья (в тон волосам) высоко поднялись от ветра, обнажив подвязки.

— Не шали напоследок, — пожурила Судьба мотоциклиста, грозя пальчиком. Тот закономерно не внял и закончил печально. Через пару кварталов, у бетонной тумбы на улице Обручева.

Впрочем, к чёрту трагедию!.. Сияло чудное солнышко, день цвел и пах. При виде Пушкина тянуло даже думать красивостями.

— Ах! – Судьба благосклонно приняла у Пушкина букет. Немножко изучила поэта томными розовыми глазами. Похлопала длинными ресницами. Молвила велеречиво: – Желаете мне что-то сказать, верно?

— Нет, — быстро ответил Пушкин. После смущённо почесал гениальную щеку. — То есть… — он поставил фразу на недолгую паузу, а после докончил. — Ну,… я пошел, — поэт застенчиво улыбнулся и повернулся спиной. Сделал парочку шагов, обернулся и добавил: — И от судьбы защиты нет…

— Красавчег! – подмигнула ему вслед Судьба. – Знает, как подкатить к женщине.

Минутка с сачком, совершив сложный кульбит с роликов, — поймала улыбку поэта:

— Знай наших! – похвалила сама себя.

 

***

Букетик красных роз Судьба пихнула очкарику Андрею, который грустно пил кофеек возле бюро «Ритуальные услуги».

— Мама не умрет, — шепнула Судьба. – Беги и обрадуй её!

— Вы так думаете?.. – меланхолично размыслил очкарик. Взгляд — в кофейный стаканчик, в тоне – уныние.

— Я так знаю, — подмигнула Судьба, удаляясь на каблуках. Цок, цок.

Очкарик неловко приобнял розы, и также неловко глянул вслед провидице.

— Вы мне звонили? – рядом с очкариком нарисовался полненький человечек, в плаще и в шляпе, несмотря на жару. – Пройдемте к нам в магазин, — он показал на ритуальные услуги, — посмотрите товар, прикинете цены… Кстати, у вас есть наша бонусная карта?..

— Как-нибудь в другой раз, — вежливо ответил очкарик, делая несмелый шажок прочь.

 

***

Вскоре Судьбу можно было наблюдать возле продуктового «супермаркета у дома», на юго-западе Москвы. Женщина купила «Спрайт», но к кассам не пошла, а вознамерилась присесть в кафе при магазине, и скушать блинчик.

— Ващь заказ, — объявил юный кафетерщик, на узбекско-русском языке. Он выставил картонную тарелочку с блюдом и пластиковые приборы. И дежурно улыбнулся.

Минутка на роликах осталась у входа, по настоянию Судьбы. Впрочем, возле кафе застолбила местечко Минутка по дежурным улыбкам. Ценились они на космическом рынке не очень, но здесь брали не качеством, а количеством.

— Смени хозяина, — посоветовала узбеку Судьба, принимая тарелочку. – Здесь обман. Тебя ждет Савелий, — и девушка отошла.

— Чаво?! – крикнул вслед паренек. Чуть задумался, достал телефон и набрал номерок: — Савэлий, привет!.. Я хачу к тебе работа!.. Можьна?..

Судьба, между тем, остановилась посреди обеденной залы, нашаривая глазками уютное местечко на предмет комфортно присесть. По ходу подмигнула толстощёкому крепышу, с аппетитом уминавшему вафли:

— Эй, жирдяй! Наплюй на подколки одноклассников, ешь больше и станешь успешным!

Потом Она дала совет подруженькам, шептавшимся за столиком:

— Эгей, девки! Забейте на Васю, ведь он любит Катьку.

И, наконец, склонилась над маленькой русокосой девчушкой:

— Алина, а тебя ждет судьба чемпионки! Ты станешь великой гимнасткой!

— Станет, конечно, — уверенно подтвердила такая же русокосая мама.

Выпрямляясь от будущей звезды, Судьба приметила в уголке парочку мужских физий. Смугляк с серьгой в ухе, с хитрым оком, а рядом с ним – румяный добродушный здоровяк, благодатного вида и с бородой. Девушка прищурилась и удивилась:

— Оп-па! Эт я удачно зашла…

 

***

— Мы с тобой не дружили, но и не враждовали. Как бы, а? – настырно спросил Сатана.

— Да, согласен, — односложно ответил Адам.

Полчаса назад парочка присела в кафе, которое являлось частью продуктового супермаркета. В уголке. Заказали по чашке чая.

— Ты меня позвал, чтобы сие выяснить? – просто спросил Адам.

— Эм… Скажи, кто я по-твоему? – также просто переспросил начальник Ада.

— Странный вопрос… — удивился первый человек. – Мне Сатане объяснять, кто же есть такой Сатана?!

— Хоккей, отвечу я, — усмехнулся дьявольский племянник. – Я – прачка, которая долбанную кучу лет стирает, полощет и сушит человеческие души…. Да-да, — ещё шире усмехнулся демиург, — такая вот хреновина… После всех процедур – я запихиваю души в пушку, которая расстреливает их по новым телам, в онлайн-режиме, — и это называется «перерождение». Но моей заслуги тоже нет, а сие комплимент потусторонним инженерам.

– Люди не считают тебя прачечником, — не согласился Адам со всей серьёзностью. – Наоборот, тебя называют крутым парнем.

— Сие чужая радость, — желчно скривился Сатана. – Ведь истина людям неизвестна. – Он напыжился. – Короче, меня достало моё собственное бытие. Последний аудит стал последней, сука, каплей… Так бывает.

— Так бывает, — согласился Адам с той же серьёзностью. – Если мир тебе надоел – то поменяй к нему своё отношение. И, поверь, мир станет другим, если ты в него поверишь. Однако… я не психотерапевт, да и ты не…

— Угум-с, — кивнул Сатана. – В общем, я сформулировал пламенную речь, которую хочу зачитать Богу и Дьяволу. И прошу тебя, Адам, поехать со мной. К Ним.

— Хм, — удивился первый человек. – Дак, а я тебе зачем!?

— Ты мне не нужен, — ухмыльнулся дьявольский племянник. — Поездка необходима тебе самому.

— Ты прямо вот уверен?.. — нахмурился Адам.

— Спроси лучше у себя: уверен ли ты? — среагировал демиург с той же ухмылкой.

Первый человек не успел ни задуматься, ни ответить. В чайную атмосферу за угловым столиком ворвался изумлённый женский голос:

— Сатана и Адам?!.. Вместе?! Вот так штука! – к угловому столику шагнула леди лет 25-ти, с красными волосами и в ажурных чулках. Опустилась на третий стульчик, поставила свой поднос, жеманно загылилась. — Привееет!..

Мужчины переглянулись.

— Мляха! – неподдельно удивился демиург. — Какими судьбами, красава?!

— Да уж, — размыслил благодушный бородач.

 

***

К знаменитому ресторану в центре Столицы подъехал маленький красный «Мерседес». За рулем находилась Лилит – первая жена Адама. Она назначила здесь встречу Еве (второй жене), на предмет скандала. Брюнетка хотела выпрыгнуть из тачки, но зазвонил телефон.

— Алё, — деловито вытащила трубку брюнетка.

— Алло, Лилит! – нежно воскликнула Судьба. – Привет, милая!

— Привет!

— Представляешь, Сатана и Адам сошлись! Я лично их наблюдала полчаса назад! Они так засмущались, при виде меня… тут дело не чисто, сто процентов, — голос Судьбы срывался от неподдельного восхищения собой.

— Да и флаг им, — без особого интереса ответила Лилит. – И тут же она спохватилась. – Судьбинушка, ты извини, просто я сейчас встречаюсь с одной сучкой, которая увела у меня мужика… Мне немного не до того. Скоро увидимся, ага?..

— Да, без проблем, — погрустнела Судьба. — Встретимся, обсудим… Ты когда в наши края, подружка?

— Пока не в курсе, — вздохнула Лилит.

— Зато я в курсе, — злорадно усмехнулось Время, парящее невдалеке. Оно вертело в сухих ручках письмо от Бога и Дьявола. Совсем скоро Время вручит письмо Лилит и Еве, и дочки Боссов отправятся в недельное путешествие, в Эдем… а по дороге их ожидают опасности!

А Судьба уже набирала следующий номер:

— Алло, Эволюция, привет, зазноба!.. Представляешь, я щас видела Сатану и Адама…

 

21. Одинокий блогер

У Адама было хобби: он любил шляться вдали от цивилизации. Благо, девственных местечек оставалось на планете всё меньше. Среди полей особенно легко дышалось и более чётко формулировались мысли о всяческих смыслах бытия. Однажды, во время очередных шатаний по рельефам Нижегородской области, — первый человек наткнулся на мёртвую деревню, покинутую жителями. Первый же дом встретил распахнутыми дверями, окнами без стёкол и без ставень, и заросшим палисадником в обрамлении полусгнившей ограды.

— Заглянем, — произнес Адам и вступил в хату. Он обозрел разруху внутри, по ходу найдя парочку старинных открыток, серебряную монету и глиняный чугунок с отколотым носиком. Находки сфотографировал и прибрал в карман:

— Монетку себе на счастье, а иное — отдам музейным.

Во втором доме, с целыми окнами, — Адам увидел домовёнка, который собирал чемодан, по всей видимости намыливаясь отсюда валить.

— Куда? – спросил его первый человек. – Вслед за владельцами?

— Да ну их, — сплюнул в раздражении домовёнок. – Мой приятель – старик, помер, а с его сыновьями я общий язык не нашёл… И мне пришлось их выселить, к хрену. Так что мои сборы отношения не имеют к владельцам.

— Нельзя склеить то, чего нет, — согласно кивнул Адам.

— Слышь, а ты ведь тот самый Адам? – вдруг прищурился домовёнок.

— Я  — Адам.

— Ты здравый чел, — вслух размыслил домовёнок. – Наслышан… Останься со мной? – предложил он. – Я в гости уезжаю, в дочке, но вскорь вернусь! Изба теплая, ладная. И продают ее долбанные владельцы за копейки…

— Как твоё имя? – спросил Адам.

— Дима, — ответил домовёнок. – Я хочу одну штуку предложить чуток годя. Щас я отъеду, а ты пока здеся повисишь, если понравится, то замутим.

Домовёнок угадал с настроением Адама, и тот завис в избе.

В деревне обитали дед с бабкой, которые кормились с огорода и с курочки, несущей яйца. А за околицей, на кладбище, приютилось привидение женского рода. Ну, и в согре бродил леший Трошка – косматый мужичище.

Более ни одной души в радиусе пятидесяти километров, — не было.

 

***

— Смотри, это Дзен, — Дима запустил ноутбук и показал Адаму сайт. – Здесь я открыл блог «Уйду в лес», где рассказываю о прелести отшельничества.

— Отшельники сегодня ведут блоги? – несколько удивился Адам.

— Да, — серьёзно ответил домовёнок. – Вполне нормальный формат для XXI века. Но мне одному сложно с блогом: во-первых, я писать не очень горазд, во-вторых, людей не очень-то понимаю, и надыть им подобного. А в-третьих… — Дима помялся, — проблемы с выводом денег у меня, я ж не человек таки.

И Адам стал блогером. Потусторонний интернет работал шикарно, люди охотно читали блог, и за эти чтения сайт платил деньги. Специально для сего Адам завел банковский счет, то, чего не мог сделать домовёнок в силу неземной сущности. Новостей мёртвая деревня практически не рожала, однако концепция блога была построена как раз на их отсутствии.

— Мы не производим hype, мы генерируем нирвану, — размыслил Адам. – Глухая деревня – это то, о чём втайне мечтает каждый городской житель.

— Точно так, — пророкотал леший Трошка. Леший – это отставной солдат, который оттянул под командованием Суворова свои двадцать пять лет

— Ток про яйцы от нашей куры не болтай, — попросили дед с бабкой. – Понабегут окаянные мародёры… Лучше про печку, про лучину, про пироги с капустой…

— Возьми у меня интервью, — выдвинула рацпредложение привидение женского рода, застенчиво кружась. – Это будет сенсация!

— Фееричная у нас команда! – во всю ширь прекрасно-ясной мордочки ухмыльнулся домовёнок Дима.

 

***

Однажды Адам впал в тоску. Тогда, когда он не смог себя заставить выйти на связь с донной Справедливостью. Адам сидел в избе и занимался самовыносом мозга.

— Кто я? Зачем я?.. – проговаривал первый человек.

На самом деле, усидеть на двух стульях сложно, в случае с такой тонкой материей как своё бытие – невозможно. Уйдя в лес – Адам похерил все другие аспекты, мёртвая деревня не терпела компромиссов и конкурентов. А блогер наелся тишиной и умиротворением до изжоги, и она не давала расслабиться, постоянно напоминая, что в организме не все хорошо. Лекарства в лесу не существовало, но не лесом единым…

— Пора пить яблочный сок! – наконец, не выдержав душевно-умственных терзаний, возгласил первый человек. Сорт «запретное наливное», от коего и произошли все иные яблоки! Адам грустно улыбнулся: —  Самое простое – это выпить и забыться…

Минутки с сачками в заповедном лесу не обитали, поэтому улыбка лопнула в воздухе подобно мыльному пузырю, осыпав травку сладкими амброзиями.

Адам съездил на один день в Москву, выпил сочку, но вернулся в лес совсем отрешённым. Долбёж в голову не стих, а усилился.

— Понимаете, я как-то потерял все смыслы, — делился первый человек со стенами избы. — Дело не в Сатане, он лишь озвучил очевидное!..

— Ты слишком мнителен, Адам, — посетовали стены в лице домового. – И чувствителен.

— Мнительность — это болезнь, даже шизофрения нервно курит, — авторитетно сказал первый призрак мужского рода. — Лекарства от мнительности нет, просто потому что его нет.

— И не будет, пока сам человек не откажет мнительности в близости. Половой, мозговой, платонической, — как угодно, — поддержал второй призрак мужского рода.

Двое новоявленных психиатров приехали в гости к привидению женского рода. И случайно стали свидетелями и участниками терзаний первого человека.

— Аминь, — подытожил болящий Адам. – Однако мне-то что с того?

— Да яго все девки побросали, — вклинились в беседу дед с бабкой. – И ента Справедливость, и дьявольская дочка, да и Ева-краля… Вот и смурной… Може, хуть ты яго очаруешь? – обратились они к приведению женского рода.

— Щаззз, — гордо отвернулась привидение. – Один раз я уж уводила чужого мужика… и мне хватило!

— Дак мы уж не первые у тя? – обиделись признаки мужского рода.

— Фи! – фыркнула в их сторону привидение.

— Адам не чуждый, — воззвал к логике Леший. – И у няго хризис среднего возрасту, тадыть-етыть.

Неделю блогер ходил и насиловал себе разум. А после исчез из деревенской коммуны. Общинный «УАЗ» стоял на месте, а прощальной записки не обнаружили.

 

22. На Остоженке

Поездка в Эдем заняла, как ей и положено, четыре часа на автомобиле. Двести километров – не расстояние!.. Ехали на БМВ-купе шестой серии, с номерным знаком «666», а вместо региона – российский триколор.

— Купил машинку у второго человека в Этой стране, — поделился Сатана. – Вместе со штрафами и с крутяшными номерами, со всем её дерьмом, в общем…

— Везёт тебе, — усмехнулся Адам, расслабленно сидящий рядом.

 

***

Вскоре импозантная парочка уже находилась пред вратами Эдема. Оба гостя – высокие ростом, но один худ, смугл, гладко выбрит и курчав, а другой – плотен, белокож, с русой бородой. Тот ещё контраст!

Едва импозатная пара очутилась в Эдеме, как она ощутила на себе насмешку. Смеялось всё и везде, не открыто, но явно. Деревья, жители, дома и даже овощи на потусторонних огородах. Смех начался на таможне, продолжился на Остоженке и ни черта не закончился в «Метрополе», куда занятные ребята решили поселиться.

— В наличии только один люкс. Вам… эээ… ведь совместную коечку? – сострил портье и прыснул.

Сатана и Адам кратко переглянулись. И непонимающе уставились на портье.

— Кхм, — поправился портье. – Эм. Уважаемые!.. Свободен только один люкс, а больше номеров нет, по случаю Очень Редкого Праздника – прибытия в Эдем дочерей наших Великодержавных Боссов. Аллиуйя!

Занятные путники снова переглянулись. И снова глянули на портье, уже с угрозой.

— Слухай, козёл, мать твою так, — Сатана грубо взял служащего за горло и подтянул его тело к себе через стойку. – Я щас с тобой прилягу, на совместную койку, — и, поверь, я буду сверху.

— Но вы же Оба сошлись?! — заблеял служка, по виду юный недоросль, а по кредо – херувим-парень, застрявший между армией и институтом.

— Чего?! – удивился Адам.

— Да ладно вам шифроваться, голубки, — усмехнулась обаятельная молодая Любовь, показавшись в холле отеля, под ручку с мужем.

– Судьбу всё равно не обманешь, — сосредоточенно добавил элегантный Страх.

Семейная пара по энергетике напоминала степенных пуритан. Оба чинно кивнули и вышли прочь, на гудящую в радостном нетерпении Остоженку, усыпанную розами.

— Ясно, — Сатана разжал сердитый кулак и портье упал на паркет, сильно кашляя.

— Ну… гомосексуализм сегодня входит в тренд, — оптимистично размыслил Адам.

 

***

Праздничная поляна, где должен был произойти Высший прием, — была окружена толстым кольцом праздношатающейся публики. Она сидела, лежала и стояла, заполоняя каждый квадратный сантиметр своими молекулами и атомами. Импозантная парочка к собственно Месту События – протискивалась очень долго, но всё-таки протиснулась. И по головам, и продираясь сквозь чужие тела, состоящие из мяса, из эфира и из ментала.

— Сотворил бы Чудо? – пыхтел плотный Адам в затылок тонкому Сатане. – Перенес бы нас на полянку!.. Хоть бы реактивную метлу сострогал!..

— А как же воспеваемая тобой справедливость? – усмехался дьявольский племянник. – Все жмутся на общих основаниях, а мы улетим на долбанной метле. Как бы непорядок?

— А справедливо ли то, что наших жён встречают как цариц, а меня – Их единственного сына, даже не поминают, — запальчиво возражал Адам. – Они на красной дорожке, а я в толпе черни…

— Обиделся, что ль? – иронично поддел Сатана.

— Я – человек, и я обидчив, — парировал Адам. – С таким прицелом меня и создали.

Наконец, импозантная парочка пробилась к полянке. Через несколько минут началось представление и выступила Ева. Затем на подмостки ступила и Лилит. Шоу, наблюдаемое нами чуть ранее, — давалось для Бога и для Дьявола, сидевших невдалеке от сцены на мягком диване.

— Мне тут рассказали, как на духу… что оказывается, я была лишь инструментом в каком-то дурацком пари, — предъявляла Ева. — Типа, опытный кролик!..

— У меня намедни увели мужика, и сделала это великая праведница Ева, чёрт возьми, — вещала и Лилит.

В партере Бог и Дьявол растерянно хмурились и немного краснели. А на галерке слышимость была так себе, зато видимость была отличная! «Бывшие» искоса наблюдали за экс-жёнами. Ностальгия бежала тонким ручейком по артериям, но пульс был ровным.

— Пшли, чувак, приколемся! – вдруг пихнул Адама демиург. Он ухмыльнулся. – Пора и нам пару аккордов залабать!

— Ты просто вот уверен? – по привычке спросил первый человек.

— Нет, я не уверен, — ответил Сатана, шагая на поляну. – Но лучше сделать и жалеть, чем… ну ты понял.

— Понял, — согласно покивал Адам, ступая следом за Ним.

Девчонки прекратили распри, повернули прелестные головки к «бывшим». Бог и Дьявол в изумлении подались вперёд, приводнявшись с сиденья.

— Ах!.. – пронеслось над Местом События.

— Адам! Сатана! – вскричали девоньки почти одновременно.

— Прошу благословения на наш брак! – покорно склонил голову демиург и пихнул напарника. – Повторяй за мной, блин!

— Прошу! – смиренно поклонился Адам дивану.

— Я же говорила!.. – довольно потирала ладошки Судьба, выглядывающая из-за кресла Босса.

— Чё они сожрали с Древа познания? – толкнул жирный кот приятеля. – Или ты им каннабис подмешал в яблоки?

— Да иди ты, — обиженно отвернулся Змей – теплокровный гад.

— Не верю как-то, — резюмировал кот.

Время что-то зачирикало в блокноте.

Эффект неожиданности крутанул своим пропеллером над приёмной залой и умчался, жужжа по ветру.

— Гениально! – вдруг во всеуслышание сказал Бог.

— Чё? – вылупились девоньки.

— В смысле?! – изумились и «бывшие».

— Я отправляюсь писать сценарий дальнейшего бытия! – легко подскочил с ложа Бог. – Меня озарило вдохновение!.. Через недельку увидимся… — Он бодрой походкой приблизился и, в жесте восхищения, — показал мужикам внушительный кулак. А после отодвинулся к женщинам…

— Крандец, — сжался Адам при виде кулака, на неврозе перепутавший восхищение с угрозой. А то, что Бог ободряюще похлопал женщин по плечам, а после удалился вовсе с поляны – протекло для Адама незамеченным.

— Завтра попросим аудиенцию, — пожал флегматичным плечом Сатана, четко отследивший все Божьи движения. – Если ранее нас самих не попросят, канешн…

 

23. Сделка

Завтра импозантную парочку тактично и вежливо попросили прийти.

— Вас просят, — небрежно сказало Время, глянув на наручные часы.

Вскоре Адам и Сатана сидели на двух креслах, вокруг круглого столика на колёсиках, в одной из прохладных Эдемских беседок с колоннами. Рядом, на других двух креслах – хозяева «Вселенной 5». На столике завтрак: чайник, плюшки, мёд в вазочке.

— Хотите благословения на брак? – спросил Бог, без эмоций. Хотя и на полном серьёзе.

— Нуу… — как-то замешкались гости. – Понимаете, мы…

— Я согласен, — нетерпеливо прервал никчемное блеяние Бог. – Но: услуга за услугу. Есть тема для вас.

Обычно Господь даёт то, что тебе надо. А надо тебе то, что ты хочешь. Впрочем, иногда Он может ошибаться в твоих желаниях…

— Кхм, парни, — деликатно откашлялся Сатана в сторону Боссов. – Короче, ток не обижайтесь, но вы, по ходу, превратились в лохов.

— Растеряли профессиональные качества, — сгладил грубость товарища Адам. – Потому что спутать правду и ложь…

— Вызывали, Боссы? – на порожке беседки возникли близнецы Правда и Ложь. Двоюродные то ли братья, то ли сестры, с абсолютно круглыми головами, стриженными под «горшок». Они отдельно поклонились гостям: — Здравствуйте! — и заржали вполголоса.

Импозантная пара переглянулась в сотый раз.

— Если вы откажетесь от темы, то я вас обоих предам анафеме, — подытожил Дьявол, хмуро глядя на гостей. – А если будете грубить и дальше, то выпорю на центральной площади, при большом стечении народа!

Бог махнул рукою и близнецы исчезли, растаяли в воздухе.

— Вообще-то мы приехали с Вами серьёзно поговорить, — сделал ещё один заход Сатана.

— И попросить совета, — добавил Адам.

— Разговор у нас сейчас серьёзный, — подтвердил Бог.

— Только не вы с нами говорите, а мы с вами, — дополнил Дьявол. – Однако это абсолютно не важно!

Как-то всё не так и не туда. Однако права выбора не оставили совсем. Ещё немного препирательств и на самом деле выпорят. Одним мужчинам – других мужчин не жалко, по факту – вне эмоций.

— Приходить к простоте лучше через сложности, — проворчал дьявольский племянник. – Чего делать-то?

— Вот, — Бог выложил на столик запечатанный конверт. – Здесь одно задание. Его нужно исполнить в мире людей. На всё про всё — сутки.

— Отрывайтесь по полной, — ухарски подмигнул Дьявол. – Никаких ограничений нет! Кроме вашей совести, разумеется.

Боссы поднялись, давая понять, что аудиенция закончена.

— Зачем? – не смогла взять в толк импозантная пара.

— Пути Господни неисповедимы, — усмехнулись хозяева. – Завтра приступайте.

 

***

— Хряск! Хряск! – топор сочно врубался в твёрдый ствол. Рубщиком Древа познания выступил сам Дьявол. А посажено Оно было по велению Бога, семь тысяч лет назад.

— Пришла пора ликвидировать Древо! – ныне пафосно выразился Бог. – Оно себя изжило.

— Дела, — покачал встревоженной мордой жирный кот.

— А я как же?! – Змей смахнул меланхоличную слезу.

Наконец, Древо упало, окончательно поддавшись острой стали.

— Фу! – Дьявол вытер потный лоб.

Красные лучи утреннего солнышка освещали Эдем, — со всеми его причудливыми постройками, великолепными видами и фееричной Остоженкой. Эпохальное событие случилось без лишних свидетелей, присутствовал только «ближний круг». Как и тогда, семь тысячелетий назад.

 

***

— Женщины созданы вдохновлять, а мужчины – предназначены свершать поступки, — произнес Бог.

— Адам и Сатана – талантливые приколисты, — ухмыльнулся Дьявол. – И я думаю, что реприза в конверте поможет тебе, друже, в написании дальнейшего сценария Бытия.

— Да, внятных тезисов много не бывает, — Бог постучал себе пальцем по лбу.

— Не захочат, так заставим, — подытожил Дьявол.

Данный диалог произошёл сразу после рубки Древа.

— Обожаемых Вами приколистов уже попросили прийти, — безапелляционно произнесло Время. – К завтраку явятся в беседку с колоннами.

 

24. Особняк Березовского

БМВ-купе шестой серии подъезжал в Москве, бодро несясь по шоссе Энтузиастов. Номерной знак «666», вместо региона – российский триколор, цвет автомобиля — чёрный. В салоне – контрастная парочка.

— Почему Москва? —  спрашивал Адам.

— А почему не Амстердам? Почему не Гонолулу? – возражал Сатана. – Нас как бы не спросили… какой город желаем для Божьих опытов.

— Для своих опытов, — поправил Адам.

— Плевать, — племяш Дьявола действительно сплюнул в окно. А после добавил: — Москва – ближе всего к Эдему, поэтому так, думаю.

— Москва – столица мира, а Россия – компас мира. Поэтому и так, — выдвинул мотив первый человек.

— Скажи это китайцам и их гигаполисам, — хохотнул демиург.

— Пофиг, — усмехнулся и Адам. – Где остановимся-то?

Сатана молча и искоса глянул на напарника. Осклабился:

— Увидишь, подельничек, — подмигнул он.

 

***

Вскоре чёрная машинка притормозила и посигналила у широких стальных ворот по адресу: Москва, ул. Новокузнецкая, д. 40. Длинное приземистое здание, явно старинной постройки, то ли временно пустующее, то ли окончательно заброшенное и ждущее своего часа в «Плане реновации нежилых помещений».

— Куда мы прибыли? – спросил Адам с любопытством.

Из-за ворот перескочил какой-то плешивый дед с рогами, и стал возиться с навесным замком. Перемахнул он высокие ворота легко, без усилий, ловчее обезьяны. Щёлкнул пружиной, отворил створку, учтиво поклонился машинке, прижав руку к груди.

— Привет! – сухо кивнул ему Сатана, трогая тачку. Она покатилась во двор. И только когда машинка остановилась у крыльца – дьявольский племянник ответил напарнику:

— Здесь жил мой крестник. И чуть не умер тоже здесь, прям у этих врат, — Сатана выпрыгнул из тачки, взвалил на плечи рюкзачок. – Славно повеселился, сучонок…

— А где сейчас крестник? – осторожно спросил Адам.

— Поругались мы шибко, и расстались, — не очень внятно ответил напарник.

Первый человек взял свой рюкзак и глянул ясно.

— Ну, как, ты-то рад тому, что ныне?..

— Лучше, чем быть потусторонней прачкой, серьёзно покивал Сатана. – Стопудов это никакое не доверие к нам со стороны Боссов, мол, мы самые крутые, призванные спасти их мир… смугляк лихо сплюнул. – Просто они решили какую-то свою работу сделать чужими мозгами, а мы тупо им попались под руку…

— Ты себя самобичуешь или самоуспокаиваешь? – не въехал Адам, мня бороду.

— Я себя самонастраиваю, — ухмыльнулся демиург. – А ты?

— Я не жалею, что ввязался! – твердо сказал первый человек. – Засиделся я в блогерах и хорошая встряска мозга мне просто необходима… Надеюсь, что встряска будет!..

 

***

— Пожалуйте откушать! – возгласил домовёнок Дима, радушно простирая ручки к дорогим гостям, появившимся на пороге комнаты. Она представляла собой парадный обеденный зал, с солидным лакированным столом посреди – штук на шесть персон. Декор современный: обои, ламинат, натяжные потолки с лампами. На стене – Чёрное зеркало. На столе – четыре прибора и несколько блюд.

— Дима!? – воскликнул Адам. – Как же ты узнал, где я?..

— Профессия така, — усмехнулся домовёнок. – Кушайте с дороги, а дела – после устроите.

— Отличный час для перекуса!

 

***

Запечатанный конверт, полученный от Господа, лежал на обеденном столе, прямо посреди оного. Приборы с остатками завтрака были расставлены по краям. Кворум состоял из Адама, Сатаны, домовёнка Димы и плешивого деда-демона (ака привратник на воротах).

— Кто? – спросил ухарски Сатана, кивая на конверт.

— А мона любому взять и вскрыть? – поинтересовался плешивый дед.

— Или?.. – спросил и домовёнок.

— Или, — покивал русый здоровяк Адам. — Могу уступить свой шанс компаньону, — он покосился на смугляка.

— Или забьем на всю эту хрень и уедем к морю, — хохотнул Сатана. – Если чёт типа не понравится внутри, — Он по-хозяйски схватил конверт, аккуратно разорвал и вынул бумагу. Искоса глянул на нее. Хмыкнул.

— Что там?! – придвинулся кворум.

Смугляк бросил лист на столешницу, на всеобщее обозрение. Адам поднял и вдумчиво прочел вслух:

— Правда и ложь, — повертел бумагою. – Всё, больше ни слова!..

На бумаге действительно синим маркером была выведена фраза: «Правда и Ложь».

— И чего сие значит? – не въехал плешивый демон.

Прямо перед столом, из ниоткуда, возникли Правда и Ложь – то ли братья, то ли сестры. Круглоголовые близнецы, с прическами под «горшок».

— Мы туточки, — молвили оба (обе), позёвывая.

— Тэк-с! – произнес дьявольский племяш, жестко сминая окурок в тарелку. – Щас будет немного больно, болваны…за свой издевательский смех ответите!..

— Погоди, — остановил товарища Адам. – Они ж явились в рамках задания…

— Эй, а што за такое задание? – задорно крикнул домовёнок, обращаясь к близнецам.

— Мы не в курсе, отрицательно мотнули круглыми головками близнецы. – Мы должны исполнить одно желание, какое изволите, срок действия — сутки.

Сатана разжал натренированные тугие кулаки, почесал жилистую шею.

— Ну, чего? – вопросил коротко «в пустоту».

— Надо дать им задание, едыть-матыть, — крякнул плешивый демон.

— Адам, дорогой, я верю в твою разумность! – подмигнул Дима. – И в разум твово друга тож верю, хоть и не имею чести его знать…

— Вы незнакомы? – чуть отвлекся от растерянности  русый здоровяк Адам.

— Дима с исконно славянской фамилией, — загыглился Сатана в сторону домовёнка. – Плоть от плоти земли русской… родом из старообрядцев. Имеет троих маленьких детишек от красавицы-жены, по характеру добряк, а к порядку ни черта не приучен. По жизни бродяга… Обожает строить шалаши в лесу и шугать мародёров!.. — Смугляк кончил речь и с усмешкой подмигнул домовёнку.

Присутствующие с интересом  разглядывали потустороннего героя. Ясная мордочка Димы шла красно-белыми пятнами, он смущённо и ме-едленно моргал. Когда тебя прилюдно раздевают – то приятного мало.

— Это Сатана, — сгладил неловкую паузу блогер. – Тот ещё провокатор, но он — демиург и мой компаньон.

— Тож мне всезнайка хренов, — напыжился Дима и демонстративно отвернулся.

Мы гордимся тем, что изобрели вакцину против Эболы. Вот только Эбола — это не наша проблема.

— Короче, даете нам задание или типа отпускаете? – воззвали Правда и Ложь.

— Типа заткнитесь!

— Мудак, а?.. – прошептал близнец близнецу.

— Пообзывайтесь ещё…

— Хозяин, може внука-убивца мово вызвать? – шепнул демон, недвусмысленно потирая подушечки пальцев. – Он их враз научит манэрам.

Адам же молча обошел сладкую парочку, глядя с прищуром и мня бороду. Потом сдвинулся на пару шагов назад и спросил простецки:

— Кто из вас Правда, а кто Ложь?

Близнецы лишь глупо поморгали зелёными глазами без ресниц.

— Оне сами не знають, — скомментировал домовёнок.

— Несправедливо, — ясно и широко улыбнулся Адам. – Слушайте мою команду!.. Теперь ты – Правда, а ты – Ложь, — русый бородач поочередно ткнул пальцем в близнецов.

Минутка забилась в окошко, подобно стрекозе, — настоятельно требуя её впустить.

— Ниче так идейка, — вновь поскреб жилистую шею Сатана. Он, широко шагая, подгрёб к окну и открыл его.

— Спасибо, — пискнула Минутка, влетая в комнату и цепляя сачком улыбку первого человека.

Валите, болезные! – демиург махнул перстом. – И кого-нить хорошо ублажьте, например… э-э-э… президента!

— Чё мелочиться, действительно! – прозвучал нежный глас Судьбы. То ли сверху, то ли сбоку, то ли просто в ушах.

Исполнители с прическами под «горшок» перестали хлопать зелёными глазками, утвердительно покивали и растаяли в воздухе.

— Кстать, идейка дельная, — поддержал и дед-демон.

— Вво! – домовёнок показал большой палец в жесте «класс».

Первый человек вытер утомлённое чело. Сказал не очень уверенно:

— Фу! Надеюсь.

— Не парься, — дружески приобнял его смуглый худой напарник, с серьгой в ухе. – У нас полная свобода воли, так что мы могли им приказать любой бред. Тупо чего в голову взбредет!..

— Так-то – да, — покивал русый здоровяк Адам. – Но не хочется быть глупцом в глазах Отцов, треба доказать, что ты воистину их Сын…

Смугляк ухмыльнулся и глянул на настенные часы:

— Восемь утра. Первые сутки вперде!

— Чем займемся, едыть-матыть?

— Найдем, чем. Щас по чайку и каждый получит ценные указания.

 

25. Правда и Ложь

Президенты – это люди, вроде других. Они просыпаются, одеваются, какают, умываются и плавают в бассейне. Сегодня утром русский президент легко осилил все озвученные действия и, в отличном расположении духа, сел завтракать. Столик был круглым и при желании мог принять трёх персон, но сегодня президент кушал один. Он намазал бутерброд маслом и потянул его ко рту. Замер вдруг. На парочке других стульев глава государства увидел двух близнецов, с абсолютно круглыми головами, с прическами под «горшок», которые деловито пережёвывали пищу с его стола.

— Эм, — сощурился президент. Близнецы плавно перелетели со стула на стул – поменялись местами, а зрачки президента это восприняли как раздвоение.

— Что происходит? – тихо вопросил президент сам себя. Для уверенности поморгал. Осторожно мазнул глазами по сторонам – комната была пуста, лишь на диване – в тройке метров, громоздился охранник Митя (он же врач-кардиолог и чемпион по стрельбе из пятидесяти видов оружия).

— Мить! – трагически воззвал президент.

— Да, Владимир Владимирович! – Митя резво вскочил во всю длину своего двухметрового роста, неловко затоптался.

— Яйцеголовые? – президент показал бровями на близнецов и… тут же узрел, что близнецы исчезли.

 

***

Распахнулась дверь лимузина, президент почему-то с опаской заглянул внутрь салона. Нырнул туда и чинно сел. Митя загрузился вперёд, завёл мотор и автомобиль тронулся. Президент нервно достал бумагу из кармана, видимо какие-то тезисы какой-то речи, а может просто шпаргалка доклада. Углубился в чтение.

— Благо своего народа – есть высшее благо, — читал президент. – Кто не слушает совесть – тот подлежит геенне… что за херня? – удивился он, переворачивая страницу. – Нет ничего хуже, чем бездарность во власти!..

— Пафоса, конечно, много, но всё по сути, — раздался рядом спокойный глас.

Президент поднял недоуменные глаза и напротив себя — увидел русого бородача, с синими ясными глазами, с добрым румяным лицом. Как оказалось, сидят они оба на сцене, на двух табуретах, а слева внизу – Их чутко слушает Красная площадь. Справа — пара камер, прожектора, операторы и осветители.

— Что за?.. – пробормотал президент, не обозревая всей картины, но интуитивно ловя странную атмосферу.

— Ты кто тако… — напыжился президент на бородача. – Эй, Мить… — он резво вскочил. – Хорошо же работает моя охрана, опоили меня драной хренью! – заорал президент первое, что пришло на ум. – То яйцеголовые придурки за завтраком, то этот бородач, по ходу косящий под Бога….

Публика громко засвистела:

— Тю!.. К позорному столбу гада!..

Президент резко развернулся к площади и побледнел. Он воочию увидел свой народ – без рюшей и без заготовленных реплик. Суровые полицейские, горячие горцы, озлобленные славянские парни, напряженные военные, кислые интеллигенты, взбудораженные бабы – все озвученные категории явно пришли сюда добровольно!.. А Красная площадь была заполнена до упора! Народ трепетал у наспех сколоченный сцены (у Исторического музея), никто его не сдерживал, не было ни оцеплений, ни заграждений.

— К порядку! – весело сказал синеокий бородач Адам. — Сейчас возьмём у президента интервью. Мы ведь его пришли послушать, да?.. – он подмигнул площади. — Вы сядьте, Владимир Владимирович…

— Да! – сказала толстая бабища, умерев руки в бока. – А провокаторов самих к столбу!.. Наш президент – самый чуткий и понимающий!

— Спасибо, Владимир Владимирович, что Вы есть! – крикнул звонкий женский голос в толпе. – Я хочу от Вас ребенка!..

— Ура! – многоголосо подхватила публика.

Президент немного успокоился и сел на стульчик. Народный гул стих.

— Представьтесь? – попросил репортер Адам.

— Я…. – вдруг задумался президент. – Я — генеральный директор ООО «Российская Федерация». Бенефициарами (реальными владельцами) являются олигархи и мои друзья. Если я их перестану устраивать, то меня уволят. Всё как в других корпорациях, включая ООО «США» и ООО «Европа».

— Молодец! – восхищённо ахнула толпа.

— А как же свободные выборы? – грустно полюбопытствовал репортер.

— Свобода – это дорогое удовольствие, которое народ никогда не сможет купить, — меланхолично ответил президент. – Тупо денег у него не хватит… — он презрительно сплюнул. — Тем паче, что народ – это толпа мракобесов. Мы – правители, конечно, те ещё мерзавцы, — однако народ хуже нас в сто крат, чисто из-за своей сволочной породы.

— Ну, ни хрена себе! – воскликнула толстая бабища, всплескивая руками.

— Прально президент докладывает! – заверещал рядом стоящий юноша в очках, с патлами на голове.

— Вообще-то – да, — озадаченно протянула бабища.

— Просто об этом не принято говорить вслух, — с достоинством добавил президент.

Ложь порождает кучу бесполезной энергии, которую разумные существа производят, дабы Её либо оправдать, либо опровергнуть. Никчемная суета, наполняющая любое пространство кармическим мусором. Но безо Лжи не будет заметно Правду.

— По ходу приколисты сгенерировали толковую Идею, — заметил Бог, стоящий в толпе как обычный смертный.

— Хорошая наследственность, — усмехнулся Дьявол, неизменно находящийся рядом.

— Эй, Владимир Владимирович! – воззвал репортер Адам. — А как вы относитесь к своей команде? К тем, кто помогает вам управлять страной.

— К министрам я отношусь так себе, ведь они жулики и воры, — со скабрезной ухмылкой ответил президент. – О народе они думают лишь в моменты социальных взрывов, я не осуждаю, а констатирую. – Глава государства озадаченно задумался. – Однако… я тупо не понимаю, зачем они разворовывают казну, когда и так нереально богаты… Один строит дом за миллиард, а другой – за два миллиарда, типа соревнования, кто выше делает пи-пи. Не укладывается это у меня в мозгу!.. — Недоумение президента явно было искренним.

Камеры на сцене усиленно снимали ближние планы интервью, попутно над сценой проносились ещё камеры для дальних и средних планов, управляемые из Останкино. Шла онлайн-трансляция, и вся страна наблюдала эпохальный разговор.

— Какой же замечательный у нас царь! – пронёсся гомон над площадью. – Всё как на духу говорит!..

— Царь! Царь! – стал скандировать народ. – Долой президента!.. Только добрый и справедливый царь!..

— Да, я справедлив! – гордо сказал президент. – Хотя на народ мне тоже наплевать, я ему ничем не обязан, как (впрочем) и он мне, — он величаво кашлянул. — Если откровенно, то меня волнует только личная безопасность и КрымНаш.

— КрымНаш! – рявкнула толстая бабища.

— КрышНаш! – отозвалась эхом толпа. – Аве всемилостивейшему царю! А министров к позорному столбу!..

— Вы согласны наказать всех, кроме себя, Владимир Владимирович? – спросил русый бородач-репортер.

— Нууу, вопрос интересный… — усиленно замялся президент.

— Или накажут вас одного, — любезно подсказал Адам. – Ради справедливости.

Президент разглядел в толпе юного демона с огненными глазами и длинными «слоновьими» ушами-локаторами. Внук плешивого привратника приближался к нему, распихивая толпу широкими плечами, а в руке блестел длинный кинжал.

С другой стороны сквозь толпу пробирался ещё один демон – точная копия внука, а с третьей стороны — третий внук, ксерокопия двух первых.

Три одинаковых демона с трёх разных сторон!

— Давайте как-то поступательно, не спеша! – нервно сказал президент, стараясь не показывать волнения.

 

***

Домовёнок Дима залез в социальную сеть, вбил пароль с бумажки и вошел в аккаунт президента. На странице была куча народных просьб, длиной примерно в виртуальный километр.

— Лиха беда начало! – произнес Дима уверенно, закатал рукава и застучал по клавишам. – Так…. Прибавляем пособие многодетной матери…. Выпускаем на свободу маньяка-убийцу за хорошее поведение… Покупаем велосипед сироте… Ломаем сержанту Козлову руку за неподобающее поведение… Повышаем в должности директора-мздоимца, иначе его прибьёт жена… Так… Всё должно быть уравновешенно…

 

***

Смеркалось. Фонари на Манежной площади превратились в инструменты пытки. Каждый фонарь ныне – это позорный столб с привязанным к нему министром. Сановники стояли в парадном облачении, со всеми регалиями в виде медалей и орденов, а на шеях — таблички с названием должностей и фамилиями. Мужчины и женщины, вне пола и возраста, все были в равных условиях.

Также: тут и там стояли лавки, на которых розгами секли чиновников рангом поменьше – генералов МВД и ФСБ, начальников департаментов, пресс-секретарей…

Под ногами, с противным писком, рыскали мелкие бесенята.

— В принципе, сие закономерно, — объяснял президенту смуглый курчавый человек, очень высокий и хищный, с серьгой в правом ухе. – Эти твари попарятся здесь до ночи, после вновь будут руководить, но позор не забудут.

Парочка шла по Манежной площади, мимо экзекуций, параллельно им сновали группы туристов и отдельно взятые сапиенсы. Россияне и иностранцы, с фотоаппаратами и со «Спрайтом», с мобильниками и с бургерами, с сувенирами и с деньгами, — весь этот муравейник оживленно переговаривался, фотографировался, делал неприличные жесты и позировал на фоне позорных столбов… Бесподобная в своей великолепной мечте — суета на Манежке! На Президента с Сатаной никто не обращал внимания. Как-то ненароком они подрулили к столбу, к которому были привязаны сразу трое: премьер-министр, его секретарь Наташа и олигарх Д. Президент приостановился, несколько брезгливо рассмотрел тройку:

— И Вы здесь? – спросил сухо.

Триумвират лишь покаянно вздохнул. Дрыснувший под ногами бесенок, похожий на суслика с рожками, привстал на задние лапки и чего-то запищал, активно показывая на позорный столб. Потом громко прыснул в свою сусличью ладошку и ретировался.

— Коррупционер, его блядь и его спонсор, — задумчиво сказал президент, кивая на столб, и попутно внимательно рассматривая каждого персонажа. Как в первый раз.

— Прямо святая троица в реалиях твоей страны, — серьёзно дополнил демиург.

Двинулись далее, тактично огибая другие позорные столбы и лавки с порками.

— Идеальный мир? – вопрошал президент. – С помощью одного кнута его не построить. Но и пряник в довесок к кнуту, — не всегда решает проблемы «золотой середины»…

— Идеальный мир никому не нужен, — просвещал провожатый. – Просто потому, что абсолютного идеала нет. И нельзя построить то, чего нет. Однако, баланс между правдой и ложью — необходим.

— Вы хотели сказать, баланс между добром и злом? – не въехал президент.

— Добро и зло – это понятия по умолчанию, — разоткровенничался Сатана. – Как воздух, без коего организм хомо сапиенс погибнет.  А правда и ложь – это реальные существа, игроки. Они играют нашими чувствами и эмоциями, определяя поступки.

— Яйцеголовые? – вдруг прозрел президент. Он даже круто встал на месте, и снизу вверх пристально посмотрел на Сатану.

— Да, — усмехнулся демиург. – Замечу, что в долгосрочной перспективе всегда играет Правда. В отношениях, в действиях, на любом уровне… Ложь априори краткосрочна, не имеет эволюционного шанса развиваться долго, — это вопреки природе.

Так получилось, что Они встали как раз у очередного фонаря, подготовленного к позору. Прямо у торца Манежки! Подле фонаря лежал тюк веревки, табличка «Президент РФ», а рядом перетаптывался плешивый демон-дед, потирая крепкие ручки.

— А вот и твоя доля позора, князь! – ухарски пригласил дед. – Ща мы тя, едыть-матыть.

— Я, честно, не готов разделить участь министров, — расстроился президент. Он поежился, обращаясь к Сатане. – Застрелите меня лучше?!

— Запрещено, — отрицательно покачал головой Сатана. – Да и твой труп особо не повлияет на погоду… Как было плюс десять по Цельсию, так и будет.

— Ну тогда… тогда, я клянусь, что пересмотрю свои взгляды на власть, — воззвал президент. – Готов даже пересмотреть свои принципы!.. И изменить себя, в какой-то мере!..

— Ха-ха-ха! – вдруг заржал плешивый дед-демон. – Да всем вообще насрать, изменишься ты или нет.

— Чч-то?! – изумился президент.

— Слова одного человека никак не влияют на решения другого человека, — усмехнулся демиург. – Кармическая диалектика. По её законам ты назначен русским царем, которого в угоду фарсу называют президентом… твоя Власть дана тебе Свыше, неважно, хочешь сие ты или нет… ты обязан и ты будешь!.. А уж какой ты строишь мир – такой и строишь… Не мне судить… Быть может, на твоём примере, мои Боссы пересмотрят диалектику, какие-то формулы там поменяют, но… тебе от сего ни жарко, ни холодно, как – однако – и мне похер…

Повисла пауза. Президенто-царь задумался, стараясь не глядеть на персональный фонарь. Вечер перерождался в ночь.

— Возможно тебя расстреляют как Чаушеску; быть может, ты бесследно исчезнешь как Мюллер; инициируешь самоубийство как Березовский; или умрёшь в тюрьме как Милошевич, — усмехнулся Сатана. – Но сие всего лишь плата за земную власть…

Если ты забудешь про болезнь – то она забудет про тебя! Все болезни – в голове. Примерно так подумал президент. И приложил руку к пылающему лбу.

— У меня кума, что сойти с ума,

— Мы с ней каждый день, квасим в уматень…. – где-то послышался голос Юры Хоя, солиста легендарной панк-рок группы «Сектор газа». Разухабистая мелодия никак не соответствовала мрачной странной атмосфере Манежки. Мелодия стихла, и вообще всё стихло. Президент ощутил что-то или кого-то рядом, и взор вскинул. В паре метров от него стояла дамочка, лет пятидесяти на вид, — синее платье, лучистые глаза, черты лица правильные. Одновременно всё исчезло: фонари с распятыми министрами, потустороннее сопровождение, экзекуции плетями и даже публика… Лишь чуть в стороне, по улице Моховой, сновали машины как ни в чем не бывало.

— Привет, — молвила дамочка ласково.

— Вы кто?

— Я – твое наслаждение. Ты существуешь ради меня и для меня. И будешь существовать… — дамочка отступала назад, постепенно теряясь во мраке.

Президент моргнул и ощутил себя на скамеечке, на коей совсем недавно кого-то пороли. Выдохнул и потёр утомленное чело. К скамейке приблизились круглоголовые близнецы, стриженные под «горшок».

— Наконец-то! – радостно вскричал президент.

Близнецы плавно переступили с места на место – поменялись местами, а зрачки президента это восприняли как раздвоение. Миг, — и близнецы исчезли! Зато на их призрачном месте возникли вполне реальные морды бравых парней в полицейских бушлатах.

— Здравствуйте! – небрежно поздоровался старший. – Лейтенант Зайцев, пятый батальон ППС Центрального округа. – Предъявите документы.

В руке президента сам собой зашелестел листок. Он поднял руку и прочел в полутьме, сильно шурясь:

— Благо своего народа – есть высшее благо… Кто не слушает совесть – тот подлежит геенне… отлично!.. Ррр!.. – Он резво вскочил и радостно зарычал, давая выход перекипевшим эмоциям.

— Стоять, мать твою! – выкрикнул Зайцев, перетекая в спец. стойку, и хватая кобуру пистолета. Парочка его подручных скопировали действия начальника.

— Я президент Российской Федерации, — громыхнул сквозь сжатые зубы президент. И громыхнул так, что ментам как-то заплохело на ровном месте. Настолько была сильна аура власти. — Будьте так любезны, мать вашу так, проводите меня до поста охраны ФСО, у Кремлевской стены.

— Чё? – не въехал один, стараясь унять дрожь.

— Кстати, похож на Владимира Владимировича, — сказал второй, стуча зубками.

— Млиииин, — подвел итог лейтенант Зайцев, на глазах превращаясь в кусок холодца.

— С меня медаль «За отвагу». Каждому! – сбавил тон президент. И браво усмехнулся. – Если хорошо меня проводите, конечно…

Тут совсем близко послышался топот нескольких десятков ног, и по ближайшей лестнице (со стороны Александровского сада) поднялась группа людей. Венчали группу премьер, его секретарь Наташа и олигарх Д. Остальные два десятка товарищей – рослые мордовороты в деловых костюмах и с пистолетами, ФСО.

— Владимир Владимирович! – заорала Наташа, тормозя перед хозяином. – Вот вы где!.. Мы ж обыскались…

— Господин президент! – перебил премьер ещё более трагическим голосом. — Сегодня все наши миллиардеры, вместе со своими капиталами, сбежали из страны. Грядет экономическая жопа, простите за мой язык…

— Я один остался вам верен, Владимир Владимирович! – заявил о преданности олигарх Д.

— Говорят, сегодня на Манежной были экзекуции, били плетками генералов, пытали чиновников, а на квартирах у них изымали все ценности, – пискнула Наташа.

— Болтают… эм… — замялся премьер. — Санкция на весь шабаш была выписана лично Вами и ратифицирована подстрекателями к митингам, чернью… С ума сойти, но всё же… Это правда или ложь?..

Президент очень пристально смотрел на давно знакомых соратников. Чему-то усмехался про себя. Наконец пробормотал еле слышно, с всё понимающей усмешкой:

— Прямо святая троица в реалиях моей страны…

— …реалияяхх… — отозвался эхом сатанинский хохот в голове.

— Что, Владимир Владимирович! – подалась вперёд троица.

— Это и правда. Это и ложь, — усмехнулся президент. – Миллиардеров вернем, и будем жить как и жили.

 

26. Чем бы ни кончилось…

Следующим утром из особняка Березовского нарисовался квартет из сущностей: Адам и Сатана с походными рюкзачками, домовёнок Дима и плешивый дед-демон. Внука не наблюдалось.

БМВ-купе шестой серии, с федеральными номерами, вальяжно завернув вбок колеса, — грел свои чёрные бока на слабом солнышке.

— Загружаемся! – скомандовал Адам, открывая переднюю дверь. – Подбросим, коли по пути.

— Нам не по пути, едыть-матыть — возразил демон-дед с рогами. – Я чрез подпол к себе, по старинке…

— А я на электричке, — ответил Дима, — такмо привычнее… С Курского «Стриж» до Нижнего, а дальше… попутку, думаю… — он улыбнулся ясно. Минутка споро поймала улыбку и ретировалась.

— Без вопросов, — желчно молвил Сатана, кидая рюкзаки в багажник. Он сел за руль, включил мотор.

— Увидимся, — Адам лучезарно кивнул и сел в салон.

Плешивый демон-дед растворил железные ворота особняка, и тачка плавно выкатилась на Новокузнецкую улицу, посигналив на прощание.

— Добрей скатерти! – плешивый демон и домовёнок смахнули скупые мужские слёзки.

Не успела машинка проехать пяток метров, как ей в зад впечаталась другая машинка, которая не соизволила притормозить, видя выезжающую справа помеху. Может, водитель задумался, а может, был гордым или тупым.

— Чё за хня?! – удивился Сатана. Путешественники вылезли из салона и уставились на виновника аварии. За рулем невежливого кроссовера сидел батюшка в рясе и с крестом на груди. Он зачарованно смотрел прямо перед собой, с отвисшей нижней челюстью.

Багажник БМВ был хорошо вмят, задние фары потрескались.

— М-да, — нервно мял бороду Адам, топчась на месте.

— Иди-ка сюда, — дьявольский племянник пальцем поманил попика к себе. Тот не очень уверенно вылез, оказавшись толстеньким невысоким человечком, и, с оглядкой, подплыл к месту аварии.

— Добрый день, — раздался мелодичный глас. – Что же такое происходит!? – запричитал он.

— Происходит, — подтвердил Адам.

— В общем, мы спешим, — хмуро сказал Сатана. – Поэтому никаких ментов, а нас устроит тупо денежная компенсация, для заезда в ближайший сервис.

— Я сам вестимо спешу, — произнес попик, гладя нагрудной крест. Он явненько пришел в себя, обрёл уверенность. – И я согласен с вами поквитаться без полиции. Сумма в… пятьдесят тысяч меня устроит. Платите наличными?

Капот кроссовера был немного принят, не так критично как зад БМВ – но примят.

— В смысле?! – охренели путешественники. – Это мы виноваты в аварии, по-твоему?!

— Да, — смиренно подтвердил попик, — вы вылетели прямо под мой автомобиль. Хотя могли бы и пропустить духовное лицо.

— Слухай, козёл, — ухмыльнулся потусторонний персонаж. – Моё имя Сатана, я — начальник Ада, и я еду в Эдем, для отчета к Богу. И на битой тачке въехать туда не могу, засмеют… Ты вкуриваешь, с кем вообще болтаешь?!

— Я – архиерей! – гордо ответил попик, не реагируя на угрожающий инсайд. – И еду на Святейший прием к самому патриарху, а он дружен с президентом… У меня связи круче, чем ваши, поэтому предлагаю вам заплатить, и разъедемся полюбовно.

Наглость – второе счастье, и страшно подумать, что же в таком случае – первое счастье.

Домовёнок Дима и плешивый дед-демон стояли молча у ворот и наблюдали занятную сценку. Адам сжал в кармане горящее зерно справедливости, но Сатана опередил. Он с ухмылкой достал карманное зеркальце и сунул под нос попику:

— Ну?

Из зеркала на архиерея смотрело лицо чёрта – визуально голова свиньи, только с рогами.

— А?! – разинул рот попик.

— Батюшки, чёрт! – завопила какая-то женщина, как раз шедшая по тротуару. Она показывала пальцем на попика.

— Сейчас я прижгу чёрта каленым железом! – возгласил патриарх, приближаясь к попику с раскаленными щипцами. Патриарх был у себя в Соборе, и в то же время – рядом с архиереем.

— Надо отрубить чёрту голову! – закричал санитар «Скорой помощи». Неотложка, громко ревя мигалками, тормознула рядом с аварией, а санитар выскочил из салона с топором.

— Свят-свят-свят! – закрестилась постоянная  паства архиерея, которую он хорошо знал. Генералы, чиновники, известные культурные деятели… Элитная паства встала кружком вокруг недавнего духовного лидера с негодующими харями!

— Повторяю, мать твою, я – Сатана! – вполз в уши настойчивый голос курчавого смугляка. – И я тебе устрою такие, мляха, пытки… Но прежде ты заплатишь мне за тачку.

***

Ранним утречком, Время вихрем ворвалось во двор уютного президентского особняка, где-то в Горках, закрутилось по территории, подняв раскрытые ладони. Вжик, вжик, вжик… Спальня, бассейн, кухня… На ладони Повелителя Пространства липла фиолетовая пыльца – Энергия, оставленная потусторонней силой вчера утром. Охрана заметила лишь неяркие тени на стенах, но не придала этому значения, ведь тело президента мирно сопело в персональной спальне. То же самое, чуть позже, произошло ещё в нескольких местах Москвы. После фиолетовая Энергия была залита на флэшку и торжественно доставлена в Эдем.

А ещё через полчаса — Бог и Дьявол (в сопровождении Время) вышли за врата Эдема, на площадку для просмотра фильмов.

Время сосредоточенно вкрутило в ручку Зигзага флэшку, выступило чуть вперёд и взмахнуло рукою: Зигзаг прорезал воздух и раскрутился длинной трепещущей пружиной вдаль. В атмосфере сверкнула картинка, размером 16х9 метров, повисела недолго и лопнула, осыпавшись искрами. Новый взмах Зигзагом… и ещё картинка…  и ещё… В течение трёх минут Боссы в подробностях просмотрели то, что случилось в Москве за сутки.

— Аве! – в унисон выдали порхающие там и сям Чудеса. И зааплодировали.

Время свернуло Зигзаг и тактично шагнуло в сторонку.

— Хороша фантазия у приколистов, — благосклонно кивнул Бог. – Сие можно применить в сценарии нового бытия.

– Я рад, что ребята не подвели, — осклабился Дьявол, оглаживая бороду. – Где, кстати, они? Пора награду получать.

— Сир, они будут к вечеру, — деликатно сказало Время. – Они сейчас в автосервисе, непредвиденная авария…

 

***

Примерно тогда, когда Боссы смотрели кино — на Остоженке вырос матерчатый павильончик, — и было странно видеть сей шатер среди пафосных каменных зданий, из коих состояла самая дорогая улица Эдема. Павильон изнутри – это торговая зала и прилавок. То бишь «внутренние помещения» отсутствовали – только зала и прилавок.

На наспех сбитом прилавке – лежали кусочки дерева, не обработанные никак, просто кусочки дерева – большие и маленькие, весом от ста грамм до килограмма. Возле каждого – была проставлена цена в золотых унциях.

За прилавком деловито орудовал жирный кот, шулерски жонглируя деревом, нервно его переставляя туда и сюда:

— Раритет из раритетов! — весело выкрикивал пушистый проходимец, бодро снующим покупателям. – Суть не в злате, а в памяти… Древо познания. Больше никаких слов!..

— Подтверждаю, — сипел Змей – вальяжный теплокровный гад, удобно расположивший тело на прилавке, как подтверждение того, что в наличии Древо-подлинник. — Это вам не какой-то фуфел…

Продажи шли бойко. Павильон даже не смог вместить всех желающих и часть публики толпилась на Остоженке. Тем не менее, каждый десятый покупатель был удовлетворён. А жирный кот и Змей срубили мешок чистого золота, килограммов на пятьдесят. И тут же вложили его в акции ООО «Вселенная 5», немедленно пополнив список «Форбс» как самые богатые потусторонние аферисты.

 

***

А вечерком, одна из мраморных беседок с колоннами была торжественно украшена цветами. По периметру круглой площадки топтались наряженные в парадные костюмы Бог и Дьявол, а также Судьба, Ева и Лилит в коктейльных платьях, ещё присутствовали жирный кот, в лапках – поднос с прохладительными напитками, и Змей в поварском колпаке. Время как всегда – жалось особняком, с блокнотиком в руке.

Чудеса порхали вокруг беседки, весело жужжа, слабый ветерок обдавал благоуханием цветущего сада. «Молекула №4» — так называла сей аромат ушлая парфюмерщица Алёна, наладившая его поставки из Эдема в «Дьюти Фри».

— …три, два, один… — вполголоса считало Время, глядя на наручные часы.

В тот же миг в беседку поднялись компаньоны в смокингах – Сатана в белом, а Адам – в черном. Остановились, в любопытстве разглядывая общество.

— Здравствуйте, мои дорогие фантазёры! – возвышенно поздоровался Бог.

— Привет, приколисты, — более просто выразился Дьявол.

— Оу! – сладко протянула Судьба.

Другие персонажи промолчали.

— Привет-привет, — процедила импозантная пара.

— Собственно, я бы хотел задать вам пару вопросов, по церемонии венчания, — радушно сказал Бог. – Ваши пожелания и всё такое.

— Заодно репетицию таинства проведём, — добавил Дьявол. – А завтра устроим громадное торжество, так что не парьтесь, что типа вас неподобающе приняли неделю назад…

Девчонки лишь хмурились, может не довольно, а может — непонимающе.

— Зачем мы вообще сюда припёрлись? – вполголоса спросила Лилит у Евы. Та неопределённо пожала плечиком.

— Странно всё как-то, — заметил пушистый льстец и проходимец.

— Кстати, а кто из них муж, а кто – жена, — прямо высказался вальяжный теплокровный гад.

Импозантная пара покрутила головами, оценивая обстановку. Тот ещё дуэт: сильно курчавый, хищный, длиннолицый смугляк и плотно сбитый, с русой бородой, добродушный блондин. Оба достали из карманчиков по маленькой бутылочке сока, чпокнули крышками, выпили мелкими глотками. Персик и яблоко. Крякнули, отёрли губы.

— Вау! – вдруг воскликнула Ева.

— Мы не пидорасы, — цыкнул дьявольский племяш. – Поэтому нашу награду вручите кому-нить другому.

— Мы немного в курсе, — ободряюще подмигнул Дьявол.

— Мы знаем толк в приколах, — ободрил и Бог, тоже посмеиваясь.

В Эдеме могут так разрешить, что лучше бы запретили. По ходу, разводилы – это Боссы, причем во всех смыслах… Приколисты грустно вздохнули.

— Я ввязался в авантюру, так как сие требовало моё естество, — высокопарно произнес Адам. – Я потерял некие смыслы существования, и ваш квест очистил мозг от шелухи…

— Оба-на! – в изумлении присвистнул Змей.

— Я почему-то не удивлен, — заметил жирный кот.

Ева и Лилит манерно приподняли бровки. А Бог и Дьявол с ухмылками взглянули на второго компаньона.

— Мне надоело быть потусторонней прачкой, хотелось реальных приключений! – заявил Сатана. – И ваша новая афера мне глянулась, какой-то свежий ветер я там просек… Хотя изначально я приехал обсудить корпоративную войну между небесной конторой и моей…

— Н-да, – смущенно пропела Судьба.

Законы мироздания – это то же самое, что и физические законы, принципы действия одинаковы и незыблемы. И менять механизм их действия — опасно и никчемно.

— Придется вам всё же быть педиками! – нежданно сказал Дьявол, обращаясь к импозантной паре. – Мой Партнер уже начал внедрять этот сценарий в бытие людей… Человек познал однополую любовь, есть фанаты феминизма, а сапиенсы с удовольствием превращаются из мальчиков в девочек и наоборот… Бардак начнется, если вы откажетесь от венчания!

Какой национальности Бог? Точно такой же, какой и Истина. Никакой принадлежности тут быть не может, однако ошибки надо признавать. И искоренять.

— Забыли про педиков, — веско сказал Бог. – Мужчина, соединенный с женщиной – сие лучшее начало из всех, что существует. Чего думаете? – он глянул на Еву и Лилит.

— Нууу…. В общем, согласны, — кивнули девочки.

— Щас их снова поженят, — усмехнулся жирный кот.

— Им видней, — помыслил мудрый Змей.

— Да! Нам видней! – вклинилась Лилит и по-хозяйски подошла к компаньонам. Мило улыбнулась Адаму: — Я так рада, что ты не гей, чёрт возьми! И я надеюсь, ты меня не разлюбил?..

— Ээй! – Ева сорвалась с места и подпрыгнула к первому человеку. – Адам был и будет со мной.

— Да что ты говоришь?! – ухмыльнулась Лилит. – Первая любовь навсегда!

— Именно! – произнесла Ева. И заглянула Адаму в глаза: — Дорогой, прости за всё, теперь я буду только с тобой!

Бог и Дьявол глазели во все глаза. Судьба нетерпеливо теребила мобильник, явно намереваясь кому-то позвонить и рассказать очередную сенсацию.

— Чудны дела твои, женщины, — заметил жирный кот.

Змей не отозвался, лишь шумно вздохнул.

— Чем старше – тем больше ценишь то, что видишь, — изрёк Сатана. – Вроде бы бытие должно надоесть за кучу лет, но оно ток удивляет.

Он философски сплюнул через левое плечо, развернулся и удалился… Лишь бросил на прощание:

— Я в Преисподнюю…

Адам, окруженный женщинами с обеих сторон, несколько с грустью посмотрел вслед компаньону.

— Кстати, я тут подумал, Древо познания надо бы обратно посадить, — вдруг размыслил Бог. – У?

— Можно, — легко согласился Дьявол.

Жирный кот и Змей смущенно сжались и попятились с веранды. Время деликатно ухмылялось, нечто чиркая в блокнотике.

 

22.12.2018 г. – 25.02.2019 г.

Вам необходимо войти , что бы оставить комментарий.


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru