Андрей Ангелов

Парадокс

Фантастическая повесть!

Аннотация

    Самое первое произведение Андрея Ангелова.

Ясным апрельским днём девятиклассник Клюев спешит в школу! И… вдруг видит, что на асфальте лежит «Машина времени». Данный аппарат он, конечно, подбирает!.. И бежит дальше… Как можно представить, читателя ждёт лихой сюжет, с массой смешных моментов.

По мотивам повести снят кинофильм.

Скачать в 1 клик все книги

ПАРАДОКС

«Парадокс – это совершенно невероятный случай».

Словарь С. И. Ожегова.

Тема урока географии звучала «Народы мира». У классной доски топталась худющая Тупицына, она вяло тыкала указкой в карту мира, и скучно гундела:

– Население Земли… сейчас… состоит из шести миллиардов человек… В Европе живут европейцы… В Китае китайцы…

Ученицу внимательно слушал Никита Петрович Носов – учитель географии. Лет 50-ти, с окладистой черной бородой, что мягкой волной падала ему на грудь.

9 «Б» класс, следуя многолетним школьным традициям, занимался своими делами. Кто чем – каждый в меру умственного развития, способностей и желания:

Катька Грязнулькина тщательно жевала шоколадку! Белобрысенькая, конопатенькая умница!

Румянцев и Шульгин играли в «морской бой». С оглядкой на учителя! Разлагатели дисциплины, клоуны.

Люся и Лада ехидно улыбались, поглядывая на Тупицыну! Отличницы. На переменке будет кому косточки обмыть!

Саня Сидоркин самозабвенно уставлял собственный атлас собственными автографами! Пыхтя и не в силах оторваться! Упитанный увалень, хорошист.

Вика Авоськина листала журнальчик с гламурной кисо на обложке! Формы тела уже округлые, губки бантиком, глаза с томной поволокой. В ушах рандолевые серёжки!

Валя Валуева наслажденчески зевала, вполуха слушая Тупицыну! Рост под два метра. Мускулистые руки с острыми ухоженными ногтями. Короткая стрижка. Кривые ноги «росли из плечей»!

Кто-то жевал шоколадку, кто-то переписывал «домашку» по алгебре, кто зубрил невыученный стих, кто слушал музыку, кто строчил смс… Всё, как обычно. Было тихо, слышалось лишь чирканье ручки и слабое чавканье. Бубнёж отвечающей практически не влиял на тишину.

– В Северной Америке живут северные американцы, – бубнила Тупицына. – В Мексике мексиканцы и текила…

– Никита Петрович, можно задать вопрос Тупицыной? – попросила с места Валуева.

Ученица у доски прервала монолог, с опаской посмотрела на Валю. Носов в раздумье огладил бороду и разрешил:

– Можно.

Валуева кивнула учителю в знаке благодарности. И безапелляционно спросила:

– Тупицына, какой государственный язык в Австралии?

Ученица у доски расслабилась! Валуева известна своим зловредным поведением по отношению ко всем, на кого она смотрит. Даже просто смотрит! Но сейчас, похоже, её интересует только данный вопрос! Интернета под рукой нет, а Вальке срочно вздумалось узнать, любопытство гложет… Да не проблема, самой любопытно выступить в роли Интернета:

– Государственный язык в Австралии – австралийский, – сказала Тупицына.

– Дура ты дурацкая! – визгливо крикнула Валуева на весь класс. – Ты не Тупицына, а тыы… мегаТупицына!..

9 «Б» сжался, холодеющий страх заполнил школярские головы. Валя разозлилась не на шутку! Внезапно и сразу! Она всегда так злится. И важно не попадаться под её взгляд, тогда пронесет… Тупицына за мгновение вспотела всем телом!.. Носов мужественно оттянул взгляд Валуевой на себя:

– Что такое, Валя? – строго спросил учитель, мня бороду. – Хочешь что-то сказать – скажи мне.

– Я веду себя тихо, как мышка, – зевнула Валуева.

– Мышки не разговаривают подобным тоном, – заметил Носов. – Напомню, они вообще не разговаривают. И мышки не перечат учителям, потому что не ходят в школу. А ещё мышки не сидят по три года в одном классе…

– Вот не надо, Никита Петрович, попрекать меня учёбой! – невежливо перебила Валуева. – То, что я три года подряд учусь в девятом классе, не доказывает мою тупость… У нас свободная страна и я буду здесь учиться столько, сколько считаю нужным. Я так хочу, сама! И если вы, Никита Петрович, хотите меня оскорбить… – Валя встала, уперев мощные кулаки в крышку. Парта затрещала.

Страх отпустил, класс с любопытством наблюдал за дискуссией!

– Стоп, Валуева! – учитель хозяйски хлопнул ладонью по столу. – Мы на уроке географии, где занимаемся только географией. – Он нервно потеребил бороду. – Сядь, Валя, сядь. Всё, что ты обо мне думаешь – скажешь после уроков. Если так хочешь.

Валуева разжала кулаки и нехотя опустилась на стул. Носов отпустил Тупицыну на место, встал, прошелся у доски и приветливо произнес:

– Запишем тему нынешнего урока.

Сейчас же открылась и закрылась дверь кабинета. На пороге возник опоздУн! Клюев обладал спортивной фигурой и способностью влюблять в себя девочек.

– Простите за опоздание, Никита Петрович! – выпалил красавчик. – Я зайду?..

– Ты уже зашел, – поправил Носов. – И коли уж зашел – проходи. Авоськина, убери свой журнальчик.

– Спасиб… – поблагодарил учителя Клюев и пошагал к своей парте. Для того, чтобы туда пройти – опоздуну требовалось пройти мимо Валуевой. Парта Клюева располагалась как раз перед партой Вали… Валуева, по привычке, подставила ножку. Клюев, по привычке, через ножку перепрыгнул. И опустился на свое место, рядом с Сидоркиным.

– Привет, Димчик! – немедленно вполз в Клюевские уши ехидный полутон. Острый ноготь ткнул между лопаток.

– Валуева, пристань к Румянцеву! – на автомате буркнул Клюев. А сам крикнул тихим шепотом:

– Саня!

Уж что-что, а чьё-то там бурчание Валуеву остановить точно не могло! Валя решила пристать к Клюеву и она пристанет!.. Однако пикнула смс. Кто там смел помешать?.. Ага, это мама, надо ответить… Клюев никуда не денется за пару минут. Валя застрочила ответную смс-ку. Вообще, набирать смс ногтями, а не пальцами – мука, но гораздо бОльшая мука не иметь вообще красивых ногтей…

– Саня! – в отчаянии шепнул Клюев. – Отзовись уже!

Сидоркин чиркнул очередной автограф, с оценкой глянул на испещрённый росписями атлас. И флегматично отозвался:

– Ну?

– Ты даже не догадываешься, почему я опоздал!

– Не догадываюсь… – Сидоркин перевернул атласную страницу и нацелил туда ручку.

– Хватит заниматься глупостями! – Клюев дёрнул друга за рукав. – Лучше послушай!

Сидоркин с сожалением отвлёкся от атласа. Мазнул настороженным взглядом по Носову, что вводил в курс новой темы. Посмотрел на Клюева изучающе:

– Я слушаю.

– Саня, я… – Клюев глубоко вздохнул. – Я… не поверишь… со мной произошло нечто нереальное!

– И что же? – Сидоркин напоминал невозмутимого оленя.

– Саня… я нашёл машину времени!

– Поздравляю!

– Ты не иронизируй. Я серьёзно!

– Я тоже серьёзно и со всей искренностью тебя поздравляю.

– Погоди, – Клюев обречённо выдохнул. – Ты не понял. Я на-шёл ма-ши-ну вре-ме-ни!

– То есть… ты… шёл-шёл по улице и вдруг увидел, что на дороге лежит машина времени? Ну и… ты, конечно, её подобрал и двинулся дальше? – подмигнул друг.

– Да! – торжественно кивнул Клюев. – Так всё и было.

– И где она у тебя стоит? Дома, верно?..

Клюев полез за пазуху, достал чёрную коробочку, протянул на распахнутой ладони:

– Вот она!

На ладони лежал обычный с виду калькулятор. На крышке скотчем была укреплена бумажка. На ней зеленели буквы, выведенные фломастером: «МАШИНА ВРЕМЕНИ».

– К машине времени и инструкция есть. Рядом лежала… Я целый час её изучал, почему и опоздал. Покажу на перемене.

Сидоркин, наконец, засмеялся! Насколько можно смеяться шепотом:

– Я похож на толстого дурака! Правда?..

– Правда, – согласился Клюев, поводя спортивными плечами. – По внешнему виду сходство поразительное! Но… ты мой друг и мне неважно, на кого ты похож. И ещё: я точно знаю, что ты хоть и толстый, только не дурак.

– Не называй меня толстым, – обиженно нахмурился Сидоркин. – Я знаю, что я не мускулистый покоритель женщин. Но я и не толстый.

– А какой же? – удивился Клюев. В данный момент ему в плечо вонзился длинный ноготь, и голос Валуевой просипел в ухо:

– Димчик, ты ведь не забыл про меня?

Клюеву нравилось быть объектом пристального женского внимания. На самом-то деле! Валя Валуева – это сначала девушка, а потом уже эпитеты. О вкусах не спорят, если что, тем паче, в пятнадцать лет – в период полового созревания. Однако… сейчас не до «любовной игры», слишком важный разговор! Что не терпит отлагательств! Надо сделать так, чтобы Валя отстала, и это довольно просто для знатока женской природы… Клюев резко обернулся и выпалил горячим шепотом:

– Валуева! У тебя свинячьи глазки, коровьи титьки и куриные мозги! Поэтому найди себе козла для пары, а меня не трогай! Ясно?

Валя… несказанно изумилась. На ресницах заблистали слёзы обиды, черты лица перекосились. Пожалуй, Клюев переборщил, не стОило… Ой, не стОило, Димчик! Валуева основательно взяла Клюева за горло и нацелила добрый кулак ему в челюсть!

Сидоркин принялся неловко высвобождать друга, но хватка у Вали была железной.

– Ой-ёй-ёй… – просипел Клюев. Пытаясь отстраниться! Он вытянул назад руку, хватаясь за свою парту как за опору, рука сначала нащупала… атлас друга, а после… машину времени. В мозгу тотчас созрел выход! Клюев схватил найденный аппарат и практически наощупь защелкал кнопками:

– Два… ноль… один… два… Теперь месяц и… день… Ещё и час с минутами…

– Что ты делаешь? – успел поразиться Сидоркин, безуспешно пытаясь оторвать руку Вали от горла друга.

– Перемотаем время на пять минут назад! – захрипел Клюев. – Я спасу себя от увечий, а Валуеву от колонии для малолеток!

В это же время происходил занятный диалог учителя и Вики Авоськиной. 9 «Б» класс с интересом слушал! Избавив тройку одноклассников из своего внимания!

– Авоськина, положи свой журнальчик на учительский стол! – попросил Носов, трогая бороду.

– Зачем вам мой журнал, Никита Петрович? – не поняла Вика, дуя губки.

– Мне гламурный журнал не за чем, как и тебе самой, – усмехнулся Носов. – На уроке…

– Держись за меня крепче! – выкрикнул Клюев, нажимая Синюю кнопку. Мгновение и… Время проглотило мальчишек! Друзья исчезли! Растаяли в воздухе! Испарились!

Автор не отследил реакцию класса и учителя на исчезновение героев. Автор наблюдал за парочкой друзей, что улетели в прошлое. А в двух местах одновременно быть нельзя!

* * *

– Дим… где мы? – шепотом спросил Сидоркин, не открывая глаз.

Клюев уставился на панель машины времени – всё, что он пока видел:

– Тысяча девятьсот шестьдесят девятый год!

– А!? – Сидоркин тотчас же открыл глаза. – Что?..

– Мы вернулись в прошлое на… тридцать шесть с половиной лет назад, – до Клюева только сейчас дошел смысл того, что он сам и сказал!

Друг взглянул на друга. Потом они осмотрелись… Светило яркое солнце. Друзья стояли на уютной зелёной лужайке. Справа лежали руины какого-то строения, слева поднимался высокий холм. Прямо – река с рыбаком, сзади шелестел листвой редкий лесок.

Сидоркин спанаромировал взглядом окрестности, машинально перехватил атлас, что переместился вместе с ним. И заорал:

– Ты обещал вернуться на пять минут!

Клюев мельком оглядел округу, спрятал машину времени в карман. И покровительственно улыбнулся:

– Теперь-то веришь, что это полноценная машина времени?

– Мне плевать! Я не хочу жить в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году!

– Вообще-то я тыкал кнопки в сложных обстоятельствах! – логично возразил Клюев. – Посмотреть, что бы ты натыкал на моем месте…

– Я бы не оказался на твоем месте, – кипятился Сидоркин. – Просто потому, что не оказался!

– Да ладно, Саня, – примирительно сказал Клюев. – Случилось и случилось. И ничего уже не изменишь…

– Не изменишь! – поразился Сидоркин. Ошалело посмотрел на атлас. – Значит, для тебя это ерунда? Только… знай, что для меня это не ерунда! Между прочим, родители обещали мне на день рождения новый велосипед, а праздник через три дня!

– Саня, чего ты суетишься? – урезонил Клюев. – От тебя истерики я точно не ожидал.

– А чего ты ожидал!? – возмутился Сидоркин. – Думал, что я толстокожий и бесчувственный баран и меня ничего не проймёт?

По лицу Клюева стало видно, что он мыслил именно так, но Димчик благоразумно промолчал!

– Представь себе, я тоже имею нервы и могу переживать! – скуксился Сидоркин. Он с отвращением отбросил атлас: – Да, я знаю, что чересчур упитанный, не очень умный и не блещу красотой. Но я не баран и ничто человеческое…

– Саня, успокойся, – Клюев хлопнул друга по плечу, ободряюще улыбнулся. – Изменить ситуацию я не в силах, но… мы можем вернуться назад в любой момент! Если захотим.

– Правда!? – с надеждой спросил Сидоркин.

– Положись на мою машину времени, – ответил Клюев снисходительно. – И раз мы оказались в ТАКОМ прошлом, то неплохо бы здесь немного побыть и осмотреться. Вон сидит местный житель, удит рыбку, пойдём, расспросим.

– Вперёд! – заметно ободрился Сидоркин.

– Погоди, – Клюев поднял атлас и подал другу. – Советую не разбрасывать свои вещи и ступать как можно осторожней. И ничего тут не трогать!

– Почему? – удивился Сидоркин, послушно беря атлас.

– Ты не читаешь фантастику?

– Читаю. Иногда. Только при чём?..

– При том! Писатели-фантасты… заметь, не один… а, наоборот, все, как один… Другими словами, в один голос, утверждают…

– Ты можешь короче?

– Я просто хочу, чтобы ты прочувствовал важность информации! Поэтому так длинно…

– Имей в виду, я ничего не понял из твоей длинной речи, – предупредил Саня. – И если ты и дальше будешь говорить так же длинно, не пойму ещё больше!

– Сбил мысль, – Клюев наморщил лоб. – Итак… писатели-фантасты предупреждают о том, что любое материальное вмешательство в прошлое может привести к парадоксу в настоящем. В доказательство писатели оперируют малопонятными научными терминами, делают сложные логические выкладки… Тем не менее, суть теории парадокса я уловил. А парадокс, как тебе известно… надеюсь, что известно – это нарушение закономерного порядка вещей! – Он немного подумал: – Например, если мы ненароком сломаем здесь веточку или раздавим жучка, то, вернувшись назад, можем обнаружить, что…

– Что, чёрт возьми? – не выдержал Сидоркин двухсекундной паузы.

– Мы можем перестать быть друзьями! – рубанул Клюев. – Или вернёмся и превратимся в девчонок! Ты хочешь стать девчонкой?

– Не хочу!

– Тогда идём к рыбаку, внимательно смотря под ноги! – Клюев потихоньку двинулся к реке.

– Дим! – догнал Санин возглас.

– Что ещё?

– Теорию парадокса ты взял из рассказов, которые являются фан-тас-ти-кой! – подытожил Сидоркин. – Теория – это всего лишь предположение, а в случае с писателями ваще байка. Писатели не были в прошлом и выдумали свои истории. Никто не знает точно, как всё происходит на самом деле!

– Вот именно, – согласно кивнул Клюев. – Никто и никогда в прошлом не был! Кроме нас, ведь мы-то в прошлом. И лишняя страховка не повредит.

Димчик пошел к реке.

– Стоило находить машину времени, чтобы вести себя в прошлом, как в музее! – буркнул Сидоркин, двигаясь следом. – Только рассматривая и ничего не трогая.

Друзья, передвигаясь чуть ли не на цыпочках, приблизились к рыбаку. Тот сидел спиной к парочке и не слышал мягких шагов по мягкой травке.

– Эй, чувак! – заорал Клюев рыбаку чуть ли не в ухо. – Ты местный?

Рыбак оторвался от созерцания поплавка, повернулся к парочке фасом. На дружбанов смотрело лицо мальчишки лет 15-ти с окладистой черной бородой, что мягкой волной падала ему на грудь. Знакомая борода на знакомом лице!

На самом то деле люди с возрастом не меняются! Как внутренне, так и внешне. И вы легко узнаете своего знакомого спустя много лет. Каким он был в пятнадцать лет, таким остался и в пятьдесят, и наоборот! Борода – это повод, но не критерий!

Рыбак добродушно улыбнулся:

– Привет, ребята. Вы кто и откеда?

Дети 21 века немного удивились… Выпученные глаза, судорожные сглатывания, пониженная реакция, запинки речи…

– М-меня зовут Дим-мка, его Сан-ня, – Клюев как робот показал рукой на друга.

– Мен-ня зовут С-саня, его Димк-а, – Сидоркин как робот показал рукой на друга.

– А меня Никита Носов. Меня тута все знают. – Рыбак оглядел визитёров с головы до ног, завистливо поцокал языком. – Одёжа у вас классная. Сразу видно – городские…

– Никита Петрович! – икнул Сидоркин.

– До «Петровича» я не дорос… – улыбка рыбака трансформировалась в недоумение. – Неужто мы знакомы?

– Мы знакомы… – начал, было, Клюев.

Сидоркин круто развернулся и побежал прочь! Резко и прытко, несмотря на вес!

– Саня! – крикнул друг. – Пардон, Никита Петрович, – Клюев бросился следом. – Саняяя!..

– Куда вы? – рыбак простёр сожалеющую руку. – Хм. Что толстяка так напугало? Моя борода?..

Вдруг рыбак глянул с прищуром, отложил удочку, встал, сделал шаг, второй, третий, нагнулся… Рожица отразила гамму чувств: любопытство, удивление, восторг! Оп-па!

Тяжело дыша, Сидоркин подбежал к массивной берёзе. Сопя и отдуваясь, присел на траву, прислонился к стволу. Тотчас же из зарослей кустарника вышел Клюев. Подошел, держась за правый бок, бухнулся рядом на попу.

В течение минуты слышалось лишь затруднённое дыхание двух мальчишек!

– Димка, это слишком! – вымолвил, наконец, Сидоркин, поднимая на друга растерянные глаза. – Пять минут назад мы разговаривали с чуваком, который как две капли воды похож на нашего учителя географии! Более того, этот чувак и наш учитель – один и тот же человек! А его борода…

Клюев поднялся, отряхнул ладони. И перебил друга:

– Километр бежал за тобой!.. Уф… Встретили маленького учителя, и что? Мы в прошлом, парень! А его борода – это, по ходу, редкая болезнь, которая…

– Типа пойдём к нему и поболтаем?!

– Почему бы и нет…

Сидоркин медленно встал и медленно же сказал. Глядя глаза в глаза! Чтобы наверняка дошло…

– Такие временные парадоксы не для меня! Верни меня домой, а сам можешь вернуться и поболтать с маленьким Никитой Петровичем! – Он с яростью хлопнул себя по шее.

– Что ты сделал? – немедленно отреагировал Клюев.

– Что значит «что»? Высказываю своё мнение. Хочу в наше настоящее!

– Неет, что ты сделал прямо сейчас! – Клюев глядел очень тревожно. Он провёл пальцами по шее друга и расширенными от испуга глазами уставился на свою ладонь.

– Ты убил комара!? – прошептал Димка, с ужасом осматривая раздавленное насекомое.

– Убил, – подтвердил Сидоркин, почесывая шею. – Он меня, гад, укусил!

– Забыл, о чём я предупреждал!? – прошипел Клюев. – Теперь может случиться страшный парадокс!

– Так! – строго вымолвил Сидоркин. – Хочешь оплакать комара – не вопрос! Только сделать это надо в наше время.

– Придурок! – заорал Клюев. – Ты не понимаешь ни черта! Сейчас может случиться всё, что угодно! Вплоть до начала атомной войны!

– Ага, значит виноват я? – кротко спросил Сидоркин. – Это я нашёл машину времени? Мне пришла дурацкая идея её испытать прямо на уроке? Я настроил машину так, что мы улетели на тридцать с лишним лет назад! Я ничего не путаю?.. – Он взял друга «за грудки». – А если комары здесь заразные!? Я вернусь в настоящее и обнаружу, что болею неизлечимой болезнью или вовсе умер?

– Комар всё равно тебя укусил, – проявил логику Клюев. – И необязательно было его убивать. Я бы тебя понял, если б убивая комара, ты пытался предотвратить укус!

– Выходит, ты бы в данной ситуации поступил иначе? – поддразнил Сидоркин. – Махнул бы легонько рукой: «Мол, летите с моей шеи, господин комар, питайтесь кем-нибудь другим»? Или позволил бы набить комару брюхо своей кровью и дождался бы, когда он упорхнёт сам?

– Да! – торжественно кивнул Димка. – Я бы сделал именно так! Во имя нашего настоящего!

Если б у бабушки были колеса… Сидоркин пристально глянул на друга, разжал руки, выпуская из пальцев его рубашку:

– Комара уже не вернёшь. И на этом всё! Активируй машину времени. Потому что я жажду сделать ещё десятку серых длинноносых трупов, – Саня поднес сжатые кулаки к Клюевскому носу. – Пока я держу себя в руках, но только потому, что берегу твои нервы!

– Легко, – Клюев вытянул машину времени из кармана. Чуть задумался и стал сосредоточенно тыкать кнопки.

– Как считаешь, что подумали в классе, когда мы исчезли? – спросил Сидоркин, чтобы нарушить тягостную паузу.

– Вопрос, который волнует меня меньше всего, – откликнулся Клюев. – Никто нашего отсутствия на уроке не заметил.

– Ты уверен?

– Ясен перец! Положись на мою машину времени!

– Раз уже положился… Чуть крыша не поехала!

– Хорошо, я не уверен! – занервничал Клюев, отрываясь от машины времени. – Возможно, наше отсутствие заметили! Не о том волнуешься! Что нас ждёт дома, известно одному Богу, который, впрочем, неизвестно, существует ли!

– Ты, правда, думаешь о возможности атомной войны!? – изумился Сидоркин.

– Я не утверждаю, но это может быть, – проворчал Клюев. – Всё, держись за меня!

Друг обхватил друга. Клюев ткнул Синюю кнопку. Прошла секунда, вторая, третья, четвёр… И… Время проглотило мальчишек! Друзья исчезли! Растаяли в воздухе! Испарились!

* * *

В щелкающей тьме сыпались искры, змеились маленькие молнии, и слышался испуганный голос Сидоркина:

– Что?

– Глюк с машиной времени! – с волнением ответил Клюевский голос.

– Ч-что это?

– Не знаю…

– Исправляй долбанный глюк, я не чувствую свое тело!

– Не могу… Машина времени выскользнула у меня из пальцев.

– Гдеее выскользнула!?

– В коридоре времени… Вряд ли… можно её найти. Наверное, я опять… снервничал и спутал параметры…

– А!? Ты хочешь сказать, что мы останемся в этом туннеле… навсегда?!

В глаза парочке друзей ударил электрический свет! От неожиданности они зажмурились, а через мгновение… услышали голос Носова.

– Авоськина, положи свой журнальчик на учительский стол! – попросил Носов, трогая бороду.

– Зачем вам мой журнал, Никита Петрович? – не поняла Вика, дуя губки.

Парни открыли глаза. Сидоркин сразу бросился лихорадочно себя ощупывать!.. Клюев же, не обратив на свою целостность внимания, начал кидать вокруг настороженные взгляды.

– Мне гламурный журнал не за чем, как и тебе самой, – усмехнулся Носов. – На уроке… Знаете, о чем я думаю? – вдруг спросил учитель у класса.

9 «Б» ответил недоуменным гудением. Сидоркин убедился, что цел, и, уже более спокойно, занялся осмотром своих вещей.

Учитель прошелся вдоль доски, мня бороду. Сел за свой стол. Мечтательно улыбнулся:

– Я бы очень хотел, чтобы с каждым из вас произошло нечто… как со мной. Чудо, случайность, странность, – как угодно!.. – Носов заговорщицки подмигнул классу.

– Вроде всё без изменений, – шепнул Димка соседу. – Кабинет географии в том же состоянии, что и перед нашим полётом в прошлое…

– Погоди! – Сидоркин пристально смотрел на учителя географии, чутко ловя каждое слово. Клюев, повинуясь чужому волнению, тоже глянул вперед! И услышал:

– Я жил в советской деревне. Жили бедно, трудно и… скучно. Ни Интернета, ни нормального телевидения, ни хороших книг… Ничего не было! Однажды я пошёл порыбалить и встретил двух городских мальчишек, – учитель запустил пальцы в окладистую бороду. – Мы немного поболтали, а потом мальчишки убежали. В непонятной спешке, откровенно… Они обронили чудную вещицу… – Носов открыл учительский портфель, порылся в нём и достал географический атлас. Поднял перед собой, показал классу:

– Данная вещица так поразила меня, что я стал, буквально, бредить географией! И поступил после школы на геофак… Я не призываю следовать моему примеру, а я о том, что… мою жизнь поменял Случай. Таких случаев ой как не хватает! В вашей жизни, господа.

9 «Б» класс вдумчиво слушал, поймав лиричную волну! Иногда такое случается даже у детей нашей, насквозь порочной, Эпохи…

– Кстати, примечательная деталь, – усмехнулся Носов. – Страницы атласа испещрены автографами. Вероятно, городской мальчишка самозабвенно занимался их проставлением на своих уроках географии.

9 «Б» класс сдавленно прыснул. Вика Авоськина, наконец, убрала гламурный журнал в сумку.

– В спешке, удирая от юного Носова, я обронил атлас, – потрясенно сказал Сидоркин. – И вот случился…

– Парадокс! – докончил Клюев. – И я искренне рад, что потеря атласа закончилась таким безобидным парадоксом!.. А… как быть с убитым тобою комаром? Здесь тоже нужно ожидать какого-то парадокса. Только я его пока не вижу. А ты?

– Опять!?.. – зарычал Сидоркин.

Что-то острое чувствительно ткнуло Клюева между лопаток. Димка нахмурился:

– Валу…ева! Разве можно про неё забыть… – Он медленно повернулся назад и иронично заулыбался: – Здравствуй, влюблённая Валя…

Клюев осекся. Улыбка соскочила. Его взору предстал здоровенный, наголо бритый парень, со сросшимися бровями. Чем-то похожий на орангутана. В руке он держал шариковую ручку, коей (по всей видимости) и ткнул Димку. Парень хмуро улыбнулся, обнажив кривые зубы:

– Здравствуй, Димчик!

– Ты к-кто?.. – почему-то беспомощно заморгал Клюев. Сидоркин обернулся и скопировал моргание друга.

– Ты чего? – забеспокоился здоровяк. Глянул на Саню: – А ты чего?..

С боевым треском распахнулась дверь кабинета! Вошла нескладная женщина лет пятидесяти! Рост под два метра. Мускулистые руки с острыми ухоженными ногтями. Короткая стрижка. Кривые ноги «росли из плечей»!

Учитель, пустившийся в воспоминания, смолк. И поспешно воскликнул, сам поспешно поднимаясь:

– Поприветствуем нашего дорогого и многоуважаемого директора!

9 «Б» класс словно подбросила в воздух невидимая пружина. До конца не понимая ситуацию, поднялись и дружбаны. Директор встала у классной доски и рявкнула:

– Сидеть!

Класс поспешно опустился на свои места. Клюев с Сидоркиным поймали цепную реакцию класса. Носов стоял в смиренной позе в двух метрах от директора.

– Так, детишки! – визгливо сказала директор. – Я пришла сообщить, что полчаса назад произошел мерзкий, возмутительный случай! У меня в кабинете пропал калькулятор – подарок начальства за идеальную службу! И я знаю, кто это сделал!

Женщина вперила зловещий взгляд в Клюева и практически прыгнула к нему, схватила за горло! Приблизила своё лицо вплотную к его лицу:

– Попался, Димчик!

– Валуева Валя! – в ужасе прохрипел Клюев.

– Валентина Ильинична, Димчик! Сейчас пойдём ко мне в кабинет, и я выслушаю твои оправдания! Я тебя отучу воровать у любимой всеми директрисы!

Валуева перехватила Клюева за воротник, протащила к выходу, на пороге обернулась и произнесла в воспитательных целях:

– Клюев – бесчестный юноша, не имеющий совести! Ни одна девушка не должна с ним дружить!

Директор вышвырнула парня в коридор, и вышла сама, хлопнув дверью.

Сидоркин с сожалением посмотрел им вслед:

– Прости за то, что я убил комара, друг…

Класс облегченно заёрзал. Носов вытер испарину со лба. Здоровяк тронул Сидоркина за плечо:

– Санчик, не расстраивайся сильно. Я попрошу на перемене простить Димчика. Сегодня мамка особенно не в настроении… – задумчиво размыслил парень.

– Валуева – это твоя мамка! – вскричал Сидоркин.

– Сегодня что, день насмешек!? – проявил агрессию бритый здоровяк. – Как же я проглядел в календаре!.. Девять лет на соседних партах, и ты меня… спрашиваешь о моей матери, которая эти девять лет руководит нашей школой! Кстати, если б не Коля Валуев – то Димчику давно бы пришел каюк!

Сидоркин глядел-глядел на здоровяка и… вдруг искренне улыбнулся:

– Ну, здравствуй, Коля Валуев! По всему видно, что ты лучше третьегодницы Вальки, которая превратилась в ходячий ужас из дурного сна! Будем дружить!

Негодование улетучилось из глаз одноклассника. Коля спросил с неподдельным любопытством:

– Кто такая третьегодница Валька?

– Спроси у парадокса, – усмехнулся Сидоркин. – Он точно знает…

Май 1995 г. (самое первое произведение автора)


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru