Андрей Ангелов

ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ КЛУБ

Аннотация

Рассказ «Джентльменский клуб» является первоисточником легендарного проекта «Театр мистера Фэйса». Данная версия публикуется впервые.

Скачать все книги в 1 клик

Содержание

1. Офис-леди и бродяга
2. Небесный кредит
3. Клоун и Поэт
4. La Comedia E Finita

***

1. Офис-леди и бродяга

- So, Mr. Prince…

Офис-леди – это бездетная разведёнка, с безупречным 20-летним стажем в кадровом агентстве. В силу отсутствия мужской ласки страдает лютым недостатком кровообращения в тазовой области тела, и регулярно – два раза в неделю – запирается в ванной с душем. Обожает зеленый цвет, изящные воротнички и sweet. Ревностная католичка. Она закончила просмотр документов и подняла критические глаза на визави: слегка небритого парня лет сорока семи, в дешевеньком чистом костюмчике и с длинными ресницами, обрамляющими карие глаза.

- Пять месяцев вы работали грузчиком, два месяца краснодеревщиком, три месяца официантом, пару месяцев заправщиком на бензоколонке, — не заглядывая в бумаги, по тренированной памяти, перечислила Офис-леди. — И много где работали ещё. Почти везде от месяца до двух.

Мистер Принц в подтверждение церемонно кивнул.

- Вы только что приехали в штаты. Зачем? Поработать месяц?

Парень улыбнулся приятной улыбкой и вскинул тонкую бровь:

- Я — человек Мира. Я брожу по свету, и мне нравится этим заниматься!..

Заявление бродяги о том, что ему нравится бродяжничать – не удивило и не насмешило Офис-леди. И вообще не вызвало эмоций. Пара долларов в качестве процента за посреднические услуги – тот максимум, на который можно рассчитывать в сделке с таким клиентом, как мистер Принц. Без профессионального образования, не состоящий в профсоюзе, к тому же курящий. И всё вкупе желания помочь не вызывало.

- Замечу, что я всегда свою работу делаю на совесть! – спохватился парень.

Офис-леди оторвала цепкий взгляд от соискателя, вежливо пошелестела его рекомендациями:

- Да, работодатели отзываются о вас очень хорошо. Вы знаете, мистер Принц, что в Америке иностранцу сложно найти работу?

- Знаю, — чувственно изогнутая верхняя губа брезгливо скривилась. Рефлекторно. — А ещё я знаю, что вы похожи на королеву в этом платье. У меня есть знакомая королева, она тоже любит зелёный цвет и изящные воротнички! – мистер Принц с искренним восхищением посмотрел прямо в глаза агента по найму персонала.

Офис-леди давным-давно не ощущала себя женщиной, и поэтому лесть упала на благодатную почву. Пожалуй, парень симпатичен, несмотря на отсутствие профессии и членского билета специализированной гильдии. И ему нужно помочь с работой. Однако в обмен на удовлетворение своего любопытства:

- Вы работали в Королевском Доме?

Конечно, «королевским домом» окажется особняк второсортного наркобарона или захудалой голливудской звезды, но так приятно слушать сказки! К тому же из уст дамского угодника!

- Я трудился в Бирмингемском дворце. Целый месяц! – с ностальгией заметил мистер Принц и смущенно добавил. — В рекомендациях данная работа не отражена, я не люблю особой помпы…

Офис-леди, подперев руками подбородок, заворожено смотрела на странного посетителя кадрового агентства.

- Чёрт возьми, она умилилась или расстроилась? – усмехнулся парень. Он небрежно снял с пальца и близко показал Офис-леди золотую печатку:

- Видите. Это знак Особой Чести, которым меня удостоила королева. За добросовестную службу! Перстень с фамильным вензелем Её Семьи!

Полукруглая печатка, весом никак не меньше двадцати граммов. Вензель «BG», выложенный маленькими зелёными камешками. Такую бижутерию можно купить в любом киоске возле любой киностудии – цена от пяти до пятнадцати долларов за штуку, детям и беременным женщинам скидки. Офис-леди отослала своим иллюзиям улыбку души и взяла шариковую ручку:

- В общем, есть одна временная работа… Хозяин ждёт вечером важных гостей и ему срочно нужен уборщик.

Она чиркнула на рекомендации адрес и номер агентского договора:

- Желаю удачи!

Мистер Принц взял бумагу. Встал со стула. Любезно наклонил голову.

- Благодарю, мисс Кэтти.

2. Небесный кредит

Круглый столик на колесиках. На нём апельсин целый, блюдо с нарезанным дольками ананасом, початая бутылка виски и два стакана, пепельница, сделанная из половинки кокоса.

- Well-well! — руки кукловода очертили круг посреди столика. И бросили на него две пачки долларов. Одна — тонкая, другая — потолще. — Здесь тысяча сто долларов. В одной стопке штука, в другой сотня! Ты делаешь один выстрел! Если попадаешь в апельсин, то получаешь сотенку! Если не попадаешь в апельсин, то забираешь штуку! — Иллюстрациями монолога являлись движения указательным пальцем: сначала палец поочередно тыкнул в денежные стопки. Потом сделал указующий жест и тронул оранжевый фрукт. Напоследок провел две диагонали: от апельсина к тонкой денежной стопке, и от апельсина к денежной стопке потолше.

Крытая веранда просторна и прохладна. Нет ничего отвлекающего – однотонные стены из бруса. Ни обоев, ни покраски. Ни картин, ни мебели – ничего нет! Кроме уже описанного  круглого столика. Немного запотевшие окна, входная дверь на английском замке. От столика до двери двадцать футов. Над дверью зеленая лампочка – звонок.

Нет, это не веранда! Это тир!

Двое мужчин, друг против друга. Один — стрелок, другой — мишень. Между ними столик. Над столиком, на высоте человеческого роста, большой кусок красной тряпки, небрежно приколотой к стене с помощью дротика. Тряпка абстрагирована от веранды именно своею яркостью. Её легко увидеть первой!

Парень сорока семи лет, в синей пиджачной паре на белую рубашку, без галстука. Высокого роста. Чисто выбритый, с синими строгими глазами. На правой щеке маленькая родинка. Театрал. Режиссер. Король кукол! Мистер Фэйс. Он в упор посмотрел на стоящего напротив него бугая. Широкоплечего, здоровенного, с лицом обиженного павиана. Лет тридцати.

- Ты все понял, Громила?

Бугай проглотил задумчивую слюну, потрогал пепельницу, яростно почесал непробритую щеку. И изрек через паузы:

- Гы, Фэйс… Ты сразу ставишь себя в невыгодные условия. Ведь не попасть в апельсин мне проще, чем попасть. И я легко могу промахнуться! И положить в карман штуку баксов! А сотню прихватить на чай! – при этих словах Громила сгреб денежные стопки и придвинул их к себе. Одновременно наклонился вперед – к оппоненту, своими ростом и мышечной массой нависая над ним!

- Громила. Ты можешь легко промахнуться или не промахнуться. Мне плевать на мнение мелкого тупого чувака! Я плачу тебе деньги за один выстрел. И всё.

Нет, не всё. Оскорблять накаченных мужиков семи футов ростом — не рекомендуется.

- Гы. Ты не боишься меня поливать, Фэйс? Я ведь могу не только промахнуться. А сделать это в нужное место! — Громила многозначительно постучал себе по лбу указательным пальцем.

Кукловод рассеянно зевнул и потянулся, прикрыв веки. С наслаждением глубоко выдохнул, потряс головой. Нехотя открыл глаза, безмятежно глянул на Громилу. Расслабься, чувак, я и не планировал кусаться!

 - Оскорблять я тебя… — режиссер поставил троеточие в конце предложения и замер, повесив на уста ангельскую улыбку.

Громила удивился и расслабился, хотя расслабляться не планировал. Отпустило внутреннее напряжение, ведь детская улыбка не страшит!

- …не боюсь! – режиссер смел троеточие восклицательным знаком! One, Two, Three! Преображение мистера Фэйса: вместо улыбки ребенка – циничная ухмылка убийцы, резкий наклон туловища вперёд, щелчок белых ровных зубов. И тлеющие глаза. Акция устрашения под названием «Откусим Громиле нос!».

Бугай тотчас же отшатнулся назад – от театрала, выпустив из пальцев денежные пачки. Успел испугаться. Сильно!.. Придурок Фэйс кусается. Сука такая! А лжет, что не кусается! Обидно, блин!

- Ты мне откусил… — машинально забормотал Громила, трогая нос. На месте – нос на месте. – Чуть… чуть не откусил…

Чуть-чуть не считается. Такой большой Громила, а не знаешь таких простых истин. Ну да ладно, что с убогих взять… Мистер Фэйс убрал ухмылку, глянул строго. Вытащил из-за пояса большой блестящий пистолет. Бронебойный, явно! Пули размером с палец. Небрежно передернул затвор, вынул обойму и опустил её на столик. Подал оружие рукояткой вперед.

- Возьми пистолет.

Громила отпустил нос и прямо-таки вырвал ствол из чужих пальцев. Рукою-клешнёй. Взвесил. Заухмылялся. Оружие придает уверенность. И вдвойне, если перед тобой человек, у которого оружия в руках нет.

- Один патрон – один выстрел! – театрал сделал несколько чётких шагов к входной двери. Круто повернулся на каблуках к столику. — Шесть шагов. Ты встанешь здесь!

Опаска — рекомендуемое чувство по отношению к Фэйсу! Громила настороженно тискал пистолет. Именно тискал! Как сопляк мнёт потаскуху, не зная как её лучше ухватить.

Театрал возвратился к столику, взял апельсин и встал под красную тряпку. Отличная яркая абстрагация для стрелка!

- Я стою здесь!

Хрен в синем пиджаке на выдумки горазд! Помни, комрад! Громила всё не мог расслабиться. Пистолет в руках казался чужеродным предметом. Так всегда, когда пальцы не ощущают уверенности.

- Ты – там, Громила! Там, у двери! – нетерпеливый палец режиссера заставил Громилу шевелиться. Бугай порывисто отошел на указанное место. Развернулся к театралу недоуменными глазами.

- Фэйс. На кой чёрт тебе всё это надо? Актерские штучки… вспомнил юность?

Если не хочешь отвечать – скажи правду. Она – самая короткая.

- Это лишь вопрос. Я намерен устроить парочку спектаклей, и хочу спросить, угодны ли они небесам! Ответ скрыт в твоей меткости. Не тяни, Громила!

Пожалуй, двойного дна в ситуации все-таки нет. Бугай облегченно сглотнул. Кретин просто желает, чтобы его застрелили. Ну или чтобы стрельнули в его сторону… Громила сам решит, как выгодней обставить пальбу. Там, где есть гарантированный выстрел – всегда может возникнуть пальба.

Мистер Фэйс положил апельсин себе на макушку. Это мишень! Задним фоном её подчеркивает ярко-красная ткань. Лицо театрала напряглось, жилы на лбу вздулись и — …

- Да этот придурошный сейчас пёрднет! Гы-гыыы! – не смог сдержать гримасу веселья Громила. – Слышь, Фэйс, а давай я отправлю тебя на небо прямиком? Гы-ы… Что скажешь, прифарок?

Апельсин на голове. В глазах сосредоточена вся твоя прошлая жизнь. Так бывает. Тогда, когда берешь кредит в банке. Ты отвечаешь на простые и именно поэтому непростые вопросы. Ощущаешь на себе подозрительные взгляды. И ненавидишь за эти взгляды банк-кредитор. Но осознаешь, что и сам на себя ты тоже смотришь подозрительно. Тебя с вежливой любезностью раздевают донага, тщательно выворачивают твои карманы. Ощупывают, как товар. Осматривая зубы и взвешивая характер. И нюхая твои носки двухдневной свежести. Им не западло! Таков регламент! Наконец, мистер Расчёт заполнил анкету и отправил её в Службу Безопасности Банка. Теперь ждать: подтвердят или нет твой кредит. Всего два спектакля! Мистер Фэйс просит немного! А тут… в двадцати футах находится идиот, который играет в остроумного идиота. Но без идиота кредит не дадут, он – твоя собственная подпись на анкете, кукловод! Личная подпись – самый главный гарант для банка! Не отзывать же анкету назад, в самом деле!

- Скажу, что ты недоумок… — пополз по веранде злой горячий шепот. — Ты рассуждаешь о том, чего не можешь понять в силу скудности своего интеллекта… Выпусти пулю, забери сотню, и проваливай!

По ходу дурень Фэйс не может без того, чтобы не оскорблять! Ну что же. Всегда есть оскорбление, каковое является последним в жизни. Лови девятнадцать граммов, придурок! Громила медленно, по-садистски растягивая удовольствие, поднял пистолет. Прищурил левый глаз. Ствол нацелился прямо в ясную грудь театрала! Между легкими и сердцем.

- Штука моя, Фэйс!

Как мало надо для счастья! Ствол опустился чуть ниже – к солнечному сплетению… а вот ещё ниже – к промежности… Ай-яй-яй, смотрите-ка, Громила — гурман! Выбирает места для поселения пули со знанием дела!

Звук дверного звонка разрезал воздух. Неожиданно. Резко. Продолжительно.

Потом прогремел выстрел – он заглушил и оборвал звонок. Зеленая лампочка, что над дверью – потухла. А апельсин на голове мистера Фэйса разорвался в клочья – в него попала бронебойная пуля.

Громила тупо посмотрел на кукловода. После тупо посмотрел на пистолет. Своя тупость отличается от чужой тем, что ты её не замечаешь. Так у людей. Неизвестно до конца, как с этим у громил – но судя по реакции стрелка, у них с этим примерно также как и у людей…

Мистер Фэйс позволил себе провести слабой рукой по голове. Головокружение. Тошнота. Сейчас бы хорошо посрать! Или блевануть! Или то и другое.

Снова звук дверного звонка, также резко, но уже ожидаемо. Был оборван возгласом:

- Эй! Что случилось? – послышался вскрик из-за входной двери. — Вызвать полицию?! 911?!

Когда такое кричит мужской голос – это лучше, чем такое кричит голос женский. Меньше неприятностей. Априори. Этот голос мужской. С явным заморским акцентом, кстати!

- Курьер принес кредит доверия, который только что одобрили, — понял театрал. — Неслабо на небе работает доставка…

Мистер Фэйс сгрёб обе денежные стопки со столика. Одним движением! Залихватски отделил сотенную банкноту и сунул её Громиле. И вольготно направился к двери, между прочим обронив:

- Ты честно заработал сто баксов, Громила.

Бугай не успел ничего понять. А понял только то, что у него в руке стодолларовая банкнота. Но и это непонятно: почему сто, когда он рассчитывал тысячу сто!? Громила недовольно поморщился — пальба спасет мир. Его мир.

Режиссер щелкнул английским замком, и открыл дверь. Немного трясущимися руками. Мистер Фэйс – человек, а непременным атрибутом человека является его же нервная система.

***

Входная дверь веранды распахнулась и взгляду кукловода предстал слегка небритый парень лет сорока семи, в дешевеньком чистом костюмчике и с длинными ресницами.

- Что произошло!? Я слышал выстрел! – тревожно выдохнул гость.

Так вот они какие – ангелы! Без крыльев. Ростом приблизительно с театрала. Карие глаза, густые волнистые волосы, на левой щеке маленькая родинка. Руки ухожены, без побрякушек. Ангелы развозят доставки на кабриолетах! Заёмщик разглядывал другую сторону порога всего пару секунд, а заметил всё. В том числе и явно новенькое авто, бликующее за чугунной решеткой входных ворот особняка.

- Значит, ты и есть – гонец с небес? – пробормотал режиссер. Ничто так не убеждает в присутствии факта, как его (факта) наличие! Воочие, правильней сказать!

- Вы, вероятно, меня с кем-то спутали… Я уборщик из агентства. Мне сказали, что мистеру Фэйсу нужен уборщик… — поразился гость. Не всё то факт, что вы считаете фактом! Даже если называете себя всеведущим!

Похоже, ангел прав. Он не ангел. А он… — Игрок! Быть уборщиком и косить под уборщика – вещи разные и очевидные. В нашей жизни гораздо меньше мистики, чем мы себе придумываем.

- Из тебя такой же уборщик, как из меня Хэммингуэй! — театрал потрогал лацкан гостевого пиджака. — Костюмчик явненько не твоего плеча…

- Чёрт! Совсем не по плечу, ты прав! Но откуда?.. – мистер курьер оглядел себя, палева не заметил… подумал и оглянулся назад. Теперь понятно… Гостевая тачка у ворот, на которой гость тупо спалился.

- Выпьешь со мной? — напористо предложил кукловод. — Сегодня я возвращаюсь на театральные подмостки и надо выпить за почин. Там Громила, но он сейчас уйдёт, потому что с даунами пить не люблю…

Любопытство! Лидер головного мозга! В фаворе и у игроков, и у режиссеров.

- Зайди! – мистер Фэйс посторонился, освобождая для гостя проход.

- Зайду! – мистер Принц согласно кивнул и переступил порог.

Входная дверь веранды захлопнулась за ними.

***

Первое, что увидели оба мистера – Громила у столика, со стаканом виски в руке.

- Громила. Не пей мой виски. Это виски мой, и пить его буду только я. И будут пить мои гости. Ты в число моих гостей не входишь! Выметайся! – отреагировал режиссер.

- Занятная драматургия! – размыслил мистер Принц. — «Лицо павианьей национальности» и… Игрок! Чёрт!.. А это вовсе не веранда, а это настоящая театральная сцена! Вау! – Мозг удивительный инструмент! Может выдать ассоциацию на событие прежде, чем глаза толком событие разглядят. Курьер ощутил, как по внутренностям разливается шок. Вы долго ждали эту минуту и вот она пришла. И вы растерялись, так как не готовы к её приходу, хотя и готовились к такой минуте двадцать лет.

Громила допил виски, бросил в рот дольку ананаса, проглотил целиком. Достал из-за пояса свой пистолет. Движения неторопливые, нарочитые. Так ведут себя хозяева ситуаций. Пистолет поменьше размером, чем режиссерский на столике, но не менее грозный. Вообще, любое оружие видится грозным лишь тем людям, что находились под огнем. Реально, будь то война или бандитские разборки. Иначе остроты ситуации не ощутишь.

- Я получил не все баксы, Фэйс. Договор касался штуки. Если бы этот хрен не помешал своим звонком, — ствол качнулся в сторону гостя, — я бы не попал в апельсин, а я бы попал в тебя… Прострелил бы сердце, печень… Яйца!..

- Громила. Убери из лексикона слово «бы» и вали в ближайший кабак пропивать честно заработанную сотню!

Это мистер курьер удачно зашел! Его всегда интересовало: как можно на равных разговаривать с обезьяной, которая единственным аргументом всегда и везде считает физическую силу! А мистер Фэйс – тот парень, с которым  накачанный имбецил говорит именно на равных. Несмотря на превосходство «павианьего лица» в мускулах.

- Какой пассаж, Фэйс!.. Гони штуку или задашь свой вопрос небесной братве напрямую! Сию минуту! – Громила резко дернул затвор на себя. Патрон выскочил из обоймы и отлажено ушел в ствол оружия. Рука с пистолетом поднялась под прищуренный глаз.

- Громила, а ты знаешь… Ведь твой потолок – убивать мелкий гнус вроде торговцев крэком. А позвал я тебя по одной причине – мне нужен был дебил, что давит на спуск лишь с мыслью о стакане бухла! — Театрал расслабленно приблизился к стрелку. Идти и одновременно говорить – не так-то просто. Когда ты идешь на ствол. Кредит доверия одобрили, но пуля-дура, что небесным приказам не подчиняется.

- Понимаешь? – режиссер спросил вполголоса. Только так, что даже стороннему курьеру стало ясно: ему на самом деле интересно – понимают ли его! Глаза в глаза: взглядом можно жрать! И если с зуба можно соскочить, то от взгляда не удрать. Ствол в здоровенной руке явственно дрогнул. Видно от двери. Лицо павиана исказилось — ужас, без сомнения!.. Чем примитивней человек, тем легче читать с него эмоции!

- Я открываю свой театр, и мир всколыхнётся, когда узнает о моих постановках! – вдруг громогласно вскричал кукловод.

Мозговая ассоциация права. Мистер Фэйс — Игрок. Двое отличаются от одного тем, что их больше. Чем больше Игроков – тем интересней играть. Bravissimo!

- Никогда больше не носи заряженный пистолет в штанах, — кукловод изъял из дрожащих пальцев Громилы пистолет. Без усилий. Выщелкнул обойму, что упала с глухим стуком на пол. Передернул затвор, и выскочивший патрон гулко зазвенел о дерево. — Прострелишь мозг, и чем будешь думать?

Театрал демонстративно засунул пистолет Громиле за ремень, прихлопнул по поясу рукою. Ухмыльнулся. Чуть отодвинул себя в сторону, освобождая здоровяку дорогу.  Подмигнул. Прищелкнул пальцами:

- Впе-ерёд!

Громила встряхнулся и с суетливой торопливостью шагнул прочь. Оттолкнул плечом режиссера. Подбежал к двери и тормознул рядом с курьером. Оглянулся. Злобно морщась, проорал:

- Ты псих, Фэйс! Глянь-ка в зеркало!

Павиан вблизи — страшно. Ты понимаешь, что это дикий зверь, вне клетки. Он в гневе и может сделать всё, что пожелает!.. Мистер Принц думал, что на него смотрят целый час, а прошло одно мгновение. Затем Громила покинул веранду, не закрыв дверь.

***

Мистер Фэйс поднял со столика свой пистолет, вставил в него обойму, засунул оружие себе за пояс. Взял початую бутылку виски и попросил:

- Закрой дверь.

Мистер Принц исполнил просьбу и подошел к столику, встал напротив кукловода.

Когда визави – оба мистеры, то это равноценный дуэт. Театрал небрежно плеснул виски в два стакана. Один подвинул гостю, кивнул. Но тот лишь понюхал алкогольный букет:

- Я не пью раньше пяти часов вечера.

- Насильно в рот не льют, — усмехнулся театрал, и выпил виски одним крупным глотком. Достал из кармана пиджака пачку сигарет и огниво.

- Сигарету?

- Да, благодарю.

Атмосфера доброжелательности возникает тогда, когда берут сигареты из одной и той же пачки. И курят в свое удовольствие, не спеша, а разговоры разговаривают с нотками мечтательности. Табакуры больше понимают друг друга, нежели табачные аскеты!

- Драматические роли наверняка ваше амплуа, мистер Фэйс.

Нет плохих национальностей – есть плохие люди. И хорошие. Этот Игрок – не хороший и не плохой, он – странный, даже для Игрока. Бирмингемец, такой акцент только у них.

- Богатый эксцентричный парень, колесящий по свету. Косишь под рабочего, общаешься с шушерой, пьёшь и ешь в вонючих забегаловках. И думаешь, что так ты познаёшь мир?

- Ваша проницательность сродни вашим актёрским талантам, мистер Фэйс, — любезно улыбнулся гость. — И я хочу посетить премьеру, которой открывается ваш театральный сезон. Уверяю, у вас не будет более благодарного зрителя, чем я!

- Well-well… Нравитесь вы мне, мистер…

- Принц.

Если человеку не идет роль слуги, то логично, что его фамилия не Смит.{1}

- Да, именно! Да-да! Я так сразу и подумал… Вы мне нравитесь… — театрал заломил руки над головой, страдальчески закатил глаза к потолку. — Всегда хотел иметь такую благородную осанку, как у вас… Не суждено, увы! Моя мамка — это искусная шлюха, а папка — сутенёр…

- Впрочем, к черту… — опомнился режиссер. Играй да не заигрывайся. Ага! Мамка… папка… Какая-то хрень… Бирмингемец, он – причина воспоминаний!.. А хрень можно назвать лиричными струнами души, кстати… — К черту, к черту! — Кукловод расслабил руки, стер с лица страдание, глянул остро:

- Для того чтобы попасть на премьеру, мистер Принц, надо выполнить два условия. На первое условие вы согласитесь. Только второе условие… вряд ли вас устроит. — Кукловод цинично подмигнул.

Мальчики и павианы. Круг общения этого паяца. Немудрено, мать – проститутка, а отец… Верхняя губа гостя рефлекторно вздёрнулась.

- Мистер Фэйс! Вы слишком самонадеянны, чтобы знать за меня – какое условие мне понравится, а какое нет!

- ОК, мистер Принц, договорились…  - легко согласился театрал. — Цена билета на моё представление – миллион долларов.

- Заплачу миллион!

- ОК, я и не сомневался…

- Что дальше? — пробормотал бирмингемец, немного смущаясь за свою горячность.

- И второе условие. Вы будете не смотреть, вы будете играть! Зрителей здесь нет, это театр только для Игроков. Они играют друг с другом и с судьбой. Ставка – собственная жизнь!

Распишитесь и получите! Бирмингемец всё-таки дрогнул. Всё-таки не избежал.

- Никаких репетиций! – подытожил режиссер. — Приходите сюда вечером. И приносите билет на спектакль в виде банковской кредитки.

3. Клоун и Поэт

Каждое жилище внешне и характерно напоминает своего владельца. Взглянув на дом, вы довольно легко угадаете, как выглядит его хозяин. И наоборот, зная хозяина, вы почти наверняка представите себе – каковы «лицо и характер» его дома.

Особняк мистера Фэйса. Это военный форт периода Гражданской войны 1861-1865 гг. Ныне располагающийся вне городской суеты многомиллионного города. В двадцати милях к западу от Лос-Анджелеса: в стороне от основных автомагистралей. Вытянутое в длину, приземистое, сооружение. Одноэтажное. С маленькими окнами, больше похожими на бойницы. Излучающее грозную… грусть! На крыше открытая будка – наблюдательный пост, с которого отлично просматривается округа в радиусе пяти миль! Современная часть здания — крытая веранда из толстого бруса. С улицы веранда выглядит точно так же, как и изнутри: без всякой отделки. Лишь однотонные стены, без миллиметра декора! Такие стены бывают у строений, несущих чисто практические функции.

Большой двор, отгороженный от дороги чугунной оградой, высотой десять футов. Посреди ограды – основательные ворота. Сквозь ворота немного видно улицу, а сама ограда не пропускает любопытных взглядов в силу своей собственной монолитности.

В общем, интересное место – этот особняк! Не вызывает страха, но и особой приязни не испытываешь к нему. Однако что-то испытываешь. Без вариантов. А что именно – так сразу и не разберешься. Думать надо, если мысли о вечном тебе не чужды.

В глубине двора «Песочный навес» — сооружение явно недавней постройки. Четыре мощных дубовых столба служат опорами настилу из высушенной травы — крыше. Настил примят тонной отборного белого песка. Под ним, на земле – тоже песок. Таким образом, «Песочный навес» напоминает хижину туземцев из страны Папуа Новая Гвинея, только без стен и площадью на порядок больше. Отличная территория для шести автомобилей!

Пять кабриолетов разных торговых марок! И разного цвета! С разными номерными знаками: одно авто с заморским регистрационным номером, а четыре другие машины… Они с «именными» номерами: «Mr. Dow-Jones», «Mr. Dream», «Mr. Daddy», «Mr. Bootlegger». Каков хозяин – таковы и его гости! Чем причудливей художественная составляющая сцены – тем странней для человеческого глаза её персонажи!

Шестой автомобиль. Военный «Rolls-Royce» 1944 года выпуска. Легковой. С открытым верхом. Номерной знак обычный – калифорнийский. На таких автомобилях возили донесения морские пехотинцы в период Второй Мировой Войны.

Сегодняшнее солнце умирало, падая в Тихий океан. Лишенные жизни лучи облекали обстановку в цветовую гамму фантасмагории – оттенок свернутой крови был основным в палитре. Явственно слышался шум морского прибоя. В 20.02 с небес спустился Бог. Закурил трубку, неспешно поднялся по ступенькам крыльца и скрылся внутри особняка.

***

20.02. PM.

Театральная зала в особняке — это просторная комната метражом около двухсот футов. Три окна-бойницы завешаны плотными темными шторами. Электрический свет с синевой по театральному выборочен – освещает лишь то, что необходимо осветить по ходу пьесы. Все остальное отдается в собственность темноте. Пол застелен синим ковролином.

Если смотреть от входной двери – то можно высмотреть следующие диспозиции:

Посредине: ярко-красный атласный занавес. Делит залу на две части: собственно сцена и зрительный зал. Здесь же: уже знакомый нам круглый столик на колесиках, с плеядой алкогольных бутылок, легкой закуской и льдом в мини-холодильнике – театральный буфет.

Справа: собственно сцена. Ярко-красные обои на стенах и прямоугольный дощатый стол под ярко-красной скатертью. На столе – пять игральных карт, «рубашками» вверх. Коробка патронов и четыре револьвера.

Слева: зрительный зал. Подобно двум сторонам треугольника – пять кресел (тоже ярко-красного цвета) с Игроками. На четырех  - наряды бесов, на одном — костюм Данте Алегьери. Все пятеро прекрасно видят друг друга, не поворачивая голов. Всё для удобства персонажей.

Добро пожаловать, дорогие Игроки! В театр мистера Фэйса!

Входная дверь отворилась, вошел Бог и сел в сторонке. На специально созданное для себя кресло. Не привлекая внимания и пыхая трубкой.

***

Занавес раздвинули сильные руки и перед Игроками возник… Арлекин! Двухцветное платье с заплатами-ромбами по всей длине. На голове шапка с заячьими хвостами, на поясе кожаный кошель. На лице – радостный восторг конферансье, объявляющего начало спектакля!

- Мои дорогие Игроки! Я рад вас приветствовать в «Театре мистера Фэйса»! – бодро вскричал Арлекин.

Дальнейшую речь режиссёра сопровождал невозмутимый дым четырех сигарет и одной сигары. Игроки курили и слушали. И тщательно наблюдали за Арлекином. Их пригласили сюда, пообещав приключение. Полноценное! Бесподобное! Чарующее! И если этот клоун солгал, то нужно постараться грохнуть его первым! Опередив других Игроков. Тем самым компенсировав себе потерянный вечер!

- Все вы до неприличия богаты, изнежены цивилизацией и измучены тягой к своей работе, — вещал Арлекин. — А так хочется отрешиться от бренной  суеты, подумать о нетленном!.. Сейчас мы и будем о сём думать. И могу гарантировать, что сильнее драйва вы не испытывали никогда! И вряд ли испытаете, поскольку…

Арлекин замолчал и глубокомысленно задумался. Прошла секунда, три… тридцать!

- Что поскольку? Что?!

- Э, да клоун забыл текст!..

- За такое не убивают.

- К сожалению, не убивают…

- И чего, назад — по домам, в пресное бытие?..

Плох тот режиссер, что не умеет сам играть! Арлекин очнулся и начал петь:

- …потому что в жизни самое ценное – это смерть! Высшее наслаждение – это умереть! Мучи-ительно и больнооо! – клоун простер руки, мягко приблизился к Игрокам. Прошел вдоль ряда кресел, страдающе заглядывая каждому в глаза. После крутанулся на каблуках и быстро вернулся к занавесу. За мгновение превратившись из просителя в распорядителя. — Showtime!{2}

- Отличная метаморфоза!

- Клоун знает в них толк!

- Стопудов знает…

- Не так-то всё и просто, коллеги!

- Похоже, парень с лихвой отработает стоимость билетов!

Арлекин достал из кошеля пять кредиток. Bank «A-Capital». Четыре золотые и одна платиновая. Прежде чем играть, надо во всеуслышание озвучить ставки!

- Каждый из Игроков пришел с банковской картой!

Руки клоуна шулерски сложили-разложили кредитки, сдвинули, тасанули. Развернули карты веером перед собой.

- И на каждой карте миллион — плата каждого Игрока за спектакль!..

Нет ничего хуже, чем планируемое ожидание! Когда планируешь не ты. Всё ясно, понятно и так далее! Прелюдия хороша в меру, а здесь собрались убийцы, воры и подонки.

- Где обещанная Игра, клоун?! – наехали Игроки почти в унисон.

- Каждый спектакль начинается с персонажей! – Арлекин, не смущаясь, наставил указательный палец на Игроков, в раздумье им поводил. Выдержал насмешливую паузу. Убрал палец. И сымпровизировал «колесо Судьбы». Зажмурил глаза, быстро повернулся вокруг своей оси. Пять раз. И вновь наставил указательный палец. Твердо указывая им в конкретную точку.

- Прошу вашего представления! – крикнул клоун.

Повисла недолгая пауза – мальчики чисто поперхнулись. Глотать изумление не стали.

- Что за бред! – воскликнул жирный Игрок.

- Мы вчетвером знакомы! — возразил сухопарый Игрок.

- Дерьмовый ты режиссер! — заявил смугляк.

- Мы даже живем по соседству! — вымолвил толстый Игрок.

- А я никого не знаю… — размыслил Данте.

Четыре возражения четырех бесов. Одно недоумение поэта. Надо с этим что-то немедленно решить! Клоун суетливо повернулся к столику – буфету. Плеснул в пять стаканов темной влаги, побросал лед. Водрузил стаканы на поднос, подобострастно поднес их Игрокам:

- Не желаете промочить горло раритетом?

«Джек Дэниелс»! 1974 года выпуска! «Никто, пив старое виски, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше», — сказал мистер Иисус! Игроки моментально разобрали стаканы:

- Бульк!

- Бульк!

- Бульк!

- Бульк!

- Бульк!

Арлекин со льстивым прогибом собрал пустые стаканы, отнес их назад в буфет. И сказал с безбашенной ухмылкой:

- Смею заверить, что вы незнакомы. В течение пяти минут я это докажу. Идёт?

Бесы заусмехались и… согласно покивали. А потом с любопытством стали пялиться на того, чью кандидатуру указало «колесо Судьбы».

Жирный Игрок. Имеет учтивую внешность и «бегающие» глаза. Платье беса: темный пиджак на белую рубашку, красный галстук. 100 proof виски – отличный катализатор избавления от застенчивости!{3} Он закурил и скупо изрек:

- Меня зовут — мистер Доу-Джонс. Занимаюсь банковским бизнесом! Благодарю за внимание.

- Я слышал, что у вас неприятности с Налоговым Департаментом? – невзначай обронил клоун, возясь у буфета.

На чужие слова могут и не обратить внимания. Если ты погасишь в себе эмоциональный всплеск. Но раритетное виски не способно подавлять эмоции. Доу-Джонса от наглых клоунских слов изрядно перекосило. Сломанная сигарета полетела на ковролин.

- Это мои проблемы! – пробормотал банкир.

- Налоги – святое для уважающего себя гражданина! Не так ли, мистер Доу-Джонс?.. – подмигнул Арлекин.

Словесная дуэль «тет-а-тет» переживаема, независимо от степени остроты шуток. Пошутили, посмеялись, пусть повздорили… И разошлись. А сейчас… Полный зал публики. И клоун на весь этот цирк начинает над тобой издеваться! Внезапно! Такого не написано в программке, иначе бы ты сюда не пришел! У клоуна – реприза, он – отрабатывает деньги. А ты – зритель, который купил билет. И тебя, за твои же деньги, прилюдно опускают! Соль в том, что вокруг другие зрители, которые тоже заплатили деньги за зрелище, и им всё по кайфу. Поэтому… самое лучшее молчать. Клоун исчерпает запас иронии к отдельно взятому мистеру и найдет другой объект для издевательств!

Игроки вдумчиво отследили все эмоции жирной свиньи. Молча улюлюкая! Да уж! Неплохое доказательство! Браво, кукловод!.. Доу-Джонс ещё разок перекосился и полез в карман за новой сигаретой. Взгляды Игроков поскучнели и сконцентрировались на конферансье:

- Зрелища, дай нам ещё зрелища!

Извольте! Смугляк. Веселый тип. Платье беса: темный пиджак на белую рубашку, красный галстук. Он сам поднял руку, призывая к себе внимание. Сейчас, драгоценная публика, вам покажут, как нужно разговаривать со злобным клоуном! Внимание. Ап!

- Моё имя — мистер Мечта. Я занимаюсь настоящим мужским делом! – напористо проговорил Игрок.

- Торговля кокаином – это воистину настоящее мужское дело!.. – тут же среагировал Арлекин. В тоне и в глазах неприкрытая усмешка.

- Много знаешь, клоун, да?.. – в руке Мечты возник пистолет. Щелкнул передергиваемый затвор.

- Для мужчины не стыдно зарабатывать деньги, стыдно их не иметь! – тут же с жаром выпалил кукловод. Как будто и не было наездов… — Это моё глубокое убеждение, мистер Мечта!.. Оцените, милые Игроки – рядом с вами серьёзный пацан! Век воли не видать! – клоун чиркнул пальцем по горлу. Умильно улыбнулся. — Мистер наркоторговец – круто-ой!

Мечта оценивающе глянул кругом. И увидел, что его позиция разделена и одобрена: Игроки рады тому, что клоуна поставили на место. Только публика требует продолжения игры – каждый хочет стать объектом репризы!

- Ведь это так very-very!

- Шикарные коллизии! Теперь ясно!

- Убирай ствол, смугляк, ты лучший!

- ОК, — барон убрал пистолет. — Клоун, ты достойно вышел из ситуации. Респект!

Well-well: остались не представленными два беса и поэт…

- Кто первым желает обрести известность в нашем узком, почти семейном, кругу?.. – сощурился Арлекин. – Так-так-так… Ага.

Вот же он: толстый Игрок! Курит сигары. В диоптральных тонированных очках. Платье беса: темный пиджак на белую рубашку, красный галстук.

- Вы! – громко выкрикнул клоун, наставив палец точно на толстяка. – Почему вы молчите?!

- Я… — пробормотал толстый Игрок. По ходу он – единственный, кто до сих пор боится играть! Забздел и передумал, твою мать! Бесы угрожающе загудели. Порвать ломающего кайф отступника – это как крысу мочкануть, сорок грехов простится.

- Я – мистер Папа! – поспешно выкрикнул толстый Игрок. – Член…

- …Палаты Представителей Конгресса США, мистер… Папочка, — подхватил Арлекин. — Заодно владелец пяти порностудий.

«Встретимся в суде, клоун!» – чуть не воскликнул толстый Игрок. Но профессия политика приучает к тактическим паузам. Поэтому вместо вскрика затянулся сигарой. Огляделся исподтишка: тонированные очки позволяют смотреть именно так. Удобно очень!

- Ну-ну, — пробормотал Папа. — На чужие компроматы все «положили болт», судя по рожам! Только… не верь глазам своим, даже когда тебя просят поверить сами избиратели…

Рожи отражают желание видеть политика в Конгрессе, а потом идут и голосуют за его конкурента… Так в ста случаях из ста.

- Я – конгрессмен, ты прав, клоун, — резанул воздух ладонью Папа. – Но я не имею отношения к никаким порностудиям, это твои грязные домыслы! И я считаю, что ты наглый…

- Лжец! – уронил слово кукловод.

- Да! – осекся Папа.

- Угу, — легко согласился Арлекин. – Я — лжец. Мне можно.

Не бойтесь совершенства — оно вам не грозит!

- А ведь политика – это шоу, — вдруг осознал Папа. — Не более и не менее… — он усадил задницу в кресло поудобней, дабы далее только наслаждаться процессом. И резюмировал почти про себя: — Спасибо тебе, клоун!

Итак, последний бес. Благородная седина и величавые жесты. Напыщенная значимость. Баки на лице из 19-го века – столетия господства кулачных разборок! От шпаг тогда стали отвыкать, удобные револьверы ещё не изобрели, и большинство проблем решали с помощью кулаков!.. Бокс – услада рук, лет тридцать назад. Платье беса: темный пиджак на белую рубашку, красный галстук.

- Я — мистер Спирт, — с гордой неторопливостью сказал сухопарый Игрок. — Владелец завода по производству алкогольных напитков.

- Хороший виски – это виски из спирта. Не так ли, мистер Спирт? – сиюминутно поддел Арлекин.

- Ч-чтоо?.. – поперхнулся бутлегер. – Ты… мать твою… на что-то намекаешь!?

- Намёки неуместны. А ваш виски на пятьдесят процентов состоит из денатурата! И немало пьяных покойников подбирает Америка на своих улицах. Именно ваш бизнес этому причина! – клоун искренне заржал.

Придется призвать мистера Хука! У наших предков из 19-го века есть чему поучиться.

- За мои деньги ты меня не опустишь, клоун! Не на того попал! — Спирт живо вскочил. Скинул пиджак, засучил рукава рубашки. И двинулся к Арлекину.

Послышался протяжный многоголосый стон! Обычно в таких случаях говорят: «Публика взвыла от наслаждения!». Игроки предвкушающе заёрзали в креслах.

Клоун с благодушной улыбкой на устах двинулся навстречу бутлегеру.

Встреча случилась посреди театральной залы. Спирт с разгона схватил пересмешника за грудки. Пристально посмотрел в глаза. Увидел там иронию. Это придало решимости. Бутлегер, держа одной рукою Арлекина за платье на груди, занес кулак.

- Секреты! – тревожно крикнул клоун прямо в лицо капиталиста. Взгляд отразил переживание. — Никаких шуток, мистер! Секреты.

- А!?.. – вздрогнул Спирт. — Не понял…

Когда мы что-то не понимаем – мы это «что-то» начинаем опасаться. По крайней мере.

- Здесь умеют хранить секреты! – часто-часто покивал Арлекин на «зрительный зал».

Спирт машинально посмотрел на Игроков. Увидел четыре бесовских ухмылки: секреты здесь хранить явно никто не собирается. Клоун солгал, кто бы сомневался… Совсем не время копаться в чужих эмоциях: надо врезать по харе под дурацким колпаком! Как и планировалось. Однако… настрой уже сбит. Спирт неохотно выпустил насмешника и вернулся в свое кресло. Напялив пиджак и приняв на свой счет разочарование Игроков.

В зрительном  зале повисла тишина. Четыре беса начали смотреть на Данте. Четыре пары глаз! Поэту чудилось, что на него смотрят четыре волка. Стало жутко. Сигарета искурена до основания, фильтр искусан. Трость не ломается, иначе бы сломалась под нажимом нервных пальцев. Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться! Вот и сбылось… Данте Алегьери в окружении бесов.

- Играть – так играть! – подмигнул кукловод.

Долой мысли! Долой! Поэт приосанился и пафосно вскричал:

- Я — мистер Принц! Я имею множество грехов, как и каждый человек. Но ни один мой грех нельзя назвать смертным. В отличие от ваших грехов! – трость бесстрашно показала на бесов.

Редкий образчик городской фауны. Длинная синяя хламида, кожаные сапоги: платье Данте Алегьери. Поэт придумывал бесов и описывал их похождения. Видимо, ему наскучило быть сочинителем, а вздумалось самому побыть персонажем. В созданном сторонним клоуном Кругу Ада. Ну, что ж, теперь ты с нами, Данте! С бесами. Игроки плотоядно заухмылялись.

- Мистер Принц. Питаю надежду, что отсутствие смертных грехов поможет вам вытянуть судьбу! – ободрил Арлекин.

Залог успеха спектакля – масштабная работа режиссера. Изнурительная! Охватывающая все аспекты, даже те, в которых ты мало понимаешь. Ведь ты не светотехник и не звукооператор! Но надо научиться разбираться во всём, иначе успешной постановки не будет. Режиссёр понял и разобрался – он готов. У Игроков же – аппеляции к судьбе. Другого не дано. Режиссёром.

- Подведём итоги?.. – клоун вскинул растопыренную пятерню. Чуть махнул ею перед собой: — В наличии – пять Игроков. Пять мужчин, а именно: …банкир – подлый вор… грязный наркодилер… сладострастный политик… капиталист-ублюдок… И протагонист – лорд в обличье Херувима. – Арлекин пронизывающе взглянул на Игроков: — Am I right?{4}

 - Я никогда не считал себя честным банкиром, — важно сказал мистер Доу-Джонс. — Честность – удел бедняков! Ты прав, клоун!

- Деньги от наркоты – это грязные деньги, — спокойно заметил мистер Мечта. — А кто думает по-другому – тот уже покойник. Тебе не отказать в логике, клоун! Ты мне нравишься!

- Половое влечение свойственно всем тем существам, у которых есть половые признаки, — напыжился мистер Папа. — Импотенты, фригидные суки и кастраты – не в счет. Сладострастность – один из этапов влечения, но никак не эпитет. Клоун, ты – знаешь толк в теме!

- Чем больше помрет пьяниц – тем больше воздуха достанется нормальным людям, — деловито произнёс мистер Спирт. — Можно назвать это оправданием своей ублюдочности – только ничего не изменится. Всё так и есть. Разве нет? Я на твоей стороне, клоун!

- Иногда ангелам наскучивают небеса, слишком там без приколов, — усмехнулся мистер Принц. — И ребята устраивают игру типа «Догони меня кирпич» — бросая друг в друга кирпичи.

- I am right, — подвел ответ-черту Арлекин. – Надо обозначить дату второго спектакля. Что скажут Игроки?

Ответы прозвучали незамедлительно и без раздумий.

- Предлагаю раз в две недели! – предложил политик.

- Раз в квартал достаточно! – возразил банкир. — Мы занятые, деловые люди. И выкраивать время просто сложно.

- Тринадцать раз в год! Число Удачи! – засмеялся наркоторговец.

- Раз в месяц! Частота притупляет остроту ощущений, — манерно заявил бутлегер.

Не надо штопать ветхое платье. А надо его выкинуть и купить новое. К вопросу о дате. Данте не разочарует Арлекина, в отличие от компаньонов по игре, не так ли!

- Каково мнение имеет мистер Принц? – спросил клоун.

- В театр я хожу по потребности души, а не по расписанию, — с улыбкой агнца вымолвил Данте.

Клоун усмехнулся. Никто не понял усмешки, ну и ладно. Мистер Принц, лучший – это ты!

- Устами младенца… как говорится, — подытожил Арлекин. — Начнём, пожалуй, жребий. Но… прежде – антракт! Предлагаю вновь освежиться!

Клоун взялся за столик на колесиках — театральный буфет с выпивкой и закуской, и подвез его к Игрокам. Буфет вызвал оживление ничуть не меньшее, чем собственно Игра.

***

Прошло девятнадцать минут. Игроки оставили зрительный зал и, через занавес, прошли на собственно сцену. Ранее была присказка, сказка впереди! Человек – интересное существо. Алкоголем наполняет желудок, наслаждается алкогольными плодами — голова, а страдает тело. Игрок в этом смысле интересен вдвойне: для него цель не в питье, оно – лишь сопутствующий момент! Поэтому наслаждение нужно ровно распределить между телом и головой, а страдание изгнать совсем. Не те мгновения, чтобы страдать!

Собственно сцена. Ярко-красные обои на стенах и прямоугольный дощатый стол под ярко-красной скатертью. На столе – пять игральных карт, «рубашками» вверх. Коробка патронов и четыре револьвера. Карты и стволы – непременные атрибуты Игры для настоящих мужчин! Игроки, пошатываясь и чуть икая, окружили стол: бесы встали по бокам, поэт с торцевого конца.

Ярко-красный атласный занавес. Настолько длинный, что тяжелые оборки плотной скользкой ткани изрядно лежат на синем ковролине. Электрический свет с синевой ярко освещает стол и неярко лица Игроков. Особенность освещения заполняет диспозицию холодным гротеском. И уже не разглядеть толком, где ковролин, а где занавес – причудливый свет погасил разницу между цветами.

До начала спектакля минута или около того. Ты вот-вот должен выйти на театральную сцену. Рядом толпятся другие персонажи, но ты на них не смотришь. Ты в себе. Настраиваешься на контакт со зрителем. Волнуясь, повторяешь текст… Здесь нет зрителей, и актеров нет. А есть Игроки, которые сами и актеры, и сами же и зрители! Что ни хрена не важно в плане мандража… Лучше не смотреть ни на кого, а побыть в себе. Почертыхаться или помолиться… Беспонтово: когда последняя минута превращается в несколько последних – нервы уж не успокоить…

- Где же режиссер?

- Пора бы начинать!

- Смотрите, занавес дрогнул!

- О, наконец-то!..

- Увы, это лишь Бог…

Специфический табачный запах, здесь не ошибешься! Притащил с собой своё кресло, сейчас сядет в сторонке и будет строить из себя «независимого наблюдателя»…

- Джентльмены, какие мысли?..

- Выход один — берём пушки и наполняем их свинцом!..

- А дальше?..

- Дальше по обстоятельствам…

- Без сценария всё порожняк!

- ОК, где у нас сценарий?

- Сценарий у меня, — занавес раздвинули сильные руки, и на театральной сцене возник Арлекин. Клоун прошел к столу, встал против Данте – с другого торцевого конца. На лице – печать страдания. Надо компенсировать отсутствие этого чувства у Игроков! На одном наслаждении достойную Игру не сделать, хорошая драматургия не терпит половинчатых чувств!

Арлекин церемонно наклонил голову. Выдержал паузу. Когда убедился, что все взгляды направлены на его лицо, то положил пальцы на карты. Снова пауза. Взгляды Игроков сместились на кисти режиссера. Forward, director! Forward!{5}

Миг – и! — Пальцы клоуна шулерски сложили-разложили пять игральных карт, сдвинули, тасанули. Раскатали на столе картинками вверх. Демонстрация.

- Как видите, здесь лежат пять карт. Это три ангела, чёрт и джокер. Тот, кто вытянет джокер, в следующем спектакле получит иммунитет. Тот, кто вскроет чёрта – обречён.

Руки Арлекина одним движением собрали карты… молниеносная тасовка. Вновь раскатили по столу, на этот раз вверх «рубашками». Приглашение к Игре.

- Всё очень просто. Игроки заряжают оружие и стреляют в обречённого сколько хотят. Я думаю, никто не пожалеет тот миллион, что заплатил за вход. За то чувство, когда в руках оказывается оружие, а перед тобой беззащитная жертва!

Глаза клоуна вспыхнули дьявольским огнём.

- Тянем жребий в обратном порядке от порядка знакомства. Мистер Принц, вы тянете первым!

Поэт без колебаний протянул руку к картам. И задумался… Шершавые «рубашки», а вот сукно стола гладкое. Атлас, без сомнения. Как там делают колдуны, экстрасенсы, маги и прочие хитрецы?.. Закрывают глаза, приставляя пальцы к конкретной карте… концентрируют волю и… видят карточное наименование сквозь «рубашку»!

- Так, — зажмурился Данте. — Ни хрена не видно так. Хитрецы, что и требовалось доказать…

Поэт на ощупь взял первую попавшуюся карту и резко перевернул.

Вздох. Коллективный и шумный! Это бесы. Их позыв на жребий Данте!

- Мистер Принц! – послышался твёрдый голос Арлекина. — Либо вы так дороги Господу, что ему не терпится вас забрать к себе, либо вы страшный грешник и этот чёрт – ваше Возмездие за прегрешения!

Данте открыл глаза. Увидел карту, с нарисованным на ней чертом, единственно вскрытую. Она сразу бросается в глаза… Придется вытерпеть несколько неприятных мгновений. От неприятностей не умирают. От холостых патронов тоже…

Игроки мгновенно разобрали револьверы. Пришел их час – Час кровавой Похоти! Картонная коробка с патронами была тут же разломана. Заряжай!

- Мужайтесь, мистер Принц. И умрите, как мужчина! – заключил клоун отчасти грустно. Жребий сделан, никто не мухлевал и твою руку не подталкивал. Всё честно.

- Что значит – умрите!? – удивился Данте. И сам поразился глубине своего горя.

Нет ничего слаще, чем смотреть в глаза жертвы! Понимая, что жертва невероятно напугана и она – твоя, только твоя – и удрать не получится!

- Это значит, что вы сейчас умрёте! – взвыл толстый Папа.

- Это значит, что вас изрешетят пулями! – пропел жирный Доу-Джонс.

- Это значит, что вам нужно стоять к нам лицом! – предупредил сухопарый Спирт.

- Потому что настоящие мужчины встречают смерть лицом, а не жопой! – подчеркнул смугляк Мечта.

- Патроны разве… боевые?! – вместо возгласа вырвался стон. — Эй, клоун, мы так не договаривались!

Игроки закончили с зарядкой. Однако надо дать возможность режиссёру произнести Напутственное Слово! Перед отправкой поэта на тот свет. Иначе не по-джентльменски получится…

- Вы сказали, что это театр! – возопил Данте. Дикие глаза. Бывают у загнанной дичи и у поэтов под прицелом. — Патроны все-таки боевые! Чёрт! Чёрт! Чёрт!

- Театр, где ставка – собственная жизнь. Вы приняли это условие, подтвердив согласие приходом… Молитесь, мистер Принц! – умиротворение на грани с сочувствием. Но. Как часто встречается в нашей жизни «но»! Иногда за минуту до смерти. Арлекин бесстрастно скрестил руки на груди.

Пора! Всё сказано и всё сделано. Кульминация. Она – вот она! Игроки направили револьверы на поэта, стоя на месте – «плечом к плечу» — примериваясь. Данте у торца стола, бесы – по его сторонам. Режиссер – против поэта, у другого торца. Стволы почти что уперлись Данте в грудь.

- Нас четверо.

- На счёт «четыре» его мочим!

- Я буду считать!

- Я буду считать!

Не время спорить. И смысла нет. Мочилово на мази. Такт убийц по отношению к другим бесам – непременное условие всестороннего кайфа!

- Считаем по очереди! – воззвал один из Игроков. В конце концов, поэт не индейская целка, а бесы не ковбои, что требуют у племени виниту «право первой брачной ночи».  Воззвание больше почувствовали, чем услышали. И то ладно.

Данте, как под гипнозом, всё всматривался в Арлекина. На лице клоуна – безразличие. Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Бесы взвели курки. До собственных похорон отрезок меньше, чем из чрева матери до выхода в руки акушера!.. Надо смотреть в глаза смерти и пытаться с нею разговаривать!

- Так, ОК!.. Закончим театр! Я… я не мистер Принц! – поэт выставил руки вперед. Одновременно сделав шаг назад. Когда видишь направленные на тебя четыре ствола, то шаг назад – самое малое, что требует от тебя твой инстинкт самосохранения. И самый мужественный характер помешать не сможет. А рассказы о помехе со стороны такого характера – это либо фанатизм, либо байки. Фанаты, к слову – больные люди, психически. Не смешно.

На лице клоуна возникло любопытство. Кто же ты, поэт?

- Раз! – грянула многоголосая команда.

Бесы сделали по синхронному шагу к Данте. В глазах — жажда убийства. Врешь – не удерешь!

- Ээй! – поэт мощным рывком разодрал на себе хламиду, явивши чужим глазам парадную (белую) двойку-костюм, суетливо залез в карман пиджака… – Ээй! Во…от! – Данте выхватил из кармана перстенёк… стиснув его пальцами, выбросил руку вперёд – показывая Игрокам. — Я Принц Эндрю – наследник Короны! Божий помазанник, чёрт возьми!..

На лице клоуна возникла усмешка. От Арлекина до Данте – десятка футов. Если прищурить глаза и чуть наклониться – то можно увидеть вензель на печатке…

- BG.

Кукловод не стареющая дева из кадрового агентства, знает толк в подлинниках!

- Наследник королевского дома Бирмингемов!.. Только это не повод, чтобы не умирать, Ваше Высочество, — коротко рассмеялся театрал.

- Два! – крикнули бесы.

Второй шаг назад, поэт! Жажда убийства – та вещь, что не слышит никого, кроме себя. Нет больше бесов, а есть их жажда убийства. Одна на всех! Поглотившая разум и душу!

- Три! – Игроки замерли на местах, прицеливаясь.

Третий шаг назад, поэт! Разговаривать надо с тем, кто тебя слышит, по крайней мере.

- я НЕ ХОЧУ умирать так и здесь! – полетел в Арлекина отчаянный вопль. — Слышишь, ты – режиссер хренов!

На лице клоуна усмешку сменило — презрение. Детский сад. Если невыполнимое желание ребенка надо гасить лаской, то такое желание от взрослого дяди – это признак того, что дядя не повзрослел. Даже став дядей. Идиот, — по науке. Как вы смотрите на идиотов? Жалость или презрение. Третьего не дано.

- Че-ты…! – четыре пальца двинули спуски четырех револьверов. Нажать на спусковой крючок не так-то просто. И тот, кто ни разу на спуск не давил – с первой попытки вряд ли это осуществит. Тот же, кто стрелял продолжительное время назад – не вспомнит свой навык мгновенно.

- я НЕ ИМЕЮ ПРАВА умереть так и здесь! – завопил в истерике поэт, делая четвертый шаг назад. Четы…!

По лицу клоуна пробежала искра. Презрение вмиг исчезло, но эмоция на замену не пришла. Не успела. Машина времени – полезная штука, жаль, что она вне нашего жанра, кукловод!

Бог встрепенулся, отшвырнул трубку и выбросил вперед руку с растопыренными пальцами! По прямой диагонали к поэту! Данте под воздействием невидимой силы отбросило на занавес. Тело поэта с такой силой потревожило блестящую ткань, что гардина рухнула на ковролин. Тяжелые оборки накрыли поэта, укутали его и опустили на пол.

- Fire! – залп из четырех револьверных стволов наполнил помещение грохотом.

Атмосфера окутанная пороховым дымом, наполненная запахом пота, пронизанная алкогольными парами и животными инстинктами. Гротеск! Фантасмагория! Невероятное нагромождение причудливых образов.

Четыре беса растерянно опустили руки с оружием. Тяжелое спертое дыхание – больше не слышно ничего:

- Что за такая хрень, где жертва?!..

Поэт под атласом! На ярко-красной ткани не видна кровь. Она ведь тоже ярко-красная. Поэтому непонятно: Данте полностью живой, ранен или труп.

Что-то ярко клацнуло. За спинами бесов.

- А?!..

Когда улавливаешь движение железа за спиной – то лучше повернуться к нему глазами. Правило, не требующее доказательств. И не подвергаемое отсрочкам. Игроки развернулись на клацнувший звук.

- Подстава, кто бы сомневался! – громко заржал Мечта над своей доверчивостью.

На столе задрана скатерть. У Арлекина в руках охотничий карабин торговой марки «WCF». На уровне живота. Такое ружье берут охотники, желая завалить кабана и медведя-барибала. Проверено патентным бюро! А испытания на бесах проведет Арлекин!

- Итак, можно ли завалить беса из винчестера? – с усмешкою выкрикнул кукловод. — Кто ныне первый? Банкир, не будем менять порядок!

- Неееет!.. – завыл в голос Dоу-Джонс. Он отбросил револьвер, закрыл лицо руками. Сжался. Напрягся. — Зачем только я вылез первым?! Лучше бы вон Мечта начал…

- Пожалуй, ты прав, банкир… — усмехнулся клоун, мгновенно переводя стол на наркоторговца. Парень не промах, чувствуется школа гангстерских разборов, уже вскинул револьвер. Опередить Арлекина захотел!

Выстрел!

В плечо Мечты впилась пуля .30-30, он выронил револьвер. В глазах ярость. В теле беспомощность. В голове тревога. Беспомощность тела к добру не приводит, пусть голова хоть лопнет от тревоги!

Выстрел — пуля .30-30 в рот. Литр крови, с обломками зубов, на ковролин. Мечта – покойник. Отлично, продолжаем испытания.

Доу-Джонс похож на кабана. Но жир – плохой проводник свинца в организм. Поэтому шесть пуль в сисястую грудь. Кровищи намного больше, чем предсмертного визга!.. Кто у нас медведь?

Медведи не плачут, потому что не умеют выделять слёзы. Вполне, что у них вообще нет слёзных желез. А Спирт плачет, и вытирает слёзы револьвером. Значит, медведь не он.

На, тебе, на! Фонтанчик из шеи — карабинная пуля в сонной артерии. Кровь выплескивается мощными неровными толчками. Заливая костюм и баки Эпохи 19-го столетия. Дальше! Дальше!

- Не время наблюдать. Совсем не… Так. Последний.

Конгрессмен и по совместительству порноделец.

- Ну, ты медведь! Говори, где медведь?!.. – заорал клоун.

А медведя нет. И не было. Есть толстый заяц. Пальцы до посинения сжали рукоятку револьвера, губы трясутся, а глаза… Вот глаз не видно за тонированными очками с диоптриями. Неприятное чувство: смотреть на человека и не видеть его глаз. Когда человек тебе неприятен – неприятней вдвойне.

- Who are you, clown?..{6}

Пиф-паф. Пуля пробила стекло очков и глубоко засела в глазном яблоке. Толстый rabbit упал навзничь. На ковролин из расколотого затылка вытекли мозги.

Вот так вот. Проводил испытания на бесах, а убивал все равно фауну… В каждом бесе живет либо зверь, либо животное. Реже – человек. Клоун повел перед собою рукой с карабином. В вытянутой руке. Поднял оружие вверх, покачал им в дымном воздухе. Цинично ухмыльнулся.

- Я — мистер Фэйс, ребятки. И вы это знали, когда сюда шли…

4. La Comedia E Finita

Отели класса «D» специально благоустраивают для своих клиентов только king-room.{7} В королевском номере всё по-королевски! И даже звонки на ваш мобильный телефон поступают от королевских особ! Не всегда, но такое случается, когда постоялец из числа величеств, высочеств и прочей титульной мишуры… Мобильный телефон лежал на тумбочке, в виде головы дракона, и упорно звонил. Абонент на экранчике высвечивался как «Queen». Суматошная рука, с фамильным перстеньком на пальце, сначала схватила дракона за зуб. Явно приняв зуб за телефон. Ошибка быстро вскрылась и рука легла на трубку. Звонок стих и послышался полусонный голос:

- Да, Ваше Величество!

- Привет, сынок! Как ты сам и как твои дела? – без предисловий, решительно и напористо, спросила трубка женским голосом.

Гостиничный номер мистера Принца заливало утреннее солнце. Лорд лежал на большой кровати, прижимая трубку к уху. В костюме Игрока: длинная синяя хламида. Красные кожаные сапоги валялись на персидском ковре. Платье Данте Алегьери.

- Мои дела… я сам… — Его Высочество лихорадочно соображал. — Я у себя в номере… Такие дела… Странно… — он заворочался на кровати, приподнимаясь на локтях. Кинул взгляд по сторонам. — О, Боже!

- Что странно? – в тоне послышались легкие нотки материнского беспокойства.

Лорд явственно вздрогнул, а рука с трубкой бессильно опустилась вниз. Сон. Вы видели сон, где узрели человека, который долго и методично пинал вас ногами по лицу. Забивая насмерть! Вам было больно, очень больно! Материнский голос избавил вас от кошмара, вы проснулись и увидели… его! Он сидит всего в трех футах, на краешке кровати, где вы лежите. Воочию! Вы видите холодные насмешливые глаза, вдыхаете запах табака и плюмажа, что «знакомый незнакомец» принес с собой. Вы ощущаете его! Он реален – убийца из вашего сна! Надо вскочить и убежать, куда угодно и как угодно! Но вы не можете это сделать. Потому что не испытываете страха, а причудливым образом вам интересно – кто же он и за что он вас хотел забить до смерти.

- Добро пожаловать в Америку, Ваше Высочество! Я рад нашему знакомству, — с чувством сказал Арлекин. В глазах – усмешка, в пальцах — сигарета.

Кажется, его зовут мистер Фэйс. Нет, не кажется, так и есть! Чёртов кукловод не снился, хотя во снах ему самое место. Это «лирика». Надо что-то ответить, а после что-то спросить! Только мысли вразброд, концентрации никакой. Сейчас бы чашку ароматного кофе!

- Мистер Фэйс… Где ваши актёры?!

Актеры – это те люди, что играют на сцене. И умирают, если надо, на сцене. А потом идут к себе домой. Чтобы на следующий день снова выйти на сцену и снова там умереть. И так раз за разом. Игрок же – это либо жертва, либо ублюдок, и никакой он не актер. Почувствуйте разницу, — как говорят у нас в Лос-Анджелесе…

- Актёры разъехались по домам, безумно счастливые, — театрал залез в кошель, достал и подал лорду платиновую банковскую карту. — Возьмите, мистер Принц! Я возвращаю вам ваш миллион.

Его Высочество без колебаний взял кредитку. От собственного миллиона не отказываются даже эксцентричные миллионеры. «King-room» всё же снимается на «king-money», именно так, и не иначе!

- Мне не нужны ваши деньги, так как я не чувствую себя вправе их взять! – мистер Фэйс поднялся и вышел прочь. Бросив через плечо: — Сделайте с деньгами то, что подсказывает ваша совесть.

Совесть подсказывает, что ничего подсказать сейчас не может!.. Чашка ароматного кофе для Его Высочества – единственное желание. Как её получить здесь, без особых усилий голоса и лишних телодвижений?

Мистер Фэйс всучил свой окурок портье и хмыкнул. «Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам судьбой»… Режиссер вновь возник на пороге king-room. Прошел назад – к кровати, наклонился, уперев руки в одеяло. Задорно подмигнул Игроку:

- Если захотите снова поразвлечься и пощекотать нервишки, то мы встретимся, Ваше Высочество. Я ангажирую вас в своём театре. А разнообразие программы вас приятно удивит! – театрал легко выпрямился и вышел совсем, оставив после себя ёмкое: — Goodbye.

- My Friend!{8} – прошептал Игрок во внезапном порыве души. В глазах – надежда, по телу приятные «мурашки».

Трель мобильного наполнила гостиничный номер тревожным звоном. «Королева» + «мать» по отдельности угрозы не несут, но вот в сочетании являются гремучей смесью! Вполне, что Америке уже объявили войну. И её причина – нерадивый сынок, что говорит в телефон странные вещи странным голосом. Без причины бросает трубку. Не перезванивает и не реагирует на новые звонки… Принц с блаженной улыбкой поднес телефон к уху и восторженно туда шепнул:

- Ваше Величество, извините меня… Просто я разговаривал с гениальным театралом! Это… потрясающий человек! Я обязательно представлю его вам!

To be continued…

2005

***

{1} — Фамилия Смит в англоязычных странах – то же самое, что Иванов в русскоязычных (прим. автора).

{2} — Спешите видеть! (пер. с англ.). Традиционное англоязычное приветствие перед началом шоу.

{3} — Градус виски Америка определяет по системе proof. Надо разделить proof на два, чтобы получить привычные европейцу градусы.

{4} — Я прав? (пер. с англ.).

{5} — Вперёд, режиссёр, вперёд! (пер. с англ.). Грамматически предложение намеренно искажено автором.

{6} — Кто же ты, клоун? (пер. с англ.).

{7} — В США нет классификации отелей, соответствующей европейской «звездной» системе. Deluxe (D) аналогичен «5»; Superior (S) – «4»; First Class (F) – «3»; Tourist Class (T) «2». (прим. авт.).

{8} — До свидания. Мой друг (пер. с англ.).


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru